Главная / Общество / Давайте не будем забывать погибших в Чечне солдат

Давайте не будем забывать погибших в Чечне солдат

Погибшие в Чечне

Давайте не будем забывать погибших в Чечне солдат

11 декабря 1994 года президент Борис Ельцин подписал Приказ № 2169 «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и публичной защищенности на местности Чеченской Республики». За приказом сходу пошел ввод войск на местность Чеченской Республики. О том, как кровопролитными очутились эти действия для частей русской армии и флота, до сих пор помнят современники и члены событий. Это был тяжелый Новый год.

Но сегодня в русских СМИ вы не отыщите упоминания об этом. Зато есть огромное количество публикаций об открытии монумента Солженицыну, о поминовении госпожи Алексеевой мин молчания на совещании Совета по правам человека, о трудностях правозащитника Пономарева, прошедшего буквально через административный арест. Но никто не удосужился вспомнить о потерях в первую чеченскую. Но они достаточно значительны. По данным, размещенным в книжке «Российская Федерация и СССР в войнах (конфликт между политическими образованиями — государствами, племенами, политическими группировками и так далее, — происходящий на почве различных претензий, в форме вооружённого противоборства,) XX века: статистическое изучение», федеральные силы утратили в данной войне: погибшими – 5042 человека; пропавшими без вести – 690 человек; ранеными, контуженными, травмированными – 17 892 человека.

Такая забывчивость державы о людях, отдавших собственные жизни ради ее существования, вызвала в Спец сети определенное недовольство.

Обсуждая эту тему со своим товарищем по рязанскому воздушно-десантному училищу, сейчас полковником, которого, по его просьбе, назовем Иванов, я вызнал, что он проходил в то время службу в спецназе Тихоокеанского флота и воспринимал соучастие в 1-ой чеченской кампании. Я попросил его поведать о том времени. И вот что он вспомнил.

Где Северный Кавказ и где Краснознаменный Тихоокеанский флот РФ в самом начале дальнего 1995 года? Географически – не вблизи. По меркам же войны и нашей военно-транспортной авиации – совершенно рядом.

«1-ый» по счету батальон 165-го полка морской пехоты (165 пмп) 55-й дивизии морской пехоты (дмп) улетел в Чечню сходу после Нового года.

Командир роты – капитан Клиз Роман Владимирович* – говорил, что перед отправкой их укомплектовали матросами с надводных кораблей, подводных лодок, различных складов, баз, совершенно необученными. Люди не имели простых военнослужащих способностей. И вдруг: морская пехота – войска резвого реагирования, командировка в район со сложной оперативной обстановкой, а проще говоря – на войну.

Роман гласил о тех предновогодних деньках: «Выйдешь на полчаса в город семью повидать, кругом подготовка к праздничку. Елки, обсуждение подарков, торжественное настроение, радостный хохот. Вернешься в полк – поспешная подготовка к войне, томная нервная работа командиров всех степеней и матросов, заполненные страхом глаза свежеиспеченного морпеха, тягостный мрак».

Когда батальон выдвигался к большому десантному кораблю (БДК) для предстоящего следования в направлении авиабазы Кневичи, матросы, изнывая от тяжелой ноши, роняли автоматные магазины, ватные спальники, другое снаряжение. Первоначальный их маршрут был усеян военным имуществом, основной, прошедший через войну, путь – овеян героизмом.

«2-ой» батальон дмп входил, приблизительно, буквально через три–четыре недели и формировался на базе 390-го полка морской пехоты (390 пмп), дислоцировавшегося в Славянке. В состав этого подразделения была введена разведывательная группа специального предназначения (РГСпН) из состава (предмет (множество), включающий (включающее) в себя множество частей (элементов, компонентов), а также описание качества, количества и иных характеристик частей такого предмета (множества)) войсковой части с острова Российский. Если дивизия заходила в состав Береговых войск, то войсковая часть специального предназначения – в состав разведки флота. Различные задачки, другая подготовка водолазов-разведчиков, применимая укомплектованность личным составом, вооружением, техникой, спецсредствами.

С Российского маршрут простой: Подножье – 36-й причал Владивостока (паром «Уссурийский залив») – Славянка (паром «Бригадир Ришко»).

Прибыли, представились командиру полка, разместились в Ленинской комнате роты, пошли глядеть батальон, знакомиться. Побеседовали с матросами. Все они, собранные с флота (крупное объединение кораблей и членов их экипажа как правило под единым командованием), только лишь что стали морскими пехотинцами. Об уровне подготовки гласить не приходилось. Нереально дискуссировать то, чего не было. Офицеры тоже прибыли из разных частей, лишь немногие служили в 390-м пмп.

Возвратились в личную Ленкомнату, поужинали, оценили обстановку: приняли решение помогать братьям-морпехам, для чего произвели рассредотачивание личного состава РГСпН по подразделениям батальона. Жить в таковой обстановке автономно сочли неосуществимым, подлым. В отличие от «первого» батальона, беря во внимание временные недоделки наших сил в Чеченской Республике, мы получили «манну небесную» – неделю или две на боевое слаживание, огневую подготовку.

Взялись за работу. Когда стали учить людей (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры) необходимому на войне, нам поверили, пошли за нами, за иными офицерами батальона. Матросов берегли, но не жалели. Разъясняли морпехам толк всякого маневра, направленного на выполнение поставленной задачки, сохранение жизни товарища, собственной. В силу очень малозначительного отведенного на подготовку времени применяли и простейшее натаскивание. Понимали: нужно хоть что-то успеть. Посчастливилось чуть-чуть дать рукопашный бой.

Проводили недлинные собрания, ведали про боестолкновения: как ощутили их, восприняли когда-то. Гласили с юмором, ненавязчиво. С офицерами – раздельно. Учили их не выделяться элементами формы одежды, не махать руками, не проявлять волевой командирский голос, выдвигаться в середине взвода, роты, маскировать радио, править подразделением неприметно для супостата, но отлично. Позже весьма посодействовало.

Было холодно. Не было отопления. Разведка и офицеры (должностное лицо силовых структур: вооружённых сил, в некоторых государствах полиции (милиции)) охрипли, но батальон пробудился, зашевелился, запамятовал ужас, «развернул плечи» и состоялся в рекордно недлинные сроки. Это была еще одна малая победа нашего духа, победа над криминальной никчемностью начальников, управляющих. Это был явственный луч, направленный в наилучшие для державы времена из «болота» так именуемых «90-х». Это была наша общая песня.

До сих пор с чувством искренней благодарности вспоминаю личный состав 390-го пмп: от командира, офицеров штаба и управления до командиров и матросов штатных батальонов (формирование, основное тактическое подразделение в сухопутных войсках, воздушно-десантных войсках, береговых войсках и других войсках).

Братья мои! Вижу Ваши лица. Но моя предстоящая служба сложилась так, что забыть фамилии – простительно, да и лет сколько прошло… Записей, к огорчению, не вел, было чем заняться за исключением. Очень низкий поклон вам, дорогие, за войсковое стрельбище, достаточный боезапас, совет, поддержку. Разве все перечтешь? Отдельный поклон тылу полка, дивизии. Всегда были одеты, сыты.

Бывали и печальные обстановке. Предки военнослужащих моряков, проживавшие тогда в Приморье и рядом, приезжали на Славянку, входили в полк и увозили собственных отпрысков от грядущей войны. Остающиеся пацаны все понимали, но глядеть на них в эти мин было жутко. Создавалось непередоваемое впечатление, что вся наша работа ломается в одночасье.

Помню, один-единственный матрос заартачился, мол: «Не поеду домой! Я со всеми, в Чечню! Позже вернусь». Серьезно так. Все другие загордились. В их очах все прочитывалось сходу. И пошли дети на войну. Про нее очень много написано умными людьми, профессиональными литераторами и поэтами, репортерами. Для нас всегда было принципиально прочесть об этом у тех, кто прошел боевыми тропами сам, кто выжил и отыскал в себе вероятность поведать иным.

На Востоке нашей державы достойные люди сделали «Книжку памяти». Очень низкий поклон тем, кто помнит и хранит нашу победную, но ужасную иногда историю.

Всегда удивлялся чести, совести, терпению, ратному труду военных срочной службы, в особенности в тот период, когда убивали нашу страну. Даже тогда мужчины приходили на службу по призыву и достойно защищали нас. Эта томная работа не была их профессией, но они лицезрели нечто, за исключением собственных родных, ближайших, за исключением собственных домов, достойное их защиты, их жизней. Очень низкий им поклон.

Начиная с 1997 года ряд офицеров морской пехоты и специальной разведки Краснознаменного Тихоокеанского флота служат в Региональном отделе специального предназначения УФСБ РФ по Приморскому краю. За их плечами очень много сложной и славной работы, как на Далеком Востоке, так и в других регионах державы и мира – с еще более сложной оперативной обстановкой. К огорчению, как и раньше есть утраты. Неприятели наши меняют форму агрессии, но не меняют собственной сути.

Потому мы не имеем права запамятовать. Буквально через год – 20 5 лет Приказу № 2169 и вводу войск в Чечню. Давайте не забудем!

*Подполковник Клиз умер в 2008 году на Северном Кавказе, проходя службу уже в Региональном отделе специального предназначения УФСБ РФ по Приморскому краю.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан