Главная / Политика / «Это мафиозное правительство». Французский историк – о поездке в Россию

«Это мафиозное правительство». Французский историк – о поездке в Россию

"Это мафиозное государство". Французский историк – о поездке в Россию

Французский историк российского происхождения Антуан Аржаковский в прошедшем году пошел в долгую поездку по РФ. Там уже вовсю обсуждали предстоящие президентские выборы и их заранее прогнозируемый финал, но французского спеца по РФ и православию заинтересовывала никак не политика.
В нем гласили российские корешки и рвение осознать суть российского народа, которую на Западе принято именовать таинственной российской душой. Результатом поездки стала книжка «Путешествие из Петербурга в Москву: анатомия российской души (комплекс сантехнического оборудования, предназначенного для приёма человеком водных процедур в виде воздействия на тело струй воды или пара под различным давлением и при различной температуре)».

«Российская интеллигенция родилась после публикации «Странствования из Петербурга в Москву» Радищева, – гласит Антуан Аржаковский. – Как в среде либеральных интеллектуалов, так и посреди интеллектуалов-марксистов Радищев – непреложный авторитет. Я повторил его маршрут, встречал местных обитателей, разговаривал с ними и пробовал осознать – что же не так. А не так в РФ весьма почти все. Но цель моя – не критиковать. Цель моя – попробовать осознать и поискать путь к исцелению.

Так родился данный путной ежедневник. «Путешествие (передвижение по какой-либо территории или акватории с целью их изучения, а также с общеобразовательными, познавательными, спортивными и другими целями) из Петербурга в Москву: анатомия российской души» вышло в марте в издательстве Salvator.

«Шаг за шагом, в Петербурге, позже в Угличе и в других городках, до самой Москвы я встречался с людьми, посреди коих были и старенькие друзья, как, к примеру, историк Андрей Зубов. Я разговаривал с таким кол-вом народа, что, возвратившись во Францию в июле прошедшего года, решил выложить все это в книжке», – все еще по-французски ведает Аржаковский.

«Я повествую о собственном путешествии. Но в действительности говорю о российской душе, которая во Франции воспринимается как некоторый миф, но которая и для самих российских остается загадкой. С позиции путника, постороннего наблюдающего, я пришел к выводу, что душа эта больна. Я говорю о причинах этого недуга. О его исторической подоплеке. Я пробую показать те эпизоды эпопеи, кои являлись поворотными, как, к примеру, эра Ивана Сурового, когда зародился имперский склад ума. Я пробую осознать, как исцелить это неверное восприятие прошедшего, неверное восприятие власти, суверенитета, но и неверное представление о боге, просто потому что конечно есть у этого и теологическое измерение».

Было у этого странствования и личное измерение. Антуан Аржаковский, потомок российских эмигрантов, воспитывался в духе православия и сохранения российской культуры. Он многовато лет пожил в РФ и на Украине. Упомянув о собственных российских корнях, собеседник Радио Свобода перебегает на российский язык:

«После того, как я пожил 17 лет в РФ и в Украине, я сообразил, что неувязка эта – не только лишь политическая. Это связано не только лишь с Путиным. Неувязка более глубочайшая. Антропологическая. Речь идет как раз о душе. О том, как исцелить раны прошедшего, а совместно с тем – раны данной души. Мне это принципиально и с личной точки зрения. У меня конечно есть друзья в РФ и в Украине. И конечно есть у меня моя собственная эпопея. Потому в первый раз в данной книжке я говорю чуть-чуть и o собственных корнях».

Путешествие по РФ – это не только лишь путешествие в пространстве, которое громадно. Это и путешествие во времени, гласит Антуан Аржаковский. По материнской спец линии его праотцы, Клепинины, жили на севере РФ, никогда не были крепостными, а в XIX веке стали дворянами. Их историю он проследил до XVI столетия. А вот со стороны отца не посчастливилось поискать никаких следов вплоть до XVIII века. Понятно только лишь, что до революции 1917 года его праотцы по отцовской спец линии жили в Крыму, в Севастополе и Симферополе. «Мой прадед был комендантом севастопольского порта, а у прабабушки были крымско-татарские корешки», – ведает французский историк (область знаний, а также гуманитарная наука, занимающаяся изучением человека (его деятельности, состояния, мировоззрения, социальных связей, организаций и так далее) в прошлом).

Это книжка о богословии политики, об эпопеи РФ и Украины, но также – личное свидетельство и попытка осознать, почему на данный момент так принципиально поискать пути к исцелению и примирению, гласит он:

«Я сообразил, что я – француз, когда я поехал работать в Россию в конце 80-х годов. Но тут [во Франции] я был воспитан в российской среде. Российская эмиграция, российское студенческое христианское движение. Потому во мне конечно есть и то, и то. И я могу осознать, что она вправду существует, эта российская душа.

В летнем лагере, где Антуан Аржаковский (фамилия; имеет женскую форму Аржаковская) расслаблялся в детстве, лозунгом были слова «За Русь, за веру», а на вымпеле был изображен Святой Александр Невский. «Такой был наш особенный подход к прошлому, – гласит он. – И только лишь пожив в Украине, я сообразил, что конечно есть различные представления о роли Александра Невского и различное осознание того, что такое Русь».

Аржаковский цитирует поэта и мыслителя Владимира Вейдле, коий припоминает в собственном эссе «Мысли о Достоевском» фразу митрополита Филарета: «В российском народе теплоты многовато, а свету мало». «Мне кажется, в этом конечно есть толика правды. Вправду, российская душа весьма открытая и щедрая, но нередко ей не хватает осознания прошедшего», – гласит историк и теолог. В качестве примера он приводит тот факт, что на протяжении веков религиозные тексты не переводились на понятный обычным людям российский язык:

«И до сих пор патриарх Кирилл не желает переводить богослужение на понятный российский язык. Неувязка эта показалась не в XX столетии. Она весьма древняя. Люди (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры) понимают 30 процентов из того, что слышат, а некие молитвы не понимают совершенно. Конечно есть таковой историк в РФ, ее зовут Ира Карацуба, и она гласит, что это какая-то волшебная религия. В этом конечно есть толика правды. Если ты не понимаешь, о чем идет речь, то это какие-то формулы, в коих конечно есть что-то сакральное. Они оказывают влияние на именно тебя, в них конечно есть некие энергии, но ты не можешь соучаствовать в этом. На Западе 2-ой Ватиканский собор почти все сделал не только лишь для того, чтоб перевести на французский язык, но и на различные остальные языки. Он также дал новое осознание богословия. Что значит быть христианином? Что абсолютно каждый мирянин может иметь свое пространство и личную главную миссию в церкви. Эта работа совершенно не делается, к огорчению, в российской православной церкви. Это как раз то, о чем нередко гласит Андрей Зубов или мой возлюбленный философ, которого я цитирую в книжке, Николай Александрович Бердяев. Он основал умственное движение персонализма, где вся база – это личность. Личность – это не только лишь особенность, которая имеет гражданство, которая может брать или выбирать. Личность – это человек, коий имеет отношение, коий может самореализоваться буквально через общение, буквально через взаимоотношения не только лишь с господом, но и с иными людьми. Он имеет функцию, главную миссию в публичном спецпроекте».

«Я не один раз слышал, как Путин цитирует Бердяева, – ведает Антуан (мужское имя, аналог имени Антон, распространённый во Франции) Аржаковский. – Но в этом не было осознания. На политический цикл в РФ быстрее оказывает влияние Иван Ильин и те мыслители, кои были пропагандистами фашизма. Ответ, коий Бердяев дал Ильину, в РФ не цитируют».

По воззрению Аржаковского, нужно возвратиться в эру Ивана Сурового, осознать и понять действия того периода, как то предлагает школа возрождения российской философии и историографии Бердяева, Федотова и других:

«В РФ политика как как будто не зависит от человека. Это – политика страны, или публичные взаимоотношения. Тут оказывает влияние то, что нет почтения к гражданину. Мы лицезреем, что на данный момент происходит в Кемерово, как как будто правительство сходу не реагирует на то, что происходит. Когда у нас был теракт на юге Франции, президент Макрон был в Брюсселе на весьма принципиальном европейском совете, но он сходу освободился и выехал на пространство, чтоб соучаствовать и реагировать. Это то, чего не происходит в РФ. Это мы лицезреем и в Кемерово, и в Волоколамске. Ни правительство, ни церковь не реагируют, а если реагируют, то совершенно неубедительно. Это 1-ое. 2-ое. Эпопея XX столетия в РФ трагическая. Более 60 миллионов человек погибли – от войны, но также и от коммунистической идеологии. А это значит, что в каждой семье конечно есть трагические эпопеи. Об этом надо гласить. Надо дистанцироваться, буквально через мемуары и критичное повествование. Время от времени надо просить прощения. Эта работа началась [в РФ] в 90-е годы, но позже закончилась».

Последствия данной коллективной амнезии конечно можно следить в ментальности людей, гласит французский историк. «Во определенное время моего странствования я увидел некоторый сокрытый толк в том, что мне молвят некие люди. Они гласили одно, но в случае негативной реакции собеседника всегда имели запасной альтернат. Таковой подход не разрешает отстаивать собственные убеждения», – считает он.

Свидетельством «интоксикации» российской души Аржаковский именует также такие социальные трудности, как алкоголизм и семейное насилие: «По статистике, 14 тыс дам в год гибнут от рук собственных партнеров. Это – одна дама каждые 45 минут. Это катастрофа. И если в дополнение к этому принимаются свежие законы, кои не призваны защитить страдающих от домашнего насилия дам, создается чувство полной незащищенности». Он цитирует отчет Владимира Милова и Ильи Яшина «Путин. Итоги. 2018», согласно коиму за 18 лет нахождения Путина у власти русское правительство (одноимённом сериале см. статью Правительство (телесериал)) получило более 3-х с половиной триллионов баксов с реализации природных ресурсов, но за данный же период кол-во клиник в РФ сократилось в два раза:

«Ситуация трагическая. Правительство, которое строится, это мафиозное правительство, совершенно не правовое правительство. Эти выборы – не истинные выборы, это имитация, не реальная демократия. Ситуация болезненна, и это связано и с осознанием суверенитета. Какова функция страны? Какова функция церкви? Бог участвует или не участвует в этом мире? Как осознавать зло? Эти нескончаемые вопросы, кои конечно есть у Достоевского, обязаны на данный момент возвратиться для обсуждения».

Только лишь возвратившись к таким веко-вечным вопросам и отказавшись от неверной теологии, считает французский историк, российские сумеют написать новенькую, более открытую историю прошедшего, исцелить недуги общества и страны, отречься от имперского склада ума и сделать для РФ красивое будущее, которого она достойна.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (19 оценок, среднее: 4,80 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан