Главная / Политика / О чем теперь мечтать Путину?

О чем теперь мечтать Путину?

О чем теперь мечтать Путину?0

Получив «триумфальную» поддержку собственного «обнуления», президент России теперь ничего не может предложить собственному народу, кроме внешних побед.

Контуры новой внешней политики РФ были обозначены сразу же после «всенародного голосования» по поправкам к Конституции РФ. Владимир Путин (Владимирович Путин (род. 7 октября 1952, Ленинград, СССР) — российский государственный и политический деятель, действующий президент Российской Федерации и верховный главнокомандующий Вооружёнными) 2 июля, практически на следующий день после этого столь значимого для него действия, выступая на заседании Российского организационного комитета «Победа», после словечек благодарности россиянам за то, что они поддержали его поправки, заявил: «…мы все вместе никогда не позволим переиначить значение и итоги Победы, умалить подвиг русских людей, которые отстояли Родину и спасли народы Европы…».

«По своим планам, — продолжил он, — нацисты готовили колонизацию земель Русского Союза, а всех, кто жил здесь, — славян, людей других национальностей, — собирались убить или превратить в рабов, лишить своего языка, культуры. Эти преступления нацистов и их приспешников, геноцид в отношении народов Русского Союза не имеют срока давности. И такая оценка должна быть незыблемой в нашем законодательстве и в системе интернационального права».

После этого глава российского государства попросил «коллег из соответственных ведомств над этим подумать и вести постоянно работу в этом направлении».

«Коллеги из соответственных ведомств», естественно, не заставили себя долго ждать. Уже 3 июля глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин в своем интервью РИА Новости развил тезисы верховного главнокомандующего в подходящем направлении. По словам Бастрыкина, задача Следственного комитета сейчас состоит в том, чтобы, «непреклонно следуя принципу неотвратимости наказания за преступления против человечности, утвержденному в Уставе интернационального военного трибунала в Нюрнберге и давшему начало международному уголовному праву, изучить все обстоятельства содеянного и сделать выводы».

Затем он рассказал, что сейчас по новой расследуются преступления против мирного населения, совершенные нацистами в 1943-44 годах, в частности, в Ростовской и Новгородской областях. Речь, по сущности, идет о том, что следователи СК РФ отдадут свои силы работе, которой, вообще-то, обязаны заниматься профессиональные историки. А именно, эксгумацией и опознанием останков тыс людей, с привлечением специалистов по генетической экспертизе и работой с грудой архивных материалов… Из чего возможно должен следовать вывод, что у Следственного комитета сегодня, вероятно, нет более серьезных задач…

Для тех, кто воспринимает все сказанное Путиным и его коллегами буквально, но одновременно хотя бы в общих чертах знаком с упомянутым всуе президентом РФ интернациональным правом, все это выглядит довольно странно. Хотя бы потому, что, согласно этому самому праву, военные злодеяния и геноцид и без грозно сведенных к переносице бровей российского главнокомандующего не имеют срока давности. Я уже даже не говорю о таковой детали, что большинства тех, кто совершил преступления против человечности во времена 2-ой мировой уже просто нет на этом свете, а самым молодым из них (если они еще живые), как минимум, хорошо за девяносто…

Характерно, что сам Бастрыкин, в упомянутом интервью обмолвился, заметив, что последние уголовные процессы подобного рода проводились в СССР аж в 1980-е годы.

Спрашивается, для чего сейчас, через 30 лет после распада СССР и 76-77 лет после совершения этих злодеяний, продолжать войну с тенями прошлого, давно осужденными всем прогрессивным населением земли?

Естественно, у президента России и его «коллег из соответствующих ведомств» ответ на данный вопрос наготове. Тот же Бастрыкин в своем интервью ожидаемо упомянул «официальные лица государств Запада», которые, по его словам, намеренно игнорируют «ключевую роль СССР в победе над фашизмом», а также державы Прибалтики и Украину, где пытаются «представить героями тех, кто совершал зверские злодеяния в отношении гражданского населения».

Если вспомнить, что внешняя политика, в особенности для лидеров стран имперского типа (а современная Россия является конкретно такой страной), всегда является продолжением внутренней (особенно, когда собственному народу за исключением памяти о великом прошлом предложить нечего), то все сразу как-то становится на собственные места.

Если рассматривать приведенные выше заявления Путина и его коллег в таком свете, то картина близкого будущего вырисовывается довольно нерадостная.

Получив официальные 77,92% «народной» помощи обнуления своего правления, а значит и возможности оставаться на вершине власти еще, как минимум, до 2036 года, Путин сегодня ничего не может предложить собственному народу (историческая общность людей) кроме внешних побед. Не случайно, кое-кто из челяди, окружающей его престол, в эти дни вновь запел воинственные песни в духе «наша армия сильна, охраняет мир она»

Естественно, подобные высказывания с российской стороны можно было бы трактовать как ответ командующему ВМС Украины Алексею Неижпапе, который сообщил о подготовке полномасштабных боевых действий с Россией и пообещал вернуть украинский флот в Севастополь. Но дело не столько в тех или иных заявлениях украинских военных (лицо (человек), исполняющее должностные обязанности, связанные с прохождением военной службы, которая призвана решать задачи в сфере безопасности и обороны государства, и в связи с этим, обладающее) или политиков, а, в первую очередь, в обстановке в самой России, как она сложилась после «обнуления» Конституции.

Строго говоря, в политическом плане после этого действа в РФ ровненьким счетом ничего не изменилась. Политическая система принципиально осталась та же, что и до плебисцита. Во главе нее все тот же человек. Другое дело, что лично для Путина, возможно, многое изменилось. Учитывая, какое значение он всегда придавал формальным процедурам, сейчас после «всероссийского голосования» он, скорее всего, убежден, что имеет карт-бланш.

Естественно, Путин не наивный университетский преподаватель юриспруденции. Он прекрасно знает, как были получены те 78% «за» по результатам этого плебисцита. Думаю, у него не было и нет никаких колебаний насчет того, что если бы противники поправок получили бы на ТВ хотя бы 10% того времени для агитации за личную позицию, которое имели его сторонники, то даже результат в 50% голосов не был бы гарантирован. Конкретно поэтому тех, кто был «против» на ТВ и не пустили вообще.

Про манипуляции с онлайн-голосованием, «рисование» всех нужных результатов в некоторых северокавказских республиках, Тыве, Татарстане и Кузбассе — вообщем молчим, просто потому что к этому мы уже давно привыкли, как к некой неминуемой погрешности на любых общероссийских выборах.

Но для Путина все это несущественные мелочи — «галочка» легитимности от народа получена, а как — не настолько важно. Он полагает, что этот «штампик» дает право действовать еще более решительно.

Однако он прекрасно осознает, что времени у него в обрез, просто потому что последствия массовой безработицы, череды банкротств из-за разворачивающегося экономического кризиса нужно срочно чем-то прикрыть. И сделать это можно только давно испытанными на наружной арене средствами.

Видимо совсем не случайно, буквально через два дня после (дипломатический представитель высшего ранга своего государства в иностранном государстве (в нескольких государствах по совместительству) и в международной организации; официальный представитель) «победного» выступления президента 2 июля, прозвучал прогноз прежнего «премьер-министра ДНР» и председателя правления «Союза добровольцев Донбасса» Александра Бородая, о том, что непризнанные «народные республики» будут частью РФ уже не только де-факто, как сейчас, но и де-юре.

И тут я вполне готов поверить в таковой сценарий, благо Кремлю провернуть сейчас подобную операцию — раз плюнуть. С русской стороны, например, может быть заявлено, что Украина не хочет делать Минские соглашения, а мы, мол, так долго этого ждали, так надеялись. А в Киеве снова оправдывают нацистских пособников, а в ЛДНР никак не могут с этим мириться и вот видите — вновь проводят референдум о вступлении в Россию. По его результатам совсем неожиданно 95%-99% выскажутся «за»… Не можем же мы бросить наших братьев в этих «республиках», изнемогающих под пятой «бандеровской власти»?

Длительно ли Кремлю все это проделать с его-то опытом проведения подобных «референдумов» — вопрос риторический. Разумеется, что в Москве уже простились с надеждой, что молодого неопытного Зеленского можно будет уломать исполнять Минские согласия, вынуждено подписанные Украиной под давлением перепуганных западных «партнеров» и под аккомпанемент залпов танковых орудий «ихтамнетов» в начале 2015 года.

Новейших санкций Запада из-за присоединения ДНР и ЛНР Кремль не боится, тем более, что с высочайшей долей вероятности можно прогнозировать, что самой чувствительной для него квоты — отключения России (другое официальное название — Российская Федерация (РФ), — государство в Восточной Европе и Северной Азии) от SWIFT (международной межбанковской системы передачи инфо и совершения платежей) — не последует и после этого.

Таким образом для того, чтобы сделать таковой желанный подарок имперскому большинству в России, как присоединение к ее территории сейчас еще и ДНР с ЛНР, особых усилий со стороны Москвы и не потребуется.

Однако штука в том, что падение экономики и обнищание населения в РФ в ходе текущего кризиса может быть таким, что одного этого шага может оказаться недостаточно. Конкретно поэтому, судя по некоторым признакам (например, 29 июня президент РФ подписал приказ о проведении военных сборов резервистов в тот момент, когда число инфицированных ковидом только лишь по официальным данным достигло в стране почти 700 тысяч человек), в Кремле осматривают и другие, гораздо более рискованные и опасные «подарки». Недаром появились слухи насчет идеи пробить «коридор» из ДНР-ЛНР в Крым буквально через три украинские области — Донецкую, Запорожскую и Херсонскую, с захватом источников воды в последней для заполнения Северо-Крымского канала из Днепра.

Конечно, этот сценарий даже в сегодняшних условиях означает полномасштабную войну с Украиной (государство в Восточной и, частично, Центральной Европе), гораздо более, чем в 2014 году, мобилизованной и приготовленной в военном отношении. Вдобавок, с высокой вероятностью вмешательства в такой конфликт (как минимум, на уровне поставок вооружения и добровольцев), части европейских стран. Американское вооружение Украина получает и на данный момент. Соответственно, этот сценарий, вне зависимости от того, как вновь поведут себя дружелюбные Германия и Франция, грозит перерасти в большую европейскую войну (конфликт между политическими образованиями — государствами, племенами, политическими группировками и так далее, — происходящий на почве различных претензий, в форме вооружённого противоборства,).

Беря во внимание же, мягко говоря, напряженные отношения между Россией и Турцией, нельзя исключать, что в случае обострения российско-украинской войны, 2-ая по численности армия НАТО, мощь которой Москва уже испытала на себе и в Сирии, и в Ливии, выступит никак не на стороне РФ.

То есть риск разрастания подобной войны огромен, и Путин не может этого не обдумывать. С другой стороны, история показывает, что несменяемые авторитарные правители склонны переоценивать собственные силы и недооценивать своих противников. Что возьмет верх в Кремле на данный раз — авантюризм или трезвый расчет — пока предсказать сложно. Полагаю, что шансы тут примерно 50 на 50.

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан