<a href="https://www.instaforex.org/ru/" rel="nofollow">ИнстаФорекс портал</a>
Политика

Повторится ли в Киргизии белорусский сценарий?

Повторится ли в Киргизии белорусский сценарий?0

В республике грядут выборы парламента. Президент КР уже предостерег любителей «тюльпанных» переворотов от раскачивания обстановке, но Москве стоит забеспокоиться.

В Киргизии 4 октября состоятся парламентские выборы, агитационная кампания уже началась. Центризбирком для соучастия зарегистрировал 15 партий, на 120 мест в законодательном органе претендуют 1912 человек. Обстановка намедни выборов (принятие кем-либо одного решения из имеющегося множества вариантов) не слишком благоприятна для власти: это и достаточно тяжелая эпидемиологическая ситуация в связи с пандемией COVID-19 (считается, что на помощь популяции поскупились), и внутриполитическая рознь, и высокий уровень коррупции в стране. А также «фантом» белорусских событий, полностью привычных для киргизов, имеющих опыт «революций», ни одна из которых, правда, не сделала их счастливее.

Президент Сооронбай Жээнбеков предупредил: в отношении сил, которые «по старенькой привычке» захотят воспользоваться выборами для раскачивания политической ситуации, «будут приняты нужные упреждающие меры». Вслед за этим «строгим предупреждением» на время предвыборной кампании в Киргизии остановили работу оружейных магазинов, идет проверка владельцев охотничьего, служебного, наградного вооружения, мест их хранения, а также охранных агентств.

Напомним, что во время избрания Жээнбекова властвующей партией была социал-демократическая во главе с предшественником действующего лидера Алмазбеком Атамбаевым. Он в ноябре 2017 года протащил в президенты Сооронбая Шариповича, предполагая, что тот «рассчитается» за эту услугу. Атамбаев претендовал на теневое правление, однако его протеже очутился не так прост — взял всю полноту власти в собственные руки. Экс-президент, имея огромное количество сторонников, в ответ правящую партию расколол, но это ему не сильно помогло — как известно, он уже пошел в тюрьму на 11 с лишним лет, и это только по первому приговору

Считается, что на данный момент в Киргизии нет правящей партии, а сам президент — беспартийный. Но есть правящая сила и аффилированные с ней партии. Так кого можно считать победителями предвыборной гонки и как она будет проходить? Скорее всего, большую часть мандатов в парламенте возьмут те самые «аффилированные» партии — «Биримдик» и «Мекеним Кыргызстан». Обе владеют значительными финансовыми и человеческими ресурсами. Первую условно можно именовать «евразийской» — она выступает за соответствующий вектор развития Киргизии. Ее человечий и, так сказать, «статусный» охват широк — это известные лица в сфере бизнеса, спорта, мира гос чиновников и т. д. Привечает она также молодых и успешных.

Вторая тоже имеет очень «продвинутый» электорат и довольно крепкие позиции в регионах, у нее много «собственных людей» в местных органах самоуправления. «Мекеним Кыргызстан» агитирует за реформы в различных областях, широкое применение цифровых технологий. Заметим, ни у одной из этих 2-ух партий нет ярко выраженного лидера. Словом, «харизма» отсутствует, хотя есть денежные средства, связи и «зеленый свет», зажженный для них властью. С большой долей вероятности в парламент могут попасть еще 3-4 партии. Так что фасадный план многопартийности Жээнбеков, возможно, выполнит.

Напомним, Киргизия является парламентской республикой, однако только лишь формально — вся полнота власти сосредоточена в руках президента, что вызывает довольно серьезные нарекания и в его адрес, и в адрес законодательного органа. Вероятно, во время предвыборной гонки партии (часть чего-либо, подмножество в составе некоего множества: Политическая партия Партия — часть игры, либо игра целиком) сделают ударение на том, что их представители будут лучше, чем нынешний парламент, «отражать чаяния народа» и делать его «заказы». Основные из них известны: борьба с коррупцией, независимая судебная власть, совершенствование экономики, предоставление полноценных социальных гарантий, сокращение бедности, значимый рост рабочих мест. Все это было обещано и на прошлых выборах, но воз и сейчас там. И это неудивительно: в правительстве Киргизии за последние 10 лет сменилось 9 премьеров, что очень негативно отразилось на развитии экономики и, соответственно, инвестиционном климате.

Думается, что октябрьские выборы будут существенно отличаться от предыдущих, поскольку к имеющимся вызовам и экономическим провалам добавился новый — эпидемия, и сейчас вопрос упирается в физическое выживание как с точки зрения медицины, так и денег. И если новый парламент (высший представительный и законодательный орган в государствах с разделением властей) только и будет делать, что «смотреть в рот» президенту, в Киргизии с большой вероятностью начнутся массовые выступления, при этом и без «цветочно-бархатного» заказа извне.

Жээнбеков сказал, что решение о проведении выборов конкретно сейчас было принято для сохранения в стране политической стабильности. Но он отметил, что «в стране бывают ситуации, когда меньшинство не хочет подчиняться большинству, пытаясь поискать другие, радикальные пути решения, и навязывая свое мнение». Говоря это, предугадает ли он выплескивание протестных настроений на улицу?

Как сказал Sputnik политолог Марс Сариев, на фоне событий в Белоруссии, если они не стихнут в ближайшее время, существует риск дестабилизации обстановки в Киргизии, Казахстане, а потом и на Кавказе — «будет эффект домино». Тем более, подчеркнул он, что во многих партиях есть спецпредставители прозападных НПО, которые потребуют пересмотра результатов: «Ведь патовая ситуация в Беларуси тоже появилась из-за попыток заигрывания с Западом и лавирования между ним и Россией».

Обычно, продолжил он, для «раскачивания лодки» употребляются выборы или межнациональные конфликты. Так что, независимо от результатов, попытки дестабилизации в Киргизии (официально — Киргизская Республика (кирг) будут, «тем более, что предпосылок для протестных настроений очень много».

Глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович также в комменты sputnik.kg сказал о том, что «протесты и митинги, очевидно, будут, и есть риск, что они могут вырасти в беспорядки, но их интенсивность пока не ясна». По его мнению, «предотвратить развитие такового сценария можно лишь разумными действиями властей, а политические партии в ходе предвыборной кампании могут значительно сократить негатив, если будут адекватно воспринимать реальность».

Но были ли разумными действия властей Киргизии до сих пор, и не был ли еще действующий парламент державы самым недееспособным? И что является критерием «адекватного восприятия реальности?» Для всех он различный. Можно исходить из того, что революции крайне редко изменяют жизнь государств и людей к лучшему, а также, имея в виду террористическую уязвимость стран Центральной Азии, стоит помнить о том, что в революционном хаосе угрозы защищенности региона в разы увеличиваются. Это один подход.

Но в тоже время: доколе людям вытерпеть коррупцию, нужду, неадекватные ответы властей (это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению) на их законные и естественные запросы, для неудовлетворения которых постоянно находятся оправдания? Теперь вот — пандемия. И «рука зловредного Запада». Да, она «не отменена» на постсоветском пространстве, и не только лишь на нем. Но происками «звездно-полосатого врага», конечно, удобно прикрываться, однако и самому не стоит плошать.

Российская Федерация, разумеется, очень внимательно следит за выборами в Киргизии: ей достаточно головной боли с Белоруссией, Украиной и «самовольным» Южным Кавказом. То есть если «рванет» еще и Центральная Азия (Киргизия, Таджикистан и Белоруссия являются членами ОДКБ, и в первых 2-ух дислоцированы военные базы РФ), о прикрытии ее южного направления, евразийской интеграции и воздействии России придется позабыть. Либо Москва будет топорно добиваться собственного, настраивая против себя жителей условно суверенных государств. Ей это не впервые.

 

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть