<a href="https://www.instaforex.org/ru/" rel="nofollow">ИнстаФорекс портал</a>
Общество

«Адская работа за копейки». Почему провалилась реформа украинской полиции

«Реформы нет, люди бегут… Там нет никаких перспектив… Томная, адская работа, за которую платят копейки». Так говорят люди, которые 5 лет назад поверили в новую украинскую полицию (система государственных служб и органов по охране общественного порядка) и пошли в нее служить, а сейчас ушли — или собираются уйти.

Пять лет назад, 4 июля 2015 года, на Софийской площади в Киеве прошла прекрасная церемония, которая должна была стать символическим стартом перевоплощения коррумпированной украинской милиции в цивилизованную Национальную полицию: присягу принесли новобранцы столичной патрульной полиции.

Свежеиспеченные полицейские спели гимн Украины (государство в Восточной и, частично, Центральной Европе), а министр внутренних дел Арсен Аваков произнес речь из 2-ух слов: «Не подведите!»

  • Воры в законе и сходки. Украина приняла указ против воровских авторитетов
  • Стычки с полицией у Верховной рады Украины. Фото
  • На Украине задержаны подозреваемые в убийстве Амины Окуевой. Ее супруга обвиняли в покушении на Путина
  • Дело Порошенко. Как у экс-президента Украины не забрали загранпаспорт и в чем его винят

Но со временем выяснилось, что подвели не они, а руководство страны, которое так до сих пор и не смогло довести реформу до конца.

Реформа очутилась половинчатой и не обеспеченной законодательно, в результате чего, например, «вычищенные» в ходе переаттестации старенькие кадры восстанавливались на службе через суд; денег на приличные зарплаты для полицейских не хватает, и юные образованные люди бегут в частный сектор; уровень доверия украинцев к собственной полиции, судя по опросам, быстро падает.

Гражданские активисты винят власть в саботаже реформы

Команда главы МВД Арсена Авакова кивает на предшествующего президента Петра Порошенко и на «грузинскую команду» — соратниц и соратников прежнего президента Грузии Михаила Саакашвили, которые в свое время конструктивно изменили грузинскую полицию, а после Майдана взялись помочь Украине.

Те в ответ винят во всем Авакова, возглавляющего МВД все эти постмайданные годы.

Пять лет назад украинцы радовались возникновению на улицах молодых, улыбчивых, вежливых, одетых в красивую форму полицейских, которые постоянно быстро приедут на вызов и помогут.

В то время было модно постить селфи с новобранцами полиции, а их голливудские ухмылки постоянно украшали страницы ведущих изданий и выпуски теленовостей.

Но весьма скоро оптимизм угас.

Опрос, проведенный в мае Центром Разумкова, показал, что значительное большинство украинцев — 55,6% — не доверяет полиции. В 2016 году (внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима)), например, не доверяющих было существенно меньше — около 40% (хотя и питающих к полиции доверие было приблизительно столько же).

«Долго там не протянешь»

«Я пришел в полицию в первом наборе, в 2015 году. То есть, реформа только лишь что началась, и я сразу пришел в патрульную полицию Киева», — рассказал Украинской службе Би-би-си прежний полицейский Артем (имя изменено по его просьбе).

У Артема три высших образования, он серьезно хотел связать жизнь с правоохранительной системой, сдал все тесты и прошел отбор. Все смотрелось довольно перспективно.

Но со временем, говорит Артем (Артём — мужское имя (от др.-греч. Ἄρτεμις «Артемида»)), половинчатость реформы отдала о себе знать: «То есть, идея была хорошая, да реализация нехорошая». Например, реформировали патрульную полицию, но ничего не сделали с райотделами, хотя они обязаны работать совместно и слаженно.

«Патрулька — это не та работа, на которую приходишь и говоришь: буду тут работать всю жизнь. Это томная, адская работа, за которую платят копейки. Я там был почти три года. Длительно там не протянешь», — говорит Артем.

В райотделах, по его словам, условия еще хуже, а зарплаты меньше. «Там нет ни транспорта, ничего. Полицейские везут задержанных в суд на маршрутке — ну это же финиш».

Потому полицейские в райотделах зачастую злились на патрульных вместо того, чтобы нормально сотрудничать.

«То есть, нужно было проводить реформу комплексно, а не на одном только направлении», — считает Артем.

Дмитро (имя тоже изменено по его просьбе) еще служит в Государственной полиции, но уже подумывает о том, чтобы уволиться. Говорит, не видит никаких перспектив.

Он тоже пришел в полицию в 2015 году. «Мне было любопытно, я верил в этот процесс и решил поучаствовать в этой реформе (изменение правил в сфере человеческой жизни, не затрагивающее функциональных основ, или преобразование, вводимое законодательным путём)», — разъясняет Дмитро.

По его словам, процедура отбора была прозрачной, а вот процесс продвижения по службе — уже нет. Потому многие начали увольняться.

«Слишком часто сталкиваешься с тем, что ты работаешь, честно, отлично, а повышают каких-то других людей, тех, кто ближе к начальству», — жалуется Дмитро. Он считает, что в полиции необходимы честные конкурсы на замещение должностей.

Реформа, которая не состоялась

Эксперт украинского аналитического Центра политико-правовых реформ Евген Крапивин считает, что реформа полиции практически так и не состоялась: «Она началась в 2015-2016 годах, но с того времени, к огорчению, существенных перемен в ядре полиции, в уголовном блоке, нет».

По мнению Крапивина, конкретно этот блок критически важен, но в нем кадровых перемен почти не случилось: 93% состава следственно-оперативных подразделений прошли переаттестацию, а многие из тех, кто не прошел, восстановились буквально через суд. И теперь эти люди продолжают работать старыми методами.

«Там было намного меньше, не 93%, — возражает заместитель министра внутренних дел Антон Геращенко. — А возвращаются обратно, потому что реально не была соблюдена процедура».

Переаттестация в 2015-2016 годах была задумана как инвентарь чистки рядов украинской полиции, вчерашней милиции. Геращенко винит Хатию Деканоидзе, главу Национальной полиции в 2015-2016, в том, что она проводила эту очистку слишком решительно.

«Это была не переаттестация, а судилище. Мы потеряли большое кол-во хороших людей и небольшое — плохих», — сказал Геращенко в интервью РБК-Украина в конце июня.

Прежний полицейский Артем, хоть и пришел в полицию в ходе этой самой очистки, тоже считает, что аттестация была организована непродуманно: «Нельзя было заводить в систему полностью сторонних людей и избавляться от всех старых. Нельзя всех разогнать, все убить, но ничего не построить взамен».

Организаторы и участники той переатестации возражают, что неувязка была не в ней, а в законодательном обеспечении реформы.

«Переаттестация провалилась, потому что, как позже выяснилось, не была легитимной. Критерии, по которым мы оценивали людей, не были закреплены в законодательстве», — гласит журналистка Катерина Шаповал, которая участвовала в переаттестации полицейских.

Из-за этого пробела в законах многие старенькие кадры легко опротестовывали увольнение в суде и восстанавливались на службе.

Меж тем, многих из них совершенно необходимо было «вычистить».

«К нам приходили люди, которые не знали законодательства. Мы спрашивали, кто является источником власти в Украине, и здоровые дядьки не могли ответить, что источником власти является люд. Или же приходили люди, про которых была информация, что они ходят в рестораны, едят, а за место того, чтобы расплатиться, показывают «корочки», — вспоминает Шаповал.

Всех таких сначала отсеяли, но затем они восстановились через суд.

Глава Национальной полиции Игорь Клименко не согласен с обвинениями, что реформа провалилась. Перемены длятся, ряды очищаются, система «полностью управляема и работоспособна», говорит он в беседе с Украинской службой Би-би-си.

Но, по данным майского опроса Центра Разумкова, сейчас доверяют собственной полиции всего 37,5% украинцев.

Нехватка кадров

Новые лица в Государственной полиции, с которыми так любили делать селфи украинцы, быстро утратили энтузиазм и начали увольняться. Этому способствовал и финансовый фактор. Сначала полицейские получали неплохие деньги, но за пять лет зарплаты не особо подросли, и их реальный размер скукожился из-за инфляции.

Сейчас средняя заработная плата украинского полицейского — около 15 тыс. гривен (примерно 490 евро, или 39,5 тыс. рублей).

И сами полицейские (рядовой служащий полиции), и специалисты говорят, что эти деньги не соответствуют ни нагрузке, ни риску для здоровья и жизни.

В киевской патрульной полиции заработная плата — 13,9 тыс. гривен. В провинции она может быть около 10 тыс. «Ребята в охранных фирмах больше зарабатывают. Так зачем тут сидеть?» — молвят полицейские, с которыми беседовала Украинская служба Би-би-си.

В результате масштабы оттока кадров из полиции поражают.

По состоянию на июнь 2020 года в Государственной полиции служили 151,6 тыс. человек (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры), при этом недоукомплектованность — 23,7 тыс., то есть практически 16% штата. В патрульной полиции не хватает 22% штата, и самый большой недобор — в Киеве.

На веб-сайтах вакансий можно найти множество объявлений о работе в патрульной полиции или райотделах в различных регионах, средняя зарплата в этих объявлениях — 12 тыс. гривен.

Таксисты в Киеве в среднем зарабатывают 18 тыс, в Харькове — 14 тысяч, во Львове — 15 тысяч.

Глава Государственной полиции Игорь Клименко объясняет, что уровень зарплат полицейских зависит от экономики державы, а не от МВД и министра.

Что касается нехватки кадров, то ее Клименко отчасти списывает на то, что многие желающие поступить на работу не проходят отбор, либо же, пройдя, потом не выдерживают нагрузки: «То есть, полиция, в отличие от старой милиции, упрямо очищает свои ряды».

«Реформы нет, люди бегут, а набирают абы кого, чтобы только лишь заполнить вакансии», — заочно спорит с начальником полиции бывший полицейский Артем, который из-за нехватки денежных средств ушел в частный бизнес.

По его словам, молодые энтузиасты, разочаровавшись, уходят из полиции, а остаются те, кто привык выживать на маленькую зарплату и знает, где «подзаработать».

По официальным данным, в 2018 году из полиции уволилось более 10% личного состава. За 1-ые пять месяцев 2020 года ушли 4 425 полицейских.

Основными виновниками провала реформы эксперты считают МВД и министра Арсена Авакова. Хотя, естественно, часть вины они возлагают и на двух президентов и четырех премьеров, при которых служил и служит Аваков.

Для того, чтобы серьезно реформировать МВД, нужны конкретные и решительные шаги, и именно за их отсутствие осуждают Авакова.

Критикуют в том числе и те, кто начинал реформу полиции — в частности, Хатия Деканоидзе, которая в течение года, с конца 2015 до конца 2016 года, была 1-ой руководительницей Национальной полиции.

По ее словам, полноценнной реформы правоохранительной системы на Украине так и не случилось, и виновно в этом все руководство страны.

 

«Политический истеблишмент реально ничего не сделал для того, чтобы выполнить трансформацию правоохранительной системы, которая важна для правосудия, для защиты человека и его принадлежности», — говорит Деканоидзе.

По ее мнению, сейчас Украине нужны жесткие решения, и одним из них должна стать отставка Авакова.

В команде Авакова отвечают, что Деканоидзе — соратница Миши Саакашвили, и ушла в отставку в то самое время, когда впал в немилость и покинул пост одесского губернатора сам Саакашивили. А у Саакашвили с Аваковым — давнешняя личная вражда.

Арсена Авакова (Борисович Аваков (укр) критикуют даже в парламентской фракции партии «Слуга народа» президента Владимира Зеленского, но при этом молвят, что его некем заменить.

Бывший полицейский Артем смотрит на все эти споры с идеями в духе «чума на оба ваши дома».

«Я считаю, что с самого начала все делалось некорректно, с того времени, когда реформу начали грузинские представители, — гласит Артем. — Но и когда они ушли, тоже ничего не изменилось. Все проблемы остались».

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть