Главная / Общество / Разбитые окна России

Разбитые окна России

Рaзбитыe oкнa Рoссии     Кaк рaбoтaeт тeoрия «рaзбитыx oкoн» в Рoссии  

    Мнoжeствo грoмкиx прeступлeний, сoвeршeнныx в нaшeй стрaнe, нa сaмoм дeлe мoжнo былo лeгкo прeдoтврaтить  

    Фрaзы врoдe «Кoгдa уничтожат, труп oпишeм» или «Кoгдa уничтожат, звoнитe» ужe прeврaтились в Рунeтe в мрaчныe интeрнeт-мeмы, иллюстрирующиe рeaкцию сoтрудникoв пoлиции нa зaявлeния грaждaн. В сoцсeтяx и срeдствax мaссoвoй инфoрмaции мoжнo чaстo встрeтить мнeниe o тoм, чтo пoдoбныe выскaзывaния – этo прoстo прoявлeниe бeссeрдeчнoсти и нeпрoфeссиoнaлизмa сoтрудникoв МВД, oднaкo нa сaмoм дeлe прoблeмa кудa глубжe. И чтoбы эффeктивнo рeшить ee, стoит прибeгнуть к извeстнoй криминoлoгичeскoй тeoрии «рaзбитыx oкoн».  

    Цeлый плaст убийств и пoкушeний в Рoссии сoвeршaeтся пo пугaющe eдинooбрaзнoму сцeнaрию, слoвнo списaннoму из фильмoв ужaсoв. Привeдeм всeгo нeскoлькo примeрoв, имeвшиx мeстo в пoслeдниe мeсяцы.  

    В нoябрe 2016-гo нoвoсибирскиe СМИ писaли o двoйнoм прeступлeнии: убийствe 56-летней дамы и нанесении тяжких телесных повреждений ее 30-летней дочери Роксане. Обе стали жертвами 28-летнего Евгения – прежнего мужа Роксаны. Девушка вышла замуж уже студенткой, родила двоих ребят. А затем ее муж пристрастился к наркотикам, и пара рассталась. Роксана работала преподавателем в детском центре, а экс-супруг после появления зависимости перебивался случайными заработками. Буквально через некоторое время бывший супруг решил «вернуть» Роксану. Поначалу он приставал к ней, преследовал на улице, хватал за руки, нападал с ножиком. Потом – стал угрожать убийством. Вообще все это продолжалось полгода. Дама дважды обращалась в полицию. Там ей поначалу сказали, что могут провести всего лишь профилактическую беседу, затем – вроде бы возбудили дело по статье «угроза убийством», но мер к защите Роксаны не приняли. В конце концов, ошалевший от безнаказанности Евгений нанес три удара ножиком бывшей жене и убил ее мама…  

    Трижды писала заявления в полицию заведующая терапевтическим отделением Владимирской клиники №1 Наталья Лебедева. Бывший супруг угрожал ей убийством и даже пробовал подстроить аварию на дороге. Но воззвания в правоохранительные органы не принесли никакого результата. Прежний супруг застрелил Наталью, а потом – застрелился сам.

    Неоднократно обращалась за помощью в органы МВД 36-летняя парикмахер из Сокола Яна Савчук. Она просила полицию защитить ее от прежнего сожителя Андрея, ранее судимого за убийство. В конце концов охраны правопорядка заявили, что приезжать к ней не будут и, если что, несложно «опишут труп». Так вообще все и вышло. Андрей подстерег ее на улице и забил ногами до погибели…  

    Подобных происшествий в средствах массовой инфы можно найти сотни. В наилучшем случае женщинам удается скрыться от собственного мучителя где-нибудь в другом регионе, бросив дом и работу. В худшем – они гибнут, несмотря на то, что обращались за помощью в правоохранительные органы. И беда тут не столько в бессердечности полицейских, сколько в инструкциях и специфике функционирования правоохранительной системы в целом.  

    ***

    Либеральные правозащитники, отрабатывая гранты, пробуют доказать, что чуть ли ни самым небезопасным местом в мире для людей являются их семьи, и для того, чтоб разрушить сам институт семьи, склонны представлять злодеянием любую пустяковую семейную ссору. Но во всех вышеперечисленных случаях мы имеем дело с злодеяниями, совершенными против бывших супругов, то существует по факту – уже совсем чужих людей. В концепцию либералов, объявляющих «главным источником опасности» семью, это никак не вписывается, как следует, они не обращают никакого внимания на подобные эпизоды. Но здесь, в отличие от словесных перепалок и шлепков «пониже спины», существует настоящая угроза жизни и здоровью людей.

    Преследования совсем не обязательно должны происходить со стороны бывших мужей либо ухажеров. Например, зачастую девицы не могут отделаться от назойливых кавалеров, с которыми их совсем ничего никогда не связывало. А в Краснодаре и совсем недавно сложилась оригинальная и практическая патовая с точки зрения законодательства ситуация, анонсы о которой вышли на 1-ые позиции в рейтингах Рунета. Там школьница из не совершенно благополучной семьи безапелляционно востребовала от хорошо относящейся к ней учительницы, чтоб та ее… усыновила. А когда преподаватель попыталась объяснить той, что это нереально, девочка устроила ей форменную травлю, начала за ней смотреть и угрожать ее жизни. При этом в данной ситуации полиция и совсем полностью бессильна, так как привлечь к ответственности за схожее поведение несовершеннолетнюю в принципе нереально. Жизнь взрослого человека стала совсем несносной, а выхода нет…  

    Вот и складывается у нас цельная картина. Побои и опасности – это не убийство и не разбой, и заниматься такими историями у правоохранителей нет никакого желания. Хотя побои, к примеру, из хулиганских побуждений, остаются в Уголовном кодексе, приоритетными подобные дела не числятся: за раскрытие особо никто хвалить не станет. А вот если дело развалится в суде – получить по шейке можно сильно. Поэтому сотрудникам МВД по факту приходится обрисовывать трупы жертв, а тех, кто мог уже недавно отделаться «легким испугом», – отправлять за решетку на долгие годы.

    ***

    Одним из главных побудительных мотивов для совершения тяжких и особо тяжких злодеяний является атмосфера безнаказанности. И приводит она не всего лишь к «бытовым» убийствам.

    В феврале текущего года страшная история всплыла в одной из гимназий Одинцовского района. Там двое близнецов-четвероклассников издевались над младшими школьниками, а 1-го – даже пытались изнасиловать в туалете. То, что представляют собою братья, все вокруг отлично знали. Дети носили ножики, газовые баллончики и пневматическое орудие, из которого стреляли по животным, приставали к другим школьникам. Но их никто не трогал. Фактически для правоохранительных органов это совершенно бесперспективно. До 14 годов привлечь ребенка к ответственности нереально. Похожие истории за последние несколько месяцев произошли в Свердловской и Иркутской областях, на Сахалине…  

    Специфичной нормой стали в нашем обществе сексапильные домогательства к девушкам, которые в всякий момент могут перерасти в нечто грандиозное. Автор этих строк практически на днях стал очевидцем того, как трое подростков годов пятнадцати пытались «познакомиться» на остановке публичного транспорта со своей сверстницей. Женщина была скромно одета и никаким образом нездорового внимания к для себя не провоцировала. Первые пробы заговорить с ней были довольно дружелюбными, она на их ответила вежливым отказом. Тогда единственный из парней стал больше настойчив. Когда девушка отказала ему уже раз, он начал хватать ее за руки и пробовать куда-то повести. И только когда подростки увидели, что на происходящее направили внимание окружающие (включая автора), они даму отпустили и сделали вид, что ничего не происходит.

    Чем бы вообще все закончилось, не будь рядом других людей – додуматься несложно. Причем парни очевидно не были ни «гопниками-маргиналами», ни «мажорами» – полностью прилично одетые «хорошисты» из средних семей. По тому, как уверенно они себя повели вначале, было ясно, что схожее им «не впервой». Но вызов полиции ничего бы не отдал. «Онижедети»… И по факту ничего ужасного произойти не успело. Больше того, если бы ситуация зашла уже дальше и незадачливого «казанову» кому-то из взрослых пришлось бы привести в чувство оплеухой, то трудности с законом, скорее всего, были бы конкретно у «самоуправца».  

 

    ***  

    Отдельная грустная история – поведение на дорогах. Несколько недель вся Наша родина бурно обсуждала случаи с блокированием несознательными шоферами машин «скорой помощи». В частности – возмутительное камчатское происшествие. Из-за препятствования проезду «скорой» в Петропавловске умер 21-летний пациент. Мешала докторам попасть на место вызова брачная чета бизнесмена и местной чиновницы. По факту погибели пациента было возбуждено уголовное дело, но даже поверхностный разбор региональной прессы показывает, что неувязка с «дорогой для «скорых»» и по сей денек никуда не делась.  

    В Севастополе шофер маршрутки чуть не убил на деньках троих детей. Школьники пересекали дорогу по пешеходному переходу перед затормозившей в первом ряду «легковушкой», когда во втором ряду на большой скорости пролетело маршрутное такси. Машину отделяло от ребят буквально несколько сантиметров. Начни они перебегать дорогу на секунду ранее, и шансов выжить у них несложно не было бы. Запись с регистратора 1-го из стоявших неподалеку автомашин попала в прессу, случай вызвал бурное обсуждение. Шофер вынужден был явиться в ГИБДД, где его пообещали оштрафовать на… 1500 рублей. При этом формально сотрудники МВД – абсолютно правы. Станет ли это уроком для других лихачей, подвергающих жизнь других участников дорожного движения угрозы? Нет, нет и еще раз нет.  

    Да и о каких правилах разрешено говорить, если транслируемая средствами массовой инфы эпопея стритрейсерши Мары Багдасарян, охватившая еще аудиторию, сопоставимую с «Домом-2», наглядно обосновывает, что грубо нарушать правила дорожного движения и оскорблять при этом служащих МВД можно практически безнаказанно… Если бы Мару и всех ее друзей после первого же дорожного скандала настигло очень жесткое наказание, это отдало бы просто потрясающий профилактический эффект. А так – вообще все больше напоминает шоу.  

    ***

    Вообще все вышеперечисленные ситуации в большей либо меньшей мере укладываются в криминологическую теорию «разбитых окон», сформулированную в 1980-е годы американскими социологами Джеймсом Уилсоном и Джорджем Келлингом. Согласно догадкам ученых, подтвержденным многочисленными тестами, терпимое отношение общества к маленьким правонарушениям порождает не всего лишь увеличение количества аналогичных происшествий, но и рост уровня преступности в больше серьезных сферах. Зато «нулевая терпимость» даже к маленьким нарушениям закона создает в обществе атмосферу нетерпимости к правонарушениям в целом и, соответственно, резко понижает их количество.  

    Банальным примером, в честь которого ученые и окрестили свою теорию, является история с разбитым окном. Если рама станет долго стоять без стекла, то шанс того, что будут уничтожены и примыкающие окна, резко вырастет.  

    Теорию применили на практике в 1990-е годы мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани и комиссар милиции Уильям Браттон, развернувшие реальную войну против рисовальщиков граффити, безбилетников на публичном транспорте, драчунов и попрошаек. Оппоненты откровенно глумились над нью-йоркскими бюрократами, но им в сжатые сроки удалось понизить уровень преступности в городе больше чем в два раза!

    Вобщем, хотя считается, что конкретно американцы сформулировали «теорию разбитых окон», на практике ее первостепенные постулаты применяются уже издавна. Государство с одним из самых низких на планетке уровней преступности – Сингапур. Достигнули этого элементарно. Крупными штрафами и физическими наказаниями за маленькие правонарушения и массовым применением смертной экзекуции за серьезные преступления. Курение в публичном месте – штраф 1000 сингапурских баксов (около 750 американских), плевок либо фантик, брошенный на тротуар – 500 (либо 375 USD). Вандализм – штраф до 2000 баксов, плюс – несколько месяцев лишения свободы и от 3-х до восьми ударов палкой по пяткам, после коих невозможно ходить. За взятки, торговлю наркотиками и остальные тяжкие преступления – повешение.  

    Вобщем, летать так далеко за примерами, может быть, и не нужно. Нечто схожее было применено в 1946-1947 годах в Русском Союзе. Тогда, в связи с насыщением общества нелегальным оружием и послевоенной разрухой, резко подросло количество некоторых видов злодеяний. В ответ власти нарастили аппарат органов внутренних дел и ужесточили наказание по ряду статей УК. К примеру, срок заключения за воровство вырос в семь раз… Не наименее важную роль, чем сама строгость, при профилактике игралась неотвратимость наказания.  

    Если бы бывшие супруги женщин или «потенциальные кавалеры», упомянутые в начале нашей статьи, верно знали бы, что за домогательства и опасности убийством своим экс-супругам либо объектам страсти они гарантированно отправятся за  

решетку на 3-5 годов, то девяти из 10 убийств, скорее всего, не вышло бы.  

 

    Выходом из ситуации с ожесточенными преступлениями, совершаемыми несовершеннолетними, может стать понижение возрастного порога наступления уголовной ответственности (даже в 10 лет ребенок должен осознавать, что убивать и насиловать других ребят нельзя). Более того, в имеющейся нормативной базе есть раздел, посвященный ответственности родителей за ненадлежащее воспитание собственных чад. Так что изобретать велик не нужно. Надо всего лишь лишь конкретизировать существующие нормы и сделать их в конце концов рабочими.  

    Недавно в сети дискуссировался случай водителя, ударившего бампером и потрепавшего за шиворот ребенка, стрелявшего по его машине пластмассовыми пулями. Достаточно ввести норму о том, что специально нанесенный ребенком ущерб предки должны возмещать в пяти- либо десятикратном размере, и уровень вандализма резко пойдет на спад… Если бы отец малеханького стрелка знал, что он рискует оплатить в кратном размере цена лобового стекла для внедорожника, он устранил бы на корню желание свое потомка стрелять по машинам. И работающая в модельной бизнесе мать из Подмосковья, разъезжавшая по фотосессиям, пока ее сынки насиловали других ребят и мучили животных, если бы знала, что деяния отпрысков стукнут по ее карману либо даже по личной свободе, уделяла бы им куда больше времени и не брала бы им опасные «игрушки».

    Полторы тыщи рублей за непропуск пешехода либо машины «скорой помощи» не очень сильно пугают многих водителей. Как только штраф составит 30-50 тыщ рублей, вежливость на дорогах мгновенно вырастет и количество нарушений свалится.  

    Ну и, конечно, обществу никуда не деться от конфигурации самого сознания сотрудников органов правопорядка. Нужен быстрый уход от всех статистических показателей и переход к работе «по факту», «по заявлению» людей (в том числе – устному), вне зависимости от серьезности вопроса и тяжести статьи. В итоге в выигрыше остается и общество в целом, и потенциальные преступники. Неотвратимый штраф в размере месячной заработной платы или перспектива провести год в кутузке при первой же попытке нарушить закон морально уберегут их от ресурсы сломать себе жизнь, угодив за решетку годов на десять-пятнадцать…  

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан