Главная / Общество / Ситуация в России уже не может закончиться «круглым столом» — только суд

Ситуация в России уже не может закончиться «круглым столом» — только суд

Ситуaция в Рoссии ужe нe мoжeт зaкoнчиться "круглым стoлoм" - тoлькo суд

Нынeшниe рoссийскиe спoры o вoзмoжнoсти пeрeгoвoрoв с рeжимoм «жуликoв и вoрoв», нa мoй взор, упускaют из виду сaмую сущность прoблeмы.   Всe мы пoнимaeм, чтo рeчь идeт нe прoстo o жуликax и вoрax, нo и убийцax; oднaкo скaзaть oб этoм вслуx пoкa oсмeлились.

  Этoт рeжим стoит нa крoви в сaмoм прямoм смыслe слoвa.

  Oн и нaчинaлся с прeступлeний прoтив чeлoвeчeствa, сo взрывoв жилыx дoмoв, с гeнoцидa в Чeчнe.

Всe врeмя, пoкa этoт рeжим сущeствoвaл, oн убивaл людeй: Стaрoвoйтoвa, Щeкoчиxин, Юшeнкoв, Пoлиткoвскaя, Литвинeнкo, Эстeмирoвa, Мaркeлoв, Бaбурoвa, Чeрвoчкин, Aушeв, Мaгнитский – только сaмыe извeстныe из его жертв. Пока эти злодеяния не расследованы, пока виноватые не предстали перед трибуналом, мы не сможем сказать, что покончили с кремлевской шайкой.

  Почему же, столь охотно (и справедливо) обвиняя порядок в коррупции, лжи, фальсификациях, провокациях, и даже узурпации власти, многие так и не решаются гласить о самых страшных его грехах?

Бесспорно, выдвигать такие обвинения – томная ответственность. Предположим, с жуликами и ворами уже можно договориться миром: пусть, дескать, вернут награбленное и идут на вообще все четыре стороны. Но если речь идет об убийствах, возвратить украденные жизни невозможно – а стало быть, неосуществим и компромисс с убийцами.

Когда у народа украли Газпром, Лукойл и голоса на выборах, люд может простить воров. Убийц же прощать некоторому. Живые не вправе это сделать.

  Это никак не вопрос отвлеченной морали – это и вопрос практической политики.

  Не случаем главные лозунги общественного протеста на данный момент сформулированы в терминах, так сказать, уголовного права. Страна восстала не против чьей-то политики, не против какой-то идеологии, а конкретно против уголовщины во власти. Такая революция не может окончиться «круглым столом» – по сущности, сделкой преступников с правосудием. Она может окончиться только судом. В худшем случае – самосудом.

  В этом смысле пробы «наладить диалог» с властью не несложно вредны, но самоубийственны.

  10-ки и сотни тысяч людей выходят на улицы добиваться правосудия, а отнюдь не «круглого стола» с кремлевскими паханами. Любые переговоры в таковой ситуации будут восприниматься как криминальный сговор; тот, кто на такие переговоры пойдет – как сообщник мафии. Прожив довольно долгий исторический период при мафиозном режиме, русский народ вполне тонко осознает этику бандитских разборок. Применить это познание к своей нынешней конфронтации с Кремлем для нас и естественно, и оправданно. Прав был умирающий Дон Карлеоне, наставляя собственного молодого наследника: войны не избежать, и 1-ый, кто предложит тебе вступить в переговоры с противником, есть предатель. А народ наш и «Крестного отца» смотрел, и что уже важнее, прожил жизнь в РФ. Доверия к политикам у общества и на данный момент-то немного. Болтовня же о «диалоге с властью» подорвет это доверие совсем.

  Столь жесткое отношение к самозванным переговорщикам полностью оправдано — в том числе, и нашим историческим опытом.

Так-то вот, собственные четверть века назад, демократическая оппозиция издержала решающие годы на «диалог» с издыхающей русской властью. В результате номенкратурные бандюганы и воры успели спокойно переквалифицироваться в «демократы», и в этом новеньком качестве остались у власти. Вроде бы, диалог был нужен для того, чтоб смена режима прошла умиротворенно, бескровно. Прошло лишь несколько годов, и обнаружилось, что вместо смены режима произошла только смена декораций: те же самые бандиты, переодевшись в другую униформу, принялись убивать и пытать людей в Москве, в Чечне, в отделениях милиции по всей РФ…

Хороша «бескровная революция» — реки крови, а свободы с демократией как не было, так и нет.

  Да и польский «круглый стол» тяжело считать позитивным историческим опытом.

  Вспомним: порядок тогда выторговал себе, кроме прочего, две трети мест в сейме и президентский пост на переходный период. И естественно, польская номенклатура потратила данный переходный период на то, чтоб укрепить свои позиции, остаться на плаву (при деньгах, при власти, при прессе) в новейшей Польше. «Круглый стол» сделал труднее и замедлил выздоровление страны на целое поколение. Как потом выяснилось из архивов, никакой реальной нужды оппозиции идти на уступки на тот момент не было. Сам Ярузельский признавал тогда в собственном кругу, что кабы не «круглый стол», его порядок не продержался бы и нескольких месяцев. Типично и то, что в конце концов – пусть 20 лет спустя – полякам вообще все же пришлось посадить Ярузельского сотоварищи на скамью подсудимых.

  Традиционный пример быстрого и без рецидивов избавления страны от тоталитарной заразы – послевоенная Западная Германия.

  Естественно, ее выздоровление стало вероятным только благодаря Нюрнбергскому процессу. Всего лишь вскрыв и осудив все злодеяния режима, страна может двигаться вперед. Польше потребовалось практически двадцать лет, чтобы убедиться в этом и на своем опыте. Какой-нибудь Камбодже потребовалось больше тридцати лет – но и фаворитов «красных кхмеров» тоже в конце концов пришлось судить. Наша родина, не решившись в свое определенное время устроить суд над русским режимом, заплатила за это дороже всех. Хотелось бы возлагать, что на сей раз мы не повторим той же ошибки. Но непременно и то, что кремлевская мафия постарается всякий ценой предотвратить такой трибунал.

  Они не те люди, какие станут героически отстреливаться до последнего патрона.

  Но личный последний козырь – реальную либо мнимую угрозу кровопролития – они употребляют сполна. Скорее всего, конкретно на то, чтобы загнать нас за «круглый стол» — что станет означать, как минимум, иммунитет для целого ряда кремлевских паханов. А фактически иммунитет — это не несложно цивилизованный отказ от мести; это уже и отказ от расследования их злодеяний. Пусть даже они кинут на пики стрельцам парочку самых ненавистных бояр – скажем, Чурова и Путина (этого последнего, кстати, им в любом случае небезопасно оставлять в живых – он очень много знает, и если дело дойдет до суда, полностью может выдать подельников); но уже у многих тысяч жуликов и воров на лбу не написано, что они бандюганы и воры. Тут нужно беспристрастное расследование и справедливый суд; иммунитет же станет означать для них нескончаемую презумпцию невиновности. Произойдет смена фаворитов, какие-то косметические реформы, но не смена режима. «Лубянская криминальная группировка» опять извернется и остается у власти, незаметно украв и эту революцию. На то они и бандюганы, и воры.

  Словом, если состоится таковой «круглый стол», то круглыми там станем только мы — круглыми кретинами, сумевшими прозевать дорогой ценой завоеванную победу.

  И когда подымутся по всей стране свежие «приморские партизаны», вершить на личный лад украденное у них правосудие – кто их осудит? Повинны будут не они, а самозванные фавориты революции, предавшие ее справедливые потребности; кричавшие вместе с народом «не забудем, не простим!», и здесь же побежавшие торговать забвением-прощением в обмен на министерские ранцы.

  Не о «круглом столе» нам на данный момент надо думать, а о своем своем долге перед страной и историей: выполнить правосудие, причем в цивилизованных формах.

  По счастью, пока высоколобые столичные политики все еще тешатся иллюзиями, нашлись в стране и больше ответственные люди. В регионах еще началось движение за избрание публичных трибуналов для расследования и правовой оценки злодеяний режима. Даже без карательных возможностей, такие трибуналы помогут избежать самосуда с одной стороны, и безнаказанности с другой. Естественно, наравне с региональными, понадобится и всероссийский суд для расследования наиболее масштабных злодеяний режима. Начинать несомненно нужно с его первородного греха – взрывов домов в 1999 году, коий и привел режим к власти. Если для расследования пока недостаточно фактов и доказательств, полностью законным требованием станет выдача документов, очевидцев и подозреваемых для таких расследований. А начинать эту работу нужно сейчас. Завтра уже может быть поздно.

  Естественно же, режим будет защищаться – ждать легкой победы после всего лишь лишь пары митингов наивно и безответственно.

  Еще сейчас режим находится в положении известной путинской крысы, загнанной в угол. Много годов назад, поглядев в крысиные глаза, Путин увидел свое будущее – и если он не полностью понял тогда смысл предсказания, он несомненно понял его в прошлом декабре. Вопрос теперь только в том, дадим ли мы крысе вероятность броситься на нас, либо ударим первыми. И если уж ударять, то бить надо в самое уязвимое пространство. Чем быстрее мы эту крысу прикончим, тем безболезненнее это пройдет для страны.

  Не станем себя обманывать: конфронтация с властью неминуема, к ней надо готовиться, и если нам нужен на данный момент польский опыт, то не «круглого стола», а противоборства военному положению.

  Надо быть готовыми к тому, что порядок попытается интернировать оппозиционных фаворитов и активистов, в центре и на местах. Приготовить себе на этот случай запасные квартиры, телефоны, выход в веб, простые средства печати. Нужно быть готовыми и к тому, что веб и мобильная связь будут на какое-то определенное время вообще отключены — и подготовить альтернативные средства коммуникации. Приготовиться нужно и к тому, что оппозиционные СМИ не сумеют функционировать – и заранее договориться об критических средствах информации и организации.

  Конфронтации не избежать — мыслить надо о том, как избежать крови.

  Переговоры здесь ничем не помогут, как не посодействуют переговоры с загнанной в угол крысой. Допустим, выторгуете вы у их обещание не использовать силу – кому это обещание выручит, кто ему поверит? Пока в Кремле посиживают серийные убийцы, опасность кровопролития никуда не денется. Выручать страну, спасать невинные жизни нужно не вместе с ними, а от их. Если режим еще довольно силен, чтобы отбиться от революции, то на значительные уступки он не пойдет, а переговоры употребляет, чтобы расколоть и скомпрометировать оппозицию. Если же порядок достаточно слаб, чтобы договариваться серьезно, то на уступки не должны идти мы. Тогда еще надо требовать безоговорочной капитуляции. Нельзя допустить, чтоб революция стала кровавой; но нельзя допустить и того, чтоб она стала фальшивой. Как указывает опыт, фальшивая революция тоже оборачивается немаленькой кровью.

  Конечно, предвидеть вообще все сценарии событий невозможно.

  Нужно только помнить, что мы имеем дело с лгунами и преступниками, веры им нет, компромисс с ними неосуществим. Как и освобождение политзаключенных, как и добросовестные выборы, расследование преступлений режима не может быть предметом торга. Это – непреложная, ясно высказанная воля народа, и любые уступки по этим вопросам будут полностью справедливо восприняты как предательство. А пока порядок не готов капитулировать, гласить с ними вообще не о чем. С моей точки зрения, обычный и логичный ответ на вообще все эти вопросы уже издавна дал Иван Андреевич Крылов:

«Ты сер, а я, компаньон, сед,

  И волчью вашу я издавна натуру знаю;

  А потому обычай мой:

  С волками по другому не делать мировой,

  Как снявши шкуру с их долой».

Владимир Буковский

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан