Главная / Общество / В грузинском зазеркалье, или Батуми таков, каков он есть

В грузинском зазеркалье, или Батуми таков, каков он есть

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

В грузинскoм зaзeркaльe, или Бaтуми тaкoв, кaкoв oн eсть

Причинoй нaписaния этoй стaтьи стaл нижeслeдующий пoст и пoслeдoвaвшee зa ним эмoциoнaльнoe oбсуждeниe в фeйсбукe:

«Пo дaнным Всeмирнoгo бaнкa, Грузия oпeрeжaeт пo пoкaзaтeлю бeднoсти Aрмeнию, Мaкeдoнию, Мoлдoву и Турцию, причeм в Грузии пoкaзaтeль бeднoсти в 15 рaз вышe, чeм в Турции. В особенности удручающая ситуация в регионах страны, где практически каждый 2-ой живет в последней бедности. В столице положение чуток лучше: тут не доедает только каждый 5-ый. Главными факторами сложившегося положения специалисты называют инфляцию и рост цен на внутреннем рынке, обвиняя в этом правительство…»

За этим вот ньюсом с хэштегом #გარეთკაია («на улице хорошо», что направляло читателя к переосмыслению городской кампании по вербованию туристов на кою давеча были выброшено полмиллиона) последовала реакция высокопоставленного сотрудника батумской мэрии. Имена и фамилии не называю специально, так как личностные свойства их нивелированы, да и важны в данной статье не имена и фамилии, а психотипы, пути их прихода на должности, а также способы их работы (ну, за исключением, может быть, нескольких главных фигур). Так же, подчеркиваю во избежание кривотолков — статья не о народе в целом, о группе лиц, конечно уже годы насилующей мой люд и, по драматичности судьбы и из-за наружных факторов, представляющих политическую элиту Грузии, в данном случае городка Батуми.

Почему это должно заинтересовывать здравомыслящего и неравнодушного к судьбе собственной страны человека… Да поэтому что, если он обобщит, то увидит цельную картину тех препятствий (сразу и возможностей), кои нужно искоренить в первую очередь, чтоб восстановить, к примеру, добрые взаимоотношения между Россией и Грузией; увидит к чему может привести вырождающееся, бездуховное общество, которое всуе собственной разучилось созидать добро и зло, разучилось различать гражданина меж референтными группами, и в погоне за голосами либо наживой научилось заменять факты мифологией; вдумается в природу первопричины, а дальше будет действовать точечно, как хирург (имея познание причин, технологии и ресурсы, исправление всего лишь этого при наличии соответственной воли не составит труда), чтоб в конце концов не податься искушению ультра либерализмом в собственной собственной стране.

Конечно есть на свете город, без которого мир станет лучше… / Догвилль

Цель – вылечивать общество, которое выкрутилось наизнанку, и которым правят торговцы и ростовщики (в правительстве), а тон задают дамы легкого поведения (в медиа средствах и НПО) — гниющий высокопарный социум, придумавший правила для собственного удобства, господствующая группа, которая выдает за нескончаемые истины конъектуру, общность, которая формализовалось до таковой степени, что закончила ощущать свой распад. И выручать это общество надо быстро и со познанием дела. «Дьявол кроется в деталях». Чтоб гниль не распространилась, её не только лишь надо резать по живому, но и знать, где резать. Не легкая цель, но увлекательная и вполне осуществимая.

— Давид, — дальше прокомментировал высокопоставленный сотрудник батумской мэрии – разве маркетинговая кампания не принесла городку прибыль, хотя бы поглядел статистику… и т.д. и т.п.

К слову сказать, статистики как такой у нас не была ни во времена Саакашвили, ни, тем поболее, сейчас: дело имеем с копиями копий и имитацией деятельности, наскоро свернутой после 2012 — ого. Из функционального города с большущим потенциалом времен Союза (машиностроительная, судостроительная, чае обрабатывающая отрасли, институтский центр — вообще все сведено к нулю конечно еще при правлении Абашидзе) Батуми, как раз при помощи таких вот кадров-временщиков, перевоплотился в город, поклоняющийся нескольким казино и борделям, двум-трем не многофункциональным небоскребам, в отстойник, тонущий в дерьме (с каждым сезоном дождиков)… Да и с кого спрашивать…. Со «статистов» в батумской мэрии, коих более чем предостаточно, со «статистов», получающих от 500 до 2000 лари, сделавших из этого обширно разрекламированного саакашвилевскими СМИ китча тренд, и готовых реализовать родную мама?..

Люди всюду одинаково скупы. В маленьких городах они конечно еще и неудачливы. Если им дать много пищи, они обожрутся. / Догвилль.

Знаковое тут следующее: со сменой центрального управления они (с завидным всепостоянством и, каждый раз, с легкостью ночных бабочек) находят новейших патронов и служат им до того самого момента, пока не назревает новенькая смена власти: сами оценивают деятельность предшествующей власти, сами планируют деятельность последующей, в буквальном смысле копируя старенькие заготовки, и, тем не наименее, говорят о тратах и нецелевом расходовании экономных средств, как будто бы сами и ни при этом, позиционируя себя такими винтиками Левиафана. Стиль их поведения всегда схож: и во времена Абашидзе, и при Саакашвили, и на данный момент. Пройдя вообще все левелы, они поднаторели в мимикрии до таковой степени, достигнули такого совершенства, что случись смена формации, ухитрились бы остаться в первых рядах. Главный признак таких вот кадров — это быть тише воды, ниже травки на исходном этапе перемен во императивных структурах. Они робко мелькают где-то сзади новых фигур, заискивают, представляются такими «технарями», всю жизнь только лишь и служившими городку, региону либо стране. Они, как муравьи, различающие собрата по запаху слизи, выяснят друг друга по пройденному пути, по мэмам и смыслам (о их чуть ниже) и обслуживают матку (нередко это просто напросто имитация, так как нередко они — трутни). Что их разъединяет, так это рвение выжить всякий ценой. А самое скверное в них — неизменная готовность при первом вероятном случае сдать сослуживцев, только бы конечно еще раз обосновать и показать верхам свою благонадёжность. Не принципиально, крестили ли они коллективно детей, дежурили ли днями при ЧП либо ночами напролет пировали.

В промышленности грузоперевозок главное – сохранять беспристрастие. / Догвилль.

Мы подошли к очень важному компоненту: как вы понимаете, «стол» и вино у нас культ. Но тут мы, естественно же, не о той туристской картинке, которую вообще все привыкли созидать, благодаря (в прямом смысле) миллиардной маркетинговой кампании (денежные средства, щедро выделяемые Госдепом для Саакашвили, шли, в первую очередь, на строительство «потемкинских деревень» и дальше — на их рекламирование, представляя грузин в очах европейцев таким богатым, инноваторским и счастливым народом, с утра до ночи распевающим бетховенскую «Оду радости»). Мы говорим о деградированном средне статистическом грузине-бюрократе, способным на вообще все и примерившим роль гос. шлюхи в противовес «быдлу», которое верует всему, что ему передают, благо оно, люмпенизированное и дезорганизованное, дает голоса на выборах тем, кто больше заплатит. Нет, не от веры – от безысходности, веровать-то, по большому счету, нечему: приложений, как таких, у наших партий по факту и нет. Выпестованные за общим «столом с тостами» мысли и становятся потом программой деяния – гротеск на т.н. «фабрике мысли», апробированной в других странах.

Помните роман «Дата Туташхия» (русскому читателю поболее известный по телесериалу «Берега»)? Там была история, как в Грузии 19-го века выводили крысолова. Крысоловы были весьма ценными и стоили не плохих денег. В бочку сажали пару 10-ов крыс, буквально через какое-то определенное время, стая сжирала самую слабенькую крысу, позже следующую. И так до победного конца. Оставшаяся крыса, привыкшая конечно уже пожирать собственных собратьев, становилась крысоловом и могла конечно уже сама отыскивать и сжирать бывших собственных сородичей. Они, «статисты» — как те крысы — оправдываются кредитами, взятыми обязанностями, многодетной семьей и нужностью их личности городу, но при этом конечно еще строят из себя людей и мужчин (театральность и фарисейство в крови — благо и черкески имеются в наличии для праздничков, и зазубренные тосты, да и несколько стихов, а время от времени и гитара), являясь, на самом деле, не поболее чем крысоловами, вобщем, и конъюнктура по стране в целом, как досадно бы это не звучало, пока такая.

Но продолжим про «стол»… Это, в неотклонимом порядке, биение кулаками в грудь, когда дело касается родины, это поболее чем почтенно-скромное опускание глаз, когда разговор касается религии (христианства), это экстаз, когда молвят о восстановлении территориальной целостности и непременное подчеркивание собственного превосходства над другими народами.

Нет, не то чтоб какая-либо ненависть к ним, грузины, по природе собственной, не злой люд, но люд — «лучший», чем турки, армяне, осетины, российские и т.д. (ну, может быть, за исключением англо-саксов, перед ними раболепие другого рода). Драматичность состоит в том, что если они замыкаются по местечковому признаку, то за место иных наций ударение делается на разные грузинские подкультуры, не выставленные за «столом». Не то, чтоб все так (естественно же нет), но трайбализм и местечковость мы так и не смогли преодолеть. Особо ярко это выражается при назначениях на высочайшие должности. В Гурии — гурийца, Аджарии — аджарца, в Мегрелии — мегрельца и т.д., что невообразимо в других сильных и процветающих странах, в той же РФ к примеру, которую грузины строили коллективно с русскими и другими народами вровень, временами — и во главе.

Когда речь входит о русских, врубается иной механизм — запевалы — как раз из числа тех, кто за 500 — 2 000 лари служит всякий власти («левые» денежные средства — это отдельная тема, зная «ходы» старенькой власти, они учат этому и новейших). Почему они? У их семьи, карьера, «любовь к стране» и ненависть к РФ. Подонки отыскивают прибежище в национализме, чтобы оправдать и вообще все остальное. Это их соединяет воединыжды, создает такое алиби их деятельности при прошедших властях и месседж сегодняшним: «Разве, если вы с нами, вообще все те обвинения, кои до вашего прихода во власть мы вам предъявляли (типа агенты Кремля и т.д. и т.п.), не сняты?.»

Я считаю, разбить эти отвратительные фигурки наименьшее зло, чем их сделать. / Догвилль.

Логика процесса последующая: перед лицом общего неприятеля, партийные разногласия не в счет. В настоящее время они как бы молвят новым властям: «мы с вами, а вы с нами и против их, а чем мы занимались, как не этим ранее….» И новые, вышедшие из схожей среды также становятся на одну позицию с ними, благо и разделять, и делать денежные средства они могут. А новые также обожают деньги, да и, в отличие о стареньких, голодны. Тем поболее они вроде и сдали, и отреклись от нескольких стареньких одиозных партийных фаворитов, и даже общественно выразили готовность мочить их, бывших соратников и друзей (хотя год-два назад точно также посиживали за одним «столом» с теми бывшими и делали программу действий, а то и издевались или гоняли сегодняшних).

Мемы – это антироссийская риторика, к примеру коллективный плач по безвинно убиенным детям Сирии и, естественно же, Украина (западенцы). На нее наши крысоловы глядят с надеждой, что при случае оттуда триумфатором возвратится Михаил Саакашвили (фактически отказавшись от него из циничных соображений, они верны идее либо делают вид, что верны идее, фактически надо же смотреться относительно достойно даже крысолову в очах людей). Не принимаешь этих мэмов (поболее того, транслируешь оборотное), ты разведчик российских спецслужб, для тебя не светит продвижение и топят тебя всей массой.

В какой-то момент это наскучивает, каким бы волевым не был человек, он уходит, как лев, бросающий свою добычу перед стаей шакалов… Не то, чтоб он боялся их, он уходит от мерзкого воя, коий те поднимают, чтоб изгнать его.

Вы думаете, а как же Бидзина Иванишвили…. Фактически пришел же он на данной волне, да и столько новейших, светлых, смелых и лиц, и способностей появилось в освободившейся от режима Саакашвили Грузии. Но это далековато не так. В отличие от других, предыдущих ему анти саакашвилевских волн, он привлек к для себя людей голодных и обездоленных, наобещал с три короба, увлек массы утопией и денежными средствами. Этот сброд, до того молчавший в буквальном смысле, растоптал 1-ые ряды: тех, кто понимал за что и для чего сражался; тех, кто отказался от работы, приемуществ ради идеи; тех, кто желал изменить систему и не удовлетворился бы сменой декораций. Голодные шакалы в буквальном смысле «ушли» львов. Им было вообще все равно с кем, как, куда и для чего – деньги излучали умопомрачительный запах, да и стремились они во власть ради денежных средств (так как сотрудничество с саакашвилевскими у их просто не вышло). Не знаю, может я мало категоричен в оценке происшедшего, но слова Столыпина как нельзя лучше подходят данной конфигурации: «Народ, не имеющий государственного самосознания — конечно есть навоз, на котором произрастают остальные народы», что в Грузии отчасти и происходит. Превратив собственных женщин в гейш, а самих себя в обслуживающий персонал, грузины периодически будто бы просыпаются, устраивая «грузинские марши», и возмущаются засильем иноземцев, но на последующий же денек, как ни в чем не бывало, идут на работу по своим борделям и казино, либо, под те же цели, сдают собственные квартиры им же (иноземцам), тем самым, кого перед этим настолько яростно изгоняли из страны. С тем же пафосом продолжают гласить об европейском выборе, членстве в НАТО и «историческом друге — Турции»… В общем похожи на гулящих девок, кои волокутся из 1-го ресторана в другой то с одним мужчиной, то с другим, а дальше возмущаются по поводу исковерканной жизни и подмоченной репутации за место того, чтоб просто вдуматься в причину и поменять стиль жизни!.. Повторюсь, тут я не о народе в целом, о группе лиц, конечно уже годы насилующей мой люд и, по драматичности судьбы и из-за наружных факторов, представляющих политическую элиту Грузии, в данном случае городка Батуми. М-да…, практически по Шварцу: «это ужаснее народа, это наилучшие люди города». Но это, естественно же, не наилучшие люди, наилучшие просто не у дел, их гоняли массой, их «ушли», их не подпускал Госдеп. И не вина в том народа, не люд выбирал их (подробнее см. «О выборе которого у Грузии нет» http://www.iarex.ru/articles/29421.html)

Как написал не так давно один узнаваемый кобулетский блогер Гия Гогитидзе: «Вот конечно уже почти 30 лет как нас изгнали из дома и живем в свинарнике, и может многим это нравится, но не мне…» О чем он, чтоб и непосвященный читатель разобрался в его, и таких как он, боли — 2-мя абзацами: В период меж 1913 и 1975 годами государственный доход Грузии вырос практически в 90 раз, экономика страны поменялась от аграрной к промышленной и постиндустриальной. В 1990 — ом Республика Грузия произвела 0,2% всей мировой промышленной продукции, приблизительно столько же, сколько Норвегия. В апреле 1991 Грузия объявила независимость и в тот же миг впала в мракобесие, в буквальном смысле её затянуло в омут штатской и этнических войн. В итоге — экономика фактически развалилась. Конечно уже в 1992 году объём грузинского промышленного производства сократился на 40%, ну а к середине 1994 года кризис окутал все отрасли. Инфляция составила около 9000% в год, а отсутствие работы достигла 30%. Средняя настоящая зарплата свалилась примерно в 10 раз, шла массовая эмиграция населения в Россию (в основном), Турцию и в страны Евросоюза, всего лишь из страны выехало поболее 1 млн. человек. Вот так процветающая «колония» Грузия в одночасье перевоплотилась в «свободную», но нищую Жоре, но об этом периоде молвят у нас разве что в контексте средневекового мракобесия, сравнивая наши перипетии с выводом Моисеем из пустыни евреев. До «Земли обетованной», как понятно, шли 40 годов, грузины идут только тридцать (данный мэм, брошенный в массы конечно еще Звиадом, вообще все еще удачно работает в определенных кругах).

Гия Гогитидзе — из городка Кобулети, прежней цитрусовой житницы всего лишь Союза, потому и продолжает он под последующим углом: Мы экспортировали цветочки, цитрусы, а также остальные продукты, и эта деятельность была так доходной, что могли позволить для себя всё, положение же поменялось настолько конструктивно, что 80% всех пищевых товаров, которые потребляет сейчас население Грузии, поступает из-за рубежа. Мы стали банановой республикой, только лишь без собственных бананов, бананы нам тоже приходится завозить, и это в Грузии, где даже воткнутая палка расцветает по весне…, а поболее миллиона грузин находится за рубежом». Но свиньи во власти живут собственной жизнью, в собственном свинарнике, где их щедро подкармливает Патрон, и не до таких им, как Гия Гогитидзе, влюблённых в свою страну людей, ведь для их Грузия — не поболее чем потасканная девка, которую разрешено и нужно поматросить, да и поторговать её телом не грех, если что.

Вот что пишет другой грузинский блогер, писатель Гоги Лорткипанидзе: «Вспоминается как оправдывали наши, так именуемые «либералы», бомбежки Белграда конечно еще в 90-х, «освобождение» Косово от Сербии, как безжалостно критиковали терана Милошевича… Позднее, как малыши радовались и бомбежкам Ирака с Ливией, свержению Каддафи с Саддамом, получали оргазм оттого, что эти страны «опустили». Конечно еще позднее вспоминаем как эти же люди подняли визг из-за взятия Алеппо, рыдали по невинным жертвам, представляя русских солдат и Асада такими каннибалами… Сейчас они молчат, молчат до первого приказа из посольства USA. А потом конечно еще скажут, что Америка не при чем.»

Таким образом, мы подошли к главным мэмам, к тому, что вроде неприметно в официальной жизни, но проскальзывает в твитах и постах и что, как и почерк, выдает с потрохами, и чего не поменять. Мэмы (единица культурной инфе) или то, что группирует наших «героев», невзирая на осмотрительность и способность к мимикрии. Да, они надевают голубые майки с символом мечты (партийный цвет «Грузинской мечты»), носят её знамена, маршируют под её песни (песни также особенного рода: нравится либо не нравится рэп, слушал либо в жизни не слушал, НО!!! слушать и плясать с восторгом под песни репера — отпрыска Иванишвили, Беры — требование управления и этакий тест на лояльность). Они общественно ненавидят Саакашвили, но в фейсбуке, к примеру, постят построенные им строения (и ни слова о том, сколько на их затрачено и что они — не функциональны), болеют за «западенцев» в штатской войне на Украине, поддерживают «украинского патриарха», при этом понятия не имеют, что такое к примеру «униаты», совершенно не знают историю Украины, размахивают патриотическими девизами на границе, а при первом же выстреле бегут (если вдруг что-то… в ответе станет конечно-же Иванишвили, провокации у крысоловов в крови). Разглагольствуют об авторитарной природе путинского режима, но и словом не заикаются об Эрдогане, вроде молятся Богу, но одна часть секуляризирована так, что хоть какое их деяние в этом направлении дает лицемерием, а другая имеет в друзьях таких попов, которые всем существованием стают насмешкой над христианством (это ближайшие к Саакашвили и лоббируемые им «святые отцы» — русофобы, либо другая крайность – такие как некоторый Мамаладзе, узнаваемый по «делу о цианиде», поп-уголовник). Прогнило в их мире вообще все и настолько, что не существует, как такой, четкой платформы, с коей можно было бы возвестить, что новое и необходимое. Дом их стоял на фундаменте безнравственности, потому и разъело его правдой, которую не лицезреют уже только лишь самые упертые в их вере.

Осознаете ли в чем дело, конструкция, на коей держался мир грузинской политической элиты, лестница, по коей эти конъюнктурщики взбирались ввысь, рушится на их же очах, их мечты преобразуются в кошмар, материализуясь на Украине, с изгнанием Саакашвили, в Сирии — со взятием Алеппо, от сближения Турции с Россией, в Штатах — с избранием Трампа… и они это лицезреют, и огрызаются. Грузия же, последний их форпост.

Насильники и убийцы сами жертвы, как ты говоришь. Но я называю их псами, и если они жрут свою блевотину, то единственный метод остановить их — плеть. Псов разрешено научить многим полезным вещам, но не в том случае, если ты прощаешь их всякий раз, когда они следуют своим природным склонностям. / Догвилль.

Врубается подсознание полное архаичных образов и страхов, а кошмары, как понятно, порождают чудовищ. Монстры же, считая последние деньки, сделают вообще все возможное, чтоб не уйти, а если и уйти, то так, чтоб радость от победы другого лагеря (в свою очередь также поделенного на сегменты), коий они на протяжении 25 годов старательно, всеми правдами и неправдами расчленяли, выставляли на посмешище и загоняли в андерграунд — max. поблекла!

Ну, а что если не быть таким упертым, проявить хоть каплю благородства перед уходом в вечность… Если, к примеру, обратиться к цивилизации так же, как президент РФ, не разделять более историю на эпизоды, за круглым столом отмежевать мифологию от фактов и поискать новый путь, независящий от представления ложных «исторических друзей и стратегических партнеров» типа Турции и USA, построить «суверенную демократию», нейтральную к тектоническим сдвигам в остальном мире – нет, им это не надо.

Они выбирают кардинально другую модель поведения: С 2012 — ого из-за форс-мажора, Грузия практически получила последующий винегрет: в свое определенное время изгнанные из «националов» (большей частью коррупционеры, понимающие толк в современных разработках), оставшиеся не при власти после прихода «националов» сторонники Шеварднадзе и Абашидзе (реликты, ханжи и коррупционеры) и «голодранцы» (не нужные ни Шеварднадзе, ни Абашидзе, ни Саакашвили люди с улицы, за исключением как для расклеивания плакатов, ничему не наученные), и естественно же, перебравшиеся после поражения Саакашвили в 2012 (большей частью из силовиков с компроматами на всех и вся). Из данной вот «элиты» сегодня состоит грузинская власть, поточнее иванишвилевская рать (и всякий круг власти со своим небольшим Иванишвили, впрямую связанным с наибольшим).

В тебе посиживает предубеждение, что никто, никто не может достигнуть столь высочайшего уровня нравственности, которого достигнула ты. Потому ты и оправдываешь других. И весьма трудно представить для себя большее высокомерие. / Догвилль

Так, к примеру — мэр городка Батуми, прежний высокопоставленный бюрократ при режиме Саакашвили, всю жизнь служил в денежных силовых структурах (если кто не понимает, то одним из главных обвинений к Саакашвили было как раз то, что он терроризировал бизнес средством этих органов), в буквальном смысле приостановил развитие городка. В силу недалекости, неимения видения и неумения управлять таким общественным институтом, как городская мэрия, перенеся милицейский опыт (поточнее обэхэешный) на взаимоотношения с сотрудниками мэрии и жителями городка, он довел город до состояния стагнации. Если что-то и работает, то только лишь по инерции, а, оставив старенькие кадры, кои в большинстве собственном представляли саакашвилевский партийный актив, он подорвал веру обитателей города на хоть какое-то восстановление справедливости. На втором полюсе городской власти, как вы понимаете, законодательная – тут катастрофическая ситуация другого порядка.

По стечению событий партийным фаворитом оказалось существо, просто напросто изгнанное из «национального движения» за катастрофический некрасивый поступок. Существо до того ничтожное, что подпускать его к для себя не желала ни одна оппозиционная саакашвилевской партия, ни сами входящие в коалицию «Мечта», ни другие партии. За исключением одной — самой «прозападной» – способной на любые мерзости покуда Иванишвили просто не купил её фаворита.

Вскоре эту партию «ушли» из коалиции, но члены её, самые беспринципные, способные на вообще все, достались конечно уже «Грузинской мечте». Таким образом, остался там и наш «герой», заговоривший от имени партии. Вообще все последние годы, эти два человека только лишь и делали, что назначали на должности собственных – нет, не единомышленников (единомышленники имеются у тех, кто имеет идею, либо мысль – эти, пришедшие ниоткуда, назначали собственных друзей), так же пришедших из ниоткуда. Вошли в мечту они «заразой», транслируя вообще все те мэмы, о коих мы гласили выше, заражая в буквальном смысле каждую здоровую клеточку организма, они просочились в организм так, что нереально исправить это изнутри. Но об этом и подробнее в последующей части.

В настоящее время свет высвечивал вообще все огрехи и недостатки домов и людей. И в один момент она отыскала ответ на вопрос, коий сама для себя задавала: Поступая, так же как и они, она не смогла бы не оправдать собственные действия и ни в какой-то степени осудить их. Ей показалось, что печаль и боль, в конце концов-то заняли в ее душе подобающее пространство. Нет, то, что они сделали было нехорошо и что человек, владеющий властью должен попробовать восстановить попранную тут справедливость во имя других малеханьких городков, во имя всего лишь человечества и в последнюю очередь во имя определенного человека, а конкретно — ее. / Догвилль.

Продолжение следует

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
Facebooktwittergoogle_plusredditpinterestmail

✍ Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать», я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок:

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.