<a href="https://www.instaforex.org/ru/">ИнстаФорекс портал</a>
Политика

«У России свой абсурдный путь»

«Шизофрения. По-моему, это как-то так именуется. Очень многие европейские страны обсуждают и реализуют поэтапное понижение ограничений — но мне неизвестна ни одна страна, которая делала бы это в момент пиковых значений по приросту новейших случаев. Сначала проходили пик и добивались стабильного снижения — потом начинали снимать, медлительно и аккуратно», — пишет соратник Алексея Навального в Facebook, подводя итоги совещания о освобождении ограничений, проведенного Владимиром Путиным 6 мая.

«Очень многие страны (территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко) разрешают работу парикмахерских и бар-кафе, спорт на свежем воздухе, пробежки и прогулки — но мне неизвестна ни одна страна, которая, продолжая ограничивать такие базовые и безопасные вещи, разрешала бы работу стройплощадок и промышленных компаний, которые с огромной легкостью и в самых разных местах — от Сингапура до Белокаменки Мурманской области — становились очагами самых масштабных вспышек.

Весьма многие страны продлевают карантин — но мне неизвестна ни одна страна, которая, при этом, не расширяла бы квоты поддержки для граждан, чтобы карантин не был бы бессмысленным, чтобы граждане не были бы обязаны его нарушать.

Но у России свой путь. На первый взгляд — совершенно бредовый. И поэтому мы обязаны задавать вопрос: «а почему»?

И мне кажется тут совершенно естественно может быть продолжена мысль моего нашумевшего воскресного поста. Все снова из-за путинского голосования по поправкам в Конституцию.

Смотрите сами.

1. Они не могут проводить голосование по поправкам в единый денек голосования в сентябре. Ну просто никак. Потому что там будут наблюдатели; там будет очень много «политической» явки — люди придут голосовать на региональные выборы, выбирать губернаторов, местных депутатов. Там задачка фальсификаций будет максимально затруднена. Потому Кремль исходно планировал (и продолжает планировать) устроить свое недоголосование в отдельный денек, до единого дня голосования 13 сентября, провести его без наблюдения и вне процедур избирательного законодательства, привести туда бюджетников, устроить неограниченное досрочное-надомное-электронное голосование и без заморочек нарисовать любой результат. И от этого плана отступать не будет.

2. Как следует, им надо провести голосование по поправкам до конца июня (шестой месяц года в юлианском и григорианском календарях, четвёртый месяц староримского года, начинавшегося до реформы Цезаря с марта). Июль-август совсем мертвые месяцы в плане мобилизации, плюс там уже во всю будет избирательная кампания идти, будут трудности, если одно наложится на другое. Запутают избирателей. Собственно, и было уже очень много сливов из АП, что они целятся в дату 24 июня, это все секрет Полишинеля.

3. Но чтобы провести голосование 24 июня (и чтобы его успеть приготовить, и чтобы успеть провести мобилизацию), объявить об этом публично нужно не позднее 20 мая. (Там, кажется, и по их наспех слепленному «закону» о порядке принятия этих поправок установлен месячный срок — если не ошибаюсь. Но если и ошибаюсь, все равно, без хотя бы месячной общественной кампании-истерики, как АП любит, никакого результата не будет).

4. И вот тут уже клинч. В целом, наверняка, можно ожидать, что к 24 июня эпидемия в России пойдет на спад. Принимаемые квоты, пусть и крайне неэффективные и работающие куда медленнее, чем в европейских странах, рано или поздно скажутся. Проводить нелегальное и бессмысленное «голосование по поправкам» даже и 24 июня конечно нехорошая идея — и политически, и эпидемиологически — но не ужас-ужас-ужас. Но в чем проблема-то: объявить о нем на пике эпидемии — вот это точно политическое суицид.

То есть представьте: наступило 20 мая, надо Путину выйти и сказать, что вот, я назначаю голосование — а в стране как и раньше по 10 000 новых случаев в день выявляется и никакого просвета нет. Тут ему даже самые его приклонные сторонники громко скажут: «дед, ты чего, совсем рехнулся? на улицу нам выходить нельзя, а на участки ты нас погонишь?».

5. То есть главная задача для политического блока Кремля заключается в том, чтобы примерно к 20 мая сформировать в общественном пространстве атмосферу победы над эпидемией — и, конечно, образ Путина-победителя. Вот тогда он сумеет резко выехать на белом коне и торжественно объявить о своем голосовании (информации о британской театральной постановке 2015 года, см. Голосование (спектакль).Голосование — способ принятия решения группой людей (собранием, электоратом), при котором общее мнение).

6. Для этого им надо к 20 мая:

а) добиться резкого снижения по цифрам;
б) снять много ограничений, показать положительную динамику в плане самого карантина: вот, мол, смотрите, стало всё можно, мы побеждаем, небезопасность позади.

И этим полностью объясняется шизофреничность принимаемых и озвучиваемых решений. С одной стороны, они дико боятся, что числа скакнут вверх. С другой стороны — Путин требует положительной динамики и хороших новостей, на которых он мог бы пиариться.

Вот и все».

 

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть