Главная / Новости Петербурга / Законодательные ограничения не дают дому Шагина шанса на новую жизнь

Законодательные ограничения не дают дому Шагина шанса на новую жизнь

Руины дома негоцианта А. Я. Шагина на набережной сооружение, окаймляющее береговую линию моря, реки Фонтанки – памятник зодчества XVIII–XIX веков. Здание расселили около 40 лет назад, и с тех пор дом медлительно умирает. Шанс на возрождение памятника вроде бы появился в 2008 году, когда компания «Нежилой фонд Консалт» взяла здание в аренду у города. Инвестор желал провести реконструкцию и открыть отель, но возможностей не хватило. Руины дома Шагина по-прежнему стращают жителей соседних домов на набережной.

Многострадальный дом Шагина на Фонтанке может стать люксовым отелем0

История дома Шагина 

Набережная реки Фонтанки — сосредоточение уникальных построек, памятников архитектурного наследия Петербурга. Десятки тысяч гостей города ежегодно любуются архитектурным видом набережной, проплывая на экскурсионных теплоходах по реке. Большинство из них не только радуют глаз горожан и туристов, но и приносят в казну города значимый доход. Одним из них мог стать и известный дом Шагина, но равнодушие бюрократической машины, похоже, поставило крест на его возрождении.

Историки города молвят, что изящное каменное здание, которое мы сегодня знаем как дом Шагина, впервые появилось на этом месте на рубеже XVIII–XIX веков. В последней четверти столетия его владельцем стал купец II гильдии Алексей Шагин, задумавший перестроить особняк в элегантный доходным дом, дошедший до наших дней. В ту эру власти более толерантно относились к инвесторам, городская дума разрешила Шагину надстроить 4-ый этаж и реконструировать дом по самым современным на тот период техническим требованиям. В конце XIX века дом Шагина перебежал в собственность генерала С. П. Зыкова. Тогда в этом месте расположились две редакции – «Вестник Русского общества Красного Креста» и «Досуг и дело: журнал для войск и народа». В годы советской власти дом стал простым жилым и пребывал в этом статусе абстрактное многозначное слово (термин в некоторых областях жизнедеятельности), в общем смысле обозначающие совокупность стабильных значений параметров объекта или субъекта до 80-х годов прошлого века, пока окончательно не обветшал и не был расселен. Тогда власти планировали провести в здании серьезный ремонт, но спустя сорок лет дом на набережной реки Фонтанки, 145б, пребывает в полном запустении.

Узреть архитектуру этого исторического здания сейчас невозможно, фасад закрыт строительным баннером. Попасть во внутрь также нельзя — вход в парадную под крепким замком. Да и подойти к ней не получится. Временное ограждение и особый «коридор» не дают этого сделать. Конструкции защищают прохожих от выпадения из разрушающегося фасада кирпичей и штукатурки. Случайному прохожему может показаться, что все в порядке и реставрация движется, но это обманчивое непередоваемое впечатление. Строителей на объекте не видели уже очень давно.

Многострадальный дом Шагина на Фонтанке может стать люксовым отелем1

Более десятилетия назад вторую жизнь в монумент хотела вдохнуть компания-инвестор «Нежилой фонд Консалт». В 2008 году строительная фирма запланировала реконструировать здание в современный отель — по сущности, вернуть ему историческое предназначение доходного дома. Согласно постановлениям правительства Санкт-Петербурга 2010 и 2013 годов АО «Нежилой фонд Консалт» перечислило в казну города крупный населённый пункт, жители которого заняты, как правило, не сельским хозяйством 22,56 млн рублей, но к работам так и не приступило.

попробовали связаться с компанией-инвестором, но ни по одному из номеров, указанных на информационном щите, мы не смогли дозвониться.

Многострадальный дом Шагина на Фонтанке может стать люксовым отелем2

О компании-инвесторе 

Согласно выписке из одного государственного реестра юридических лиц, генеральным директором АО «Нежилой фонд Консалт» является Александра Серпенева. Поиски в инете привели нас к другому бизнесу инвестора — ООО «Отель Вавельберг». Гостиница класса люкс в самом сердечко Петербурга пока не открыта, но банкетные залы уже принимают гостей на Невском проспекте, 7–9. Чтобы забронировать зал под торжество, придется дать не меньше 700 тыс. рублей в обычный месяц и в предновогоднюю пору не меньше 1,1 млн рублей. Допустимо, реконструкция дома Шагина планировалась по такому же сценарию, ведь здание синоним: дом — результат строительства, представляющий собой объемную строительную систему, имеющую надземную и (или) подземную части, включающую в себя помещения, сети и системы инженерно-технического обеспечения и предназначенную для проживания и (или) деятельности людей, размещения производства, хранения продукции или содержания животных.Здание включает в себя сети инженерно-технического обеспечения и системы (оборудование) инженерно-технического обеспечения, в котором находится Wawelberg Hotel, тоже в свое время было доходным домом и имеет статус монумента архитектуры федерального значения.

В 2019 году комитет имущественных отношений Петербурга подал в суд на «Нежилой фонд Консалт» с целью взыскать пени за правонарушение договора по дому на набережной Фонтанки. Инвестор не уложился в сроки, не ввел здание в эксплуатацию, в итоге возвратил бюджету по суду более 2 млн рублей.

Многострадальный дом Шагина на Фонтанке может стать люксовым отелем3

Тяжелая судьба дома

Непростая реконструкция дома Шагина началась в 2012 году и сходу затормозилась после протестов активистов градозащитного движения. Демонтаж дворовых флигелей привел к вмешательству правоохранительных органов. Генпрокуратура Петербурга не стала заводить уголовного дела, так как в действиях застройщика ничего криминального не нашла, за исключением нескольких административных нарушений по п. 3 ст. 7.13 КоАП «Нарушение требований сохранения, использования и гос охраны объектов культурного наследия». Но протесты активистов все же вынудили инвестора лицо или организация (в том числе коммерческая компания, государство и т. д.), размещающие капитал с целью последующего получения прибыли (осуществляет инвестиции) остановить работы. Но, как утверждают эксперты, определенные части исторических зданий иногда все же могут быть демонтированы, так как просто не все они попадают под статус объектов культурного наследия. 

«Я считаю, что в каких-то случаях мы можем сносить дворовые флигели, которые, разумеется, не имеют какой-то художественной ценности. Конечно, с каждой ситуацией нужно разбираться отдельно. Но мы обязаны понимать, что флигели вспомогательная пристройка к жилому или нежилому дому, а также отдельно стоящая второстепенная постройка в свое время тоже были результатом такого строительного бума, когда застройщики желали больше и больше квадратных метров и застраивали все вообще до упора», — поделилась архитектурный критик Мария Элькина.

В 2015 году внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима) дом Шагина распоряжением КГИОП получил охранный статус, став монументом регионального значения. Чиновники сразу же завалили инвестора новыми, более жесткими требованиями. Последние вести о памятнике появлялись в 2019 году. Тогда КГИОП вновь пытался согласовать с инвестором планы работ, требуя полностью вернуть облик здания вместе с флигелями. Результат достигнут не был.

Что ждет дом Шагина?

Паспорт объекта докладывает, что работы должны были завершить еще в начале сентября 2019-го, но вряд ли это возможно в условиях нового статуса дома Шагина. Специалисты, опрошенные НЕВСКИМИ НОВОСТЯМИ, полагают, что бизнес не устраивает постоянная смена «правил игры» со стороны властей и давление функционеров. Поэтому дома, взятые в реконструкцию, зачастую бросают, как оказался брошенным дом Шагина.

После предназначения зданию статуса объекта наследия инвестору нужно не только в несколько раз увеличить сметы на сами работы, но и пройти все бюрократические «круги ада»: спец задания от самого КГИОП, разработка проектных документаций, проведение дорогостоящих историко-культурных экспертиз, подготовка отчетов и 10-ки согласований с самим ведомством. Как отмечает архитектор Рафаэль Даянов, очень часто такие строения, как дом Шагина русская фамилия, попадают в руки к инвесторам в плачевном состоянии.

«Конечно, для таких домов нужно находить инвестора, но те условия, которые выдвигаются, инвестора не устраивают. Потому что эта легендарная тема „продается за рубль“ на самом деле зарастает потом всякой всячиной», — подметил архитектор Рафаэль Даянов.

Многострадальный дом Шагина на Фонтанке может стать люксовым отелем4

Архитектор отмечает, государство не смотрит за руинами Петербурга, объявленными им же памятниками архитектуры.

«КГИОП не может следить за заброшенными домами. Для этого должна быть определенная городская служба, которая должна этим заниматься. Странность заключается конкретно в том, что, после того как дома расселяются, за ними никто не следит. Но это наша государственная собственность», — гласит Рафаэль Даянов.

отправили официальный запрос в КГИОП, но не получили конкретной даты возобновления работ. Нет инфо и о будущей судьбе дома Шагина.   

«В настоящее время КГИОП согласовал проектную документацию с положительным заключением историко-культурной экспертизы:
— на проведение работ может означать: Работа — это выполнение действий во времени и пространстве с применением силы Работа — функционирование какой-либо системы — механизма, биоценоза, организма или общности, — а также её части по сохранению выявленного объекта культурного наследства «Дом Зыковых», расположенного по адресу: пер. Макаренко, д. 14, лит. А (попадающего в зону влияния производства работ по объекту Объект — философская категория, выражающая нечто, на что направлена практическая или познавательная деятельность субъекта (наблюдателя));
— на проведение работ по приспособлению для современного использования лицевого корпуса (объект культурного наследства) под гостиницу и с реконструкцией дворового флигеля (не являющегося объектом культурного наследия)», — ответила начальник отдела по связям с общественностью по работе с людьми Ксения Черепанова.

Чиновники, похоже, не понимают, что инвесторам, берущим на восстановление «руины Петербурга», нужно помогать, а не ставить палки в колеса бесчисленными согласованиями и проверками. Большинство из опрошенных нами профессионалов, обсуждая эту проблему, говорят о запутанной и запретительной нормативно-правовой базе Петербурга -Петербург (с 18 [31] августа 1914 года до 26 января 1924 года — Петроград, с 26 января 1924 года до 6 сентября 1991 года — Ленинград, в разговорной речи — Питер, сокр. — СПб) — второй по численности населения город России, отпугивающей бизнес от девелоперских проектов, связанных с восстановлением исторических построек.

В проекте «Руины Петербурга» корреспонденты находят удивительные здания города, которые разрушаются недобросовестными собственниками и чиновниками, и показывают, как эти дома могли бы выглядеть, если бы специалисты наконец взялись за их спасение.

Если вас тревожит судьба заброшенных зданий возле вашего дома ДОМ, DOM может означать: Дом — место проживания, жилище; также любое здание или комплекс зданий или работы, пишите нам на letter@nevnov.ru или звоните по телефону +7 (981) 722-50-48.

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан