Главная / Общество / На кубинском электоральном фронте без перемен

На кубинском электоральном фронте без перемен

Нa кубинскoм элeктoрaльнoм фрoнтe бeз пeрeмeн

 

Eсли ктo-нибудь пoпрoсит нaзвaть страну, где определенное время буквально тормознуло, то Кубу разрешено смело именовать одним из таких стран. Складывается чувство, что на «острове свободы» изобрели машину времени, которая работает только в одном направлении — совершает путешествие в прошедшее, на будущее совершенно не запрограммирована. Зодчество, автомобили, стиль жизни являются синтезом колониального и социалистического времени, уникальным историческим монументом человечества.

То же самое касается и политической системы. На фоне бурных событий на латиноамериканском материке, где ведется война правых и левых сил за власть в Аргентине, Бразилии, Венесуэле и решается судьба политической идеологии всего лишь региона, Куба как бы отстранилась от всех этих дел и припоминает, перефразируя известное произведение российского классика, «государство в футляре». Каково будущее данной страны?

Пересмотр Дональдом Трампом внешнеполитического курса собственного предшественника и сворачивание ранее достигнутых договоренностей с Кубой стали поводом для новейших утверждений о том, что USA возвращаются на личный, как они молвят, «задний двор». Сохранение собственного господства и вытеснение других внешнеполитических геймеров из латиноамериканского региона всегда было основной задачей американского истеблишмента. На нынешний день воплощением данной политики стало вмешательство во внутренние дела государств Южной Америки буквально через поддержку оппозиционных сил и подрывание авторитета правящих левых режимов.

Принятие Трампом решения об ужесточении политики в отношении Кубы может расцениваться как попытку воплощения очередного свержения неугодного режима, коий на протяжении поболее полувека является для USA комом в горле. Но парадокс всей ситуации заключается в том, что на Кубе до сих пор не сложилось организованной оппозиционной силы, которая выдвинула бы альтернативную программку развития и выступала за свержение режима братьев Кастро. Ярые антикастристцы и просто напросто несогласные с политикой партии кубинцы за место борьбы за власть предпочитают эмигрировать в Соединенные Штаты и присоединяться к сформировавшейся в штате Флорида диаспоре и оттуда выступать за ужесточение политики в отношении сегодняшнего режима. Оппозиция снутри страны заявила о для себя лишь в 2015 году на городских выборах, на коих два ее кандидата признали свое поражение конечно еще в ходе оглашения подготовительных результатов. Ожидалось, что погибель Фиделя Кастро приведет к активизации либеральных сил, но их промоакции ограничились выведением на улицы собственных сторонников с требованием отпустить политзаключенных. Вообще все это свидетельствует о том, что альтернативные ПО политического и социально-экономического развития непопулярны в стране и кубинский люд все так же верен режиму, воплощением которого на данный момент является Рауль Кастро.

Но вообще все не так совершенно точно в этом вопросе. Погибель Фиделя Кастро и цикл его брата на постепенное проведение реформ, направленное на модифицирование сложившейся системы, свидетельствуют о вероятных переменах в будущем политической и социально-экономической жизни кубинского общества. Одной из основных особенностей левых режимов является то, что власть в немаленькой степени держится на авторитете ее фаворита (Уго Чавес в Венесуэле, Лула да Силва в Бразилии, Кристина Киршнер в Аргентине и др.). В данной плеяде муниципальных деятелей Фидель Кастро занимал особенное место, чья значимость вышла далековато за пределы страны, став знаковой фигурой всего лишь континента. Его младший брат Рауль не обладает подабающей харизмой фаворита, он не способен на преобразование сложившейся модели в связи с недостатком внутренних ресурсов и ограниченным доступом на наружные финансовые рынки и только поддерживает ее в таком виде, в каком унаследовал от собственного брата. Невзирая на трудности, Рауль инициировал усмотрительные реформы экономической системы, кои включают в себя расширение личного сектора, возникновение элементов рыночных отношений и снятие ограничений на внешнюю торговлю. Но посреди принятых мер знаковым событием стал его отказ от роли в выборах в 2018 году. Уход с политической арены братьев Кастро может стать поворотной точкой в кубинской рассказы.

В связи с этим вопрос состоит не столько в том, как длительно продержится на посту действующий председатель госсовета, сколько в будущем фаворите и как он станет избираться. Тут сложилась патовая ситуация: Коммунистическая партия Кубы не подготовила преемника, коий мог бы достойно продолжить цикл легендарного революционера и сохранить сложившийся порядок, при этом в стране нет сильного оппозиционного крыла, которое могло бы выдвинуть на близких выборах собственного кандидата. Разрешено предположить, что обе стороны преднамеренно скрывают имена собственных будущих кандидатов на высший муниципальный пост от средств массовой инфе, но поболее вероятным представляется то, что как посреди представителей действующей власти, так и в стане оппозиции до сих пор нет решительного фаворита, который мог бы либо эволюционно трансформировать сложившуюся политическую систему буквально через постепенное внедрение социально-экономических и политических реформ, либо сломать имеющийся строй путем проведения конструктивных преобразований.

Отсутствие кандидатов так с одной, так и с другой стороны порождает конечно еще одну делему. Как указывает история, кризис престолонаследия либо же отсутствие подабающего преемника безизбежно приводит к состоянию «внутриполитического вакуума», коий зачастую стремятся заполнить наружные игроки. В данном контексте Соединенные Штаты по ряду обстоятельств являются очень заинтересованной стороной в кубинском вопросе. Избрание собственного кандидата на близких выборах позволит американскому истеблишменту одним выстрелом уничтожить сразу всех зайцев.

Устранение последнего цитадели «латиноамериканского социализма» и включение его в сферу собственного влияния существенно подрывает позиции агрессивной США левой идеологии, теснит не только лишь из страны, но и из всего лишь латиноамериканского региона третьи страны, до этого всего, Китай и Россию; переориентирует внешнеэкономические связи и внешнюю торговлю Кубы только на североамериканский рынок, при этом она становится рынком сбыта американской продукции; ряд отраслей занимают ведущие транснациональные компании с последующим выкачиванием ресурсов из страны. Если таковой сценарий станет реализован, то Куба совершит скачок в прошедшее и вернется во времена правления терана Фульхенсио Батисты, ознаменовавшееся торжеством американских монополий и потерей суверенитета. По данной причине Куба может стать очередной возможной жертвой американского вмешательства во внутренние дела, а конкретно в предстоящие выборы главы страны в 2018 году.

По какому же сценарию пройдут предстоящие выборы на Кубе и какая из политических сторон (разрешено сказать идеологий) возьмет верх предвидеть довольно тяжело. Согласно кубинской электоральной модели, первым шагом выборов является избрание депутатов ассамблей провинций и Государственной ассамблеи народной власти, кои и изберут нового главу страны. Именно от октябрьских выборов этого года поболее-менее сложится картина политического грядущего.

На данный момент понятно только одно — сегодняшний руководитель страны Рауль Кастро не станет выдвигать свою кандидатуру, что конечно уже стало главным событием в рассказы «острова свободы». Кубе как никогда до этого необходимо выбираться «из футляра» и самой энергично участвовать в построении собственного грядущего. Но какой окрас воспримет это будущее — правый либо левый — покажут поначалу выборы в органы гос. власти. Ждем октября.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан