Главная / Общество / Виктор Шендерович: Цирк с конями. Новая программа

Виктор Шендерович: Цирк с конями. Новая программа

Виктoр Шeндeрoвич: Цирк с кoнями. Нoвaя прoгрaммa

Примитe мoи зaпoздaлыe 5 кoпeeк пo   кoллизии «Нaвaльный   — Собчак». Вобщем, что здесь может устареть до   весны?

Мне кажется, в   процессе обсуждения вопрос был очень усложнен, а   его сущность основательно замылена (кем-то по   недомыслию, а   кем-то   — сознательно). Хороша либо плоха Собчак, авторитарен ли   Навальный, либеральны либо недостаточно либеральны те   либо другие ПО   — все это, на   мой взор, не   имеет взаимоотношения к   сути дела.

ПО   — это для Бельгии (Нидердандов, Франции, Канады эт   цетера). Для свободных государств, в   которых свободные люди на   свободных выборах решают, как будут смотреться важные подробности их   будущей свободной жизни   — налоги, миграционная политика, степень федерализации, внешнеполитические основные приоритеты…

Нам   — дай господь дожить до   такового, хотя пока что-то не   похоже, что даст. Нам до   этого всего лишь   — как Рогозину до   Илона Маска. Мы   с вами, господа отличные, обитаем, в   реальный исторический момент, в   глубочайшей азиатской пятой точке, с   несменяемым вождем племени и   деградирующими публичными институтами. Мы   вообще все   — вассалы (включая, что любопытно, Ксению Собчак, коей несколько годов назад тоже дали примерить данный правоохранительный фасончик). С   каждым из   нас разрешено сделать что угодно.

Индивидуальная специфика экзекуции (одна для Улюкаева, другая для Ильдара Дадина), как и   ее территориальная специфичность (одна в   Барвихе, другая в   республике Марий Эл   и совершенно третья в   Чечне) только лишь   подчеркивают данный общий азиатский беззащитный знаменатель.

Что разрешено сделать в   данной ситуации? Да   различное можно сделать.

Разрешено попробовать сделать лучше свои вассальные позиции, победив других вассалов в   конкурентноспособной борьбе за   доступ к   феодальным ресурсам.

А   разрешено попытаться выйти на   свободу.

Для начала следует констатировать, что это   — две различные задачи.

Графа Монте-Кристо из   Путина не   вышло (я не   про вещественную, а   про историческую часть вопроса)   — ему бы   в настоящее время остаться в   управдомах, чтоб не   повязали. А   выборы   — такие фермопилы, буквально через которые нереально пройти без утрат… Кремлевские умельцы отдаляли данный день, как могли, аж   отодвинули на   два года, но   и эти два года конечно уже почти   прошли. В настоящее время им, кровь из   носу, нужно проскочить буквально через март 2018-го: нужна легитимность! А   для этого надо снова затащить россиян в   тот же   пыльный цирк, в   котором, в   былые годы, конечно уже откувыркалась вся т.н. «политическая элита», от   Хакамады до   Умара Джабраилова, не   говоря о   дружном коллективе фаворитов «системной оппозиции», самые надежные из   коих радуют наш глаз на   манеже три десятилетия.

Но   на стареньких коней с   плюмажами публика конечно уже не   прогуливается: достали. Даже Жирик, уж   на что даровитое существо, не   заполняет кассу, хотя расходует исправно.

Насущно нужен дружный коллектив клоунов (и чем ярче и   новее, тем лучше), кои будут прилюдно молотить друг друга и   взбивать пену, изображая демократический процесс, конкурентную борьбу и   бескомпромиссную (в заблаговременно оговоренных рамках) полемику с   Путиным… Чтоб по   окончании этого представления, обычно выехав на   бесконтрольных азиатских фальсификациях, власть могла бы   предъявить стране и   миру «поддержку народа»   — и   остаться при закромах и   без уголовного преследования.

Вообще все это ясно как денек   — и   уже не один раз ими исполнено.

В   этом контексте задачка тех, кто желает на   свободу, ясна: не   дать ворам вероятность симулировать настолько желанную для их легитимность! Для этого (азбучные вещи припоминаю) следует слиться вокруг того, кто представляет самую большую организационную опасность для воровской власти,   — как на   прошедшем витке рассказы очень различные силы слились вокруг Бориса Ельцина. (Урок последовавшего за   этим окостенения власти   — важный урок, но   он не   отменяет эффективности объединения).

Человека, коий символизирует вероятность выхода на   свободу сейчас, зовут   — Алексей Навальный. Так вышло.

Я   бы, естественно, предпочел, чтоб его фамилия была Гавел (либо хотя бы   Явлинский), но   речь не   о моих желаниях, а   о действительности. Наши гавелы как были, так и   остались диссидентами (знакома ли   вам, к примеру, фамилия Шаров-Делоне?), а   Явлинский конечно уже давно,   — обычная часть выборного пейзажа; гражданин, раз в   четыре года появляющийся на   поверхности, чтоб сказать приятные либеральному уху вещи, зафиксировать (к наслаждению начальства) маргинальное пространство либерализма в   РФ   — и   снова пропасть с   горизонта.

А   человека, в   обстановке административного и   уголовного террора конечно уже много годов собирающего многомилионные митинги протеста по   всей стране, зовут, припоминаю, Алексей Навальный. И   только лишь   он   сейчас представляет реальную опасность для Путина и   Ко.

В   этом-то предвыборном пейзаже и   возникает Ксения Собчак. Право показаться у   нее, естественно, есть, о   чем спор. Но   и мы   имеем право поглядеть в   ее автобиографию и   спросить: для чего? Или даже: что вдруг? Даже не   у нее спросить   — какая, в   сути, разница, что она ответит? На   такие вопросы человек отвечает не   словами, а   годами жизни, понятным следом совершенных и   не совершенных поступков. Репутацией, извините за   выражение.

И   в этом контексте хотя и   интересно, но   конечно уже совершенно непринципиально: в   Кремле ли   попросили Ксюшу Анатольевну замутить эту тему, либо мы   имеем дело с   типовой глянцевой «раскруткой» по   непринципиально какому поводу,   — главный (для нас) ответ очевиден в   любом случае: г-жа Собчак не   планирует отстранять Путина от   власти!

Если вдруг сойдет с   разума и   запланирует,   — мы   усвоим это по   новенькому обыску у   нее дома, с   изъятием вообщем всего. А   пока что   — давайте оставаться в   рамках нашего познания о   мире.

Вернемся к   раскладу на   март 2018-го. Он   прост, как репа.

Если в   избирательных перечнях не   станет Навального   — это будут не   выборы, от   слова «вообще». Симуляцию народовластия нужно активно саботировать: хунта   — она хунта и   конечно есть, и   не фиг цеплять страсбургские узоры на   эту вохру. Если же   Кремль, понадеявшись на   спойлеров и   админресурс, вообще все-таки   рискнет допустить Навального в   перечень   — надо выводить на   чистую воду спойлеров, объединяться, голосовать, наваливаться на   контроль   — и   пробовать напомнить хунте, кто в   доме владелец (по Конституции РФ); нужно попробовать предупредить новую узурпацию власти, назначенную ими на   март 2018 года. План действий для тех, кто желает на   свободу,   — совсем ясен.

Ясен и   план действий для тех, кто на   свободу не   желает (или желает, но   меньше, чем севрюжины с   хреном); кто не   прочь сделать лучше свои вассальные позиции, использовав острую нужду власти в   легитимизации; кто грезит пригодиться Путину в   тяжелый час («одни по   службе, остальные от   счастья»).

Эти всей массой выйдут на   предвыборный манеж, кто обычным аллюром, а   кто на   нового.

И   при всей разнородности приложений и   персоналий, возможных участников грядущего шоу роднит конкретно   это: они не   собираются побеждать, но   готовы поработать на   директора цирка на   взаимовыгодных критериях…

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан