Главная / Общество / «Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка0

Эльдар Рязанов в русское время снял три комедии, сюжетик которых закручивается вокруг Нового Года. Две из низ стали одними из самых нужных русской массовой аудиторией кинофильмов: «Карнавальная ночь» (1956) и «Драматичность судьбы, или С лёгким паром!» (1975). 3-я комедия (хронометрически, правда – 2-ая), «Зигзаг фортуны» (1968), особо возлюбленной для русских зрителей не стала. Почему? Просто потому что русский зритель поглядел в неё, как в зеркало и увиденное ему не понравилось. Русские зритель желал, чтобы ему часто лгали про то, что он запускает галлактические ракеты, выручает мир от чего-то там, от чего данный мир нужно спасть и строит какое-то фантастически-великое будущее. Но Эльдар Рязанов показал настоящее лицо русского человека, осуществляющего главную коммунистическую максиму преимущества русского счастья – отнять и поделить. Вольно или невольно Рязанов обозначил основной стержень, вокруг которого строился русский человек. Но русский человек – что рядовой зритель, что вкусивший вкус кинокритик – этому разоблачению не обрадовался. Кинофильм не стал полностью провальным, но в биографии Рязанова считается чуток ли не ошибкой мэтра – считается, очевидно, русскими людьми. Что же вызывало у русских людей сокрытую неприязнь к этому кинофильму, который думал как радостная новогодняя комедия?

Главный герой кинофильма – фотограф Владимир Антонович Орешников, простой тихий русский обитатель типового провинциального русского города. Съёмки кинофильма происходили в Москве, но по сюжету дело происходит в провинции – у Орешникова есть мечта перебраться в Москву. Но перебраться не просто напросто так, а сделавшись известным фотографом. А для этого ему нужна новенькая зеркальная камера.

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка1

Но малая заработная плата фотографа не предназначена для того, чтобы брать свежие фотоаппараты. 400 целковых – шуточка ли!» Потому Орешников просто напросто останавливается время от времени у витрины фотомагазина, облизываясь на таковой привлекательный, но таковой труднодоступный новый фотоаппарат (устройство для регистрации неподвижных изображений (получения фотографий)).

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка2

Итак, круг 1-ый Русского Рая – отсутствие денежных средств на неплохую вещь у обычного русского человека, у которого нет никаких других источников заработка, за исключением его работы в фотоателье. Никаких законных способностей заработать на фотоаппарат у Орешникова нет. Что ему остаётся? Только лишь грезить. А он вообщем человек не только лишь мечтательный, но и изобретательный.

Под конец года на предприятиях в СССР постоянно подводились итоги работы и, в частности, дискуссировались перспективы выполнения и перевыполнения годичного плана. В этом смысле над фотоателье «Современник», в котором работает Орешников, сгустились тучи. «Был конец декабря, когда положено доносить, а доносить было не о чем». То есть план срывался. «Доброе имя нашей фото находится под опасностью» – грустно констатирует гендиректор фотоателье и дальше призывает объединить ряды и придумать, как выйти из планово-финансового тупика. Но состав сплочённо молчит.

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка3

Вот 2-ой круг Совка – план. Одно дело план по выпуску, скажем, комбайнов или тех же танков. Запланировали выпустить столько-то штук, выпустили. По последней мере понятно, как выполнить таковой план. Но как можно выполнить план по выручке в фотоателье? Надо людям фотографироваться – они фотографируются. Не надо – не идут и всё. Тем более под Новый год. Скажем, если бы это была обычная страна, то состав фотоателье имел бы способности для манёвра. Он (состав) мог бы расположить рекламу на биллбордах к примеру. А мог бы по принципу отношений горы и Магомета пойти совершить вылазку в те места, где точно необходимы папарацци – в детские сады или в какие-нибудь подобные локации, где под новый год требуется человек с фоторужьём. Люди обожают фотографироваться. А в 1968 году фотоаппаратов на руках было ещё мало, так что фотограф был нужным членом общества. Но не тогда, когда фотограф посиживал в собственной мастерской, ждя у моря погоды. Казалось бы – что за неувязка? Берите фотоаппараты и бегайте по окрестностям, ловите прогуливающихся в парках и около магазинов – вот и будет вам ваш план (первоначально означало равнину; позже стало использоваться в геометрии, в значении плоскость, а также и проекции определённого предмета на эту плоскость). Но это же Совок. И это не личная лавочка, а государственное фотоателье с звучным заглавием «Современник»! И потому его служащие не имеют право проявлять такового рода инициативу. Всё что они могут – это посиживать у себя на работе и ждать посетителей. Традиционный совковый бред.

Выход дает подсказку Орешников – выход таковой же бредовый, как и весь Совок, но в рамках русских реалий решение работающее. Орешников предлагает всем сотрудникам самим сфотографироваться, да ещё привести в фотоателье собственных родственников. Бред? Естественно – бред. Но зато в отчёте будет выполнен, а то и перевыполнен план. А это в реалиях Совка важнее вообще всего остального. И хотя, как меланхолично замечает ретушёр Петя, «госпремия, которую мы получим, вряд ли покроет наши расходы», председатель месткома начинает трещать гулкими совковыми фразами: «у нас всё на добровольческих началах», «наш состав получил вероятность проявить сознательность», «абсолютно каждый, как постоянно, должен действовать по велению сердца и штатского долга» и прочую такую совковую пургу, которую включали на полную громкость всякий раз, когда русскому человеку предлагалось поучаствовать за собственный счёт в каком-нибудь публичном идиотизме. Весь Совок тут как на виду – выполнить план абсолютно любой ценой, всё во имя плана! А того, кто этого не понимает, «состав заклеймит позором». В итоге мысль Орешникова пошла в массы и план был выполнен.

Дальше происходит ещё одно событие, весьма свойственное для Совдепа. Круг 3-ий. Состав фотоателье, в котором работает Орешников, должен избрать ответственного за сбор членских взносов в кассу взаимопомощи.

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка4

Сегодня в других виртуальных коллективах стало стильно пускать розовые слюни про невиданную штатскую ответственность и активность русских людей, строителей коммунизма. Действительность была куда прозаичнее. Русский человек (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры) бежал как от огня от абсолютно любой «публичной нагрузки». Так витиевато тогда называлась обязанность бесплатно исполнять какие-либо публичные должности. Ну не вожделел русский человек «избирать и быть избранным». При этом «быть избранным» он не желал в особенности. А кому захочется бесплатно нести дополнительную нагрузку? При этом работа-то могла быть плёвая, вот как в кинофильма – собирать взносы. А всё равно – не охото. Так как Орешников чуток ранее посодействовал коллективу решить делему выполнения плана, его, по русскому принципу «всякая инициатива наказуема», единодушно избирают на эту должность. У коллег как камень с души свалился. Никто не желает этим заниматься. Да и Орешников не желает и пробует конечно отказаться. Но куда там. И Орешникову передают ключ от месткомовского сейфа. Ну что же, делать нечего. И новый ответственный тут же начинает добиваться с коллег членские взносы.

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка5

Естественно, все коллеги тут же расползаются, чуток ли не разбегаются. Никто не вожделеет сдавать членским взносы. Ещё одна из индивидуальностей Совка. Русский человек в добровольно-принудительном порядке состоял в куче обществ и объединений (ДОСААФ, общество «Познание» и т.п. фикция) и в каждое требовалось сдавать взносы. А тут ещё взносы в кассу взаимопомощи, да ещё под Новый год – нет уж, идите лесом. Настоящий русский человек, в отличие от собственного плакатного макета, со своими кровными копейками на публичные нужды расставался очень без охоты. Фактически, конкретно потому никто не желал быть избранным на эту должность. Даже председатель месткома Алевтина Васильевна – безобразная дама, мечтающая о супруге – естественно отказывается заносить взносы, хотя и извиняется, мотивируя тем, что у неё нет денежных средств. Орешников предлагает ей взять у него взаем. То есть практически заносит денежные средства за себя и за председателя месткома. В общем, в итоге кое-как (может даже всем давая в долг) Орешников (или орешник (лат) собирает взносы практически со всех.

А дальше ему приходит в голову роскошная мысль. Так как касса взаимопомощи предназначена для того, чтобы помогать денежными средствами нуждающимся сотрудникам, то Орешников решает взять из кассы денежные средства 20 (20) рублей и приобрести облигацию 3-процентного займа, получить выигрыш и приобрести фотоаппарат. С этими денежными средствами он идёт в сберкассу, в которой работает его жена, и та выбирает ему наудачу один билет, шутливо обещая, что он непременно выиграет 10 тыс рублей.

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка6

Попутно, кстати, мы узнаём, что эти облигации стоили весьма даже не недорого. 20 рублей (название современных валют России (российский рубль), Белоруссии (белорусский рубль), а также непризнанного государства Приднестровская Молдавская Республика (приднестровский рубль)) в 1968 году – это весьма большая сумма. И попутный вывод: фотограф Орешников на личную бедную заработную плату не может приобрести не то что фотоаппарат за 400 рублей, но даже облигация за 20 рублей ему не по кармашку и он её покупает только лишь взяв денежные средства в кассе. Далее случается притча в стиле Голливуда. На последующий же денек происходит розыгрыш и на билет Орешникова выпадает главный приз – 10 тыс рублей.

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка7

И вот тут сходу начинается очередной круг Совка. Русские люди полностью раскрываются. Начинается, очевидно, с Орешкина. Сначала ему моча ударяет в голову и он решает с барского плеча приобрести собственной жене шубу из реального меха.

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка8

Узнав, что шуба стоит 2900 (две тыс девятьсот) рублей, он начинает сбавлять обороты, выбирая одежонку всё ужаснее и ужаснее, а в итоге утверждает, что любит жену и без шубы. Чем, очевидно, вызывает обиду, слёзы и расставание. На прощание Орешников бросает собственной жене: «Не такая уж ты и прекрасная», за что, естественно, охото дать ему в ухо. Дальше он отчаливает чудесить к собственной сослуживице Лидии Сергеевне, которая, узнав о выигрыше, тут же воспылала к Орешникову любовью. По пути, по неведению, Орешников прихватывает собутыльника, который оказывается супругом сослуживицы, которого та выгнала незадолго до этого. Но это всё, так сказать, «человеческое, очень человеческое», которое не является атрибутом непременно Совка, а типично для всех очень бедных страт общества. Получив денежные средства, бедняки постоянно ведут себя схожим образом. Просто напросто Совок не давал раскрыться их «талантам», заставляя произносить трафаретные правильные слова, в которые они сами не верили. Но самый Совок начинается чуть позже.

И вот, круг 5-ый. Лидия Сергеевна дуется на Орешникова – а мы не забудем, что сама она прилипла к нему только лишь после выигрыша – и решает отомстить. Она идёт к председателю месткома и в чисто совковом стиле докладывает, что Орешников купил облигацию на денежные средства, взятые из общей кассы, то есть общие денежные средства, а раз так – и выигрышная облигация тоже общая. Бинго! Безобразная председатель месткома Алевтина Васильевна тоже страдает безденежьем и убеждена, что мужчины на неё не клюют только лишь просто потому, что она не может приобрести себе прекрасной одежды. А тут ещё на горизонте вырисовывается возможный жених – гендиректор автобазы Иван Степанович Калачёв, этакий старенький лысый мухомор. Так что Алевтина с полуслова понимает, сколь почти все сулит лично ей роскошная идеи Лидии Сергеевны.

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка9

На последующий денек Алевтина назначает собрание, чтобы обсудить «моральный вид Орешникова». Совок во всей красоте. Как выясняется – фактически все работники фотоателье желают поучаствовать в разделе имущества Орешникова. Вот оно традиционное – отнять и поделить! Каждому не хватает денежных средств. Кто-то даже не весьма омерзителен, типа алкаша ретушёра Пети, который просто напросто желает потрясающего праздничка. У других цели посолиднее. Юная парочка лобзается вечерками в фотолаборатории, так как не имеет угла, где бы приткнуться. Им бы весьма понадобилась толика от выигрыша, чтобы сделать взнос в кооператив. Алевтина, как сказано, желает принарядиться для жениха. В общем, жадность нищих русских людей не знает наверняка границ. Но они мнутся, не зная, как перейти к решительным действиям. Помогает всем жених Алевтины – который, кстати, воспылал к ней любовью тоже, только лишь узнав про облигацию. Жених отбирает облигацию (эмиссионная долговая ценная бумага, владелец которой имеет право получить от лица, её выпустившего (эмитента облигации), в оговорённый срок её номинальную стоимость деньгами или в виде иного) у Орешникова. Совковая «справедливость» восторжествовала.

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка10

Попутно, кстати, добрые русские люди, придравшись к формальности – создатель идеи, Лидия Сергеевна, не сдала взнос в кассу – исключают её из числа пайщиков, чтобы за её счёт таким образом прирастить свою долю. Омерзительнее данной сцены вообщем трудно что-либо придумать. Вот он – Совок во всю ширь и глубь. Вот по какому «тёплому хорошему времени» тоскует сейчас совковая живность.

В общем, коллеги получают денежные средства Орешникова. При этом выдаёт их им прежняя жена Орешникова. И это при том, что она-то отлично знает наверняка, чья это облигация. Но она молчит. Опять такое качество русского человека, как типо честность, куда-то испаряется, когда в силу вступают дамские обиды.

«Зигзаг удачи»: квинтэссенция Совка11

При этом, кстати, состав фотоателье (основанное на технологиях фотографии искусство создания художественной фотографии — то есть фотографии, отражающей творческое видение фотографа как художника) совершает беззаконие. Ибо облигация принадлежит Орешникову. То, что они у него отняли выигрыш – это практически грабёж, то есть уголовное деяние. Но Орешников, зазомбированный совковыми девизами, даже особо не сопротивляется. Он, правда, под занавес совместно с Лидией Сергеевной совершает хищение выигрыша, но не для того, чтобы возвратить себе своё легитимное, а лишь для того, чтобы взять «долю». То есть он признает справедливость требований охуевших совков – его коллег – о дележе выигрыша поровну меж всеми.

И, кстати, сам режиссёр Эльдар Рязанов завершает кинофильм таким образом, что ни у кого не остаётся сомнения – состав (предмет (множество), включающий (включающее) в себя множество частей (элементов, компонентов), а также описание качества, количества и иных характеристик частей такого предмета (множества)) прав, что отнял у Орешникова выигрыш и поделил поровну. Вот она – вывернутая навыворот мораль, мораль моральных уродцев, которые могут строить своё счастье не своими талантами и энергией, а отниманием у более энергичного то, что он заслужил. Вот это и есть – Совок. Конкретно это было более мерзко в организации несчастного русского общества. И вот чего желают возвратить другие люди, пуская сегодня розовые пузыри про СССР 2.0 и остальные сказки для полоумных. Отнять и поделить. Вот настоящий лозунг СССР. Вот по каким деталям того «тёплого хорошего времени» тоскуют сегодня Лидии Сергеевны и Алевтины Васильевны, а также – и в особенности – их дети. Сами никогда ничего не умевшие, за исключением нескончаемых склок, интриганства и произнесения трескучих фраз на долгих бессмысленных собраниях, они зато в то время были размеренны за соблюдение несчастной «социальной справедливости» в их осознании. А их осознание социальной справедливости, повторю – отнять и поделить. Они сами живут только лишь на бедную заработную плату и грезят о прекрасном пальто. Но уж зато и все вокруг не обязаны подняться выше их уровня. И Совок (многозначное слово) им это обеспечивал, декларируя «Никто не должен делать того (Республика (фр. République togolaise) — государство в Западной Африке, граничащее с Ганой на западе, Бенином на востоке и Буркина-Фасо на севере), чего не делает никто» и добавляя: «Абсолютно каждый делает то, что делают все». Безупречное публичное уст-во для Алевтины Васильевны, которая никогда не сумеет сделать чего-то, чего не делает никто и, соответственно, никогда не подымется выше собственного полунищенского – но зато гарантированно полунищенского – существования.

Когда русским людям проявили их же самих в кинофильме (а также — кино, кинофильм, телефильм, кинокартина — отдельное произведение киноискусства) «Зигзаг фортуны», кинофильм русским людям не весьма приглянулся. Не желали русские люди глядеть в зеркало. В особенности под Новый год. Они желали глядеть на картины, на которых придуманные русские люди на галлактических кораблях бороздят Большой Театр. Ну или, в последнем случае, глядеть киносказки про то, как хирург в опьяненном виде улетает в другой город и там находит своё счастье. Хотя кому-то данный кинофильм не приглянулся из-за того, что даже в кино человек не сумел убежать от Совка.

А в кинофильме «Зигзаг фортуны» симпатию не вызывает вообщем никто. Просто потому что показаны конкретно традиционные русские люди, каковыми они были на самом деле, а не на плакатах или на картинах. Просто напросто обычно они были покрыты узким слоем серебрянки правильных словечек. Но только лишь поскреби их – и сходу под маской обычного человека проявлялось мурло Совка. Потому и СССР не жаль, который создавал животворную среду для размножения этих типажей.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать», я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан