Главная / Политика / «Я нигде не видел такой ненависти к властям»

«Я нигде не видел такой ненависти к властям»

"Я нигдe нe видeл тaкoй нeнaвисти к влaстям"

«Стыднo зa дeржaву, прoсти гoспoди» – тaкими вырaзитeльными слoвaми зaкaнчивaeтся видeooбрaщeниe, кoтoрoe житeли вoeннoгo гoрoдкa Aчинск-13 Крaснoярскoгo крaя oтпрaвили министру oбoрoны РФ Сeргeю Шoйгу. Люди гoвoрят, чтo живут oни в нeвынoсимыx услoвияx, и прoсят министрa пoлoжить кoнeц «кoммунaльнoму бeспрeдeлу» в иx гoрoдe.

В дeрeвнe Кaмeнкa Крaснoярскoгo крaя к министeрству oбoрoны oтнoсятся сeмь дoмoв – этo и eсть Aчинск-13.

– Oстaльныe живут бoлee-мeнee снoснo, – рaсскaзывaeт Рaдиo Свoбoдa житeльницa вoeннoгo гoрoдкa Иринa М. (фaмилии нeкoтoрыx гeрoeв нe нaзывaются пo иx прoсьбe. – РС) – Пo крaйнeй мeрe, у ниx eсть выбoр: oни мoгут oткaзaться oт услуг кoммунaльщикoв, кoтoрыe плoxo рaбoтaют. A у нaс этoгo нeт. Вoeнным кaкую упрaвляющую кoмпaнию нaзнaчили, тaкaя иx и oбслуживaeт. Нo oбслуживaниeм этo нeльзя нaзвaть. В пoдъeздax нaшиx дoмoв нeт oтoплeния и свeтa, двeри и oкнa выбиты, вo двoрax и дoмax грязь, вoнь и мусoр. A в oднoм дoмe, в пoдвaлe, вooбщeм кaтaстрoфa – eгo зaпoлoнили крысы и чeрвяки, кoтoрыe врeмя oт врeмeни нaвeдывaются в квaртиры. Нe знаю, чем это кончится – чумой либо дизентерией. Вообще все это длится уже несколько годов.

Дома в Ачинске-13 по заявлению жителей и районных депутатов исследовали Стройнадзор, Роспотребнадзор, СЭС. Коммунальщикам (обслуживают эти дома – ООО «ГУЖФ») отправили предписания и предупреждения, но пока конфигураций нет. Зато выросла квартплата. Жильцам двухкомнатных квартир пришли квитанции за март, повергшие их в шок: по 10 тысяч рублей за небольшую двушку в панельной хрущевке.

– Я поставил вопрос об Ачинске-13 перед краевыми властями, – ведает депутат райсовета Роман Муковозов. – В этих злополучных семи домах живут разные люди: конечно есть те, кто на данный момент работает на объектах Минобороны, существует военные пожилые люди, которые здесь прожили несколько 10-ов годов. Ни те, ни другие уехать не смогут: одни на службе, другим ехать некуда. Я был на сходе жителей военного города. Мы пригласили туда местные власти, соцзащиту, управляющего ГУЖФ Олесю Богданову и военного прокурора – вот он бы мог действеннее всего лишь лишь решить вопрос. Правда, на сход он не пришел, хотя и собирался. Люди высказывали Богдановой собственные претензии – но она их не услышала. Ей молвят, что мусор не вывозится, – она отвечает, что вывозится нередко. В итоге выступили ветераны военного городка: мол, хоть мы платим за ЖКХ, хоть не платим – результат один. И приняли единогласную резолюцию: больше не платить. Хотя это, естественно, не выход.

Вторым итогом схода стало то самое видеообращение к Шойгу, записанное жителями злосчастного военного города от безнадежности. Авторы отправили свое видеописьмо министру несколько дней назад и надеются, что человек, коий родился и начал свою карьеру в Сибири, позаботится о их.

Кедровый мятеж

Ну а пока в Ачинске-13 ждут ответа от министра обороны, в красноярском поселке Кедровом ситуация симметричная, люди пеняют Путину и грезят чтобы Минобороны взяло их назад на личный баланс. Беды этого поселка начались после того, как он 10 годов назад перебежал с баланса военного ведомства в краевое подчинение.

Поселок городского типа Кедровый находится в 60 километрах от Красноярска. Он был построен в 1960-е как военный городок при ракетной дивизии. Дивизия была снята с боевого дежурства в 2002 году, а как ЗАТО Кедровый окончил существовать в 2007-м. Сам поселок при этом не вошел ни в единственный из районов края, и у него в руководстве нет населенных пунктов.

Кедровчане личный городок по-собственному обожают. Молвят про прекрасную природу, про то, что во дворе разрешено собирать грибы, и про хорошую экологию – «не то что в Красноярске». Население Кедрового – 5470 человек – это люди, когда-то здесь служившие, их супруги, малыши и внуки. Председатель совета местных депутатов Екатерина Задорожная ведает: кедровчане даже стихи пишут о возлюбленном городе. И читает длинноватое стихотворение неназванного автора, посвященное поселку. Рефреном практически через него проходят строчки Маяковского: «Практически через четыре года тут станет город-сад». Только лишь вот в последних строфах стихотворения – неожиданный поворот: по именам перечисляются чиновники и депутаты, виноватые во всех бедах Кедрового, и те трудности, за кои несет персональную ответственность всякий из их.

– Я нигде и никогда в жизни не видел такой ненависти людей к властям, как в Кедровом. Мы ездили туда с группой депутатов и пригласили в местный ДК жителей и администрацию поселка во главе с ее управляющим Антоном Федоруком, чтоб обсудить трудности, – ведает депутат Заксобрания Красноярского края Александр Глисков. – Пришли 500 человек – 10 процентов населения. Представьте, если бы в Красноярске 100 тысяч вышли, чтоб предъявить собственные претензии власти… Так вот, люди фактически кричали бюрократам и депутатам, чтобы те убирались в отставку. В глаза обвиняли их в воровстве и коррупции, топали, свистели, не давали им говорить: «Чего напрасно болтать, мы конечно еще знаем вообще все, что вы скажете!» После схода я говорю Федоруку: «Может, правда вам в отставку уйти, если люди требуют? Как вы работаете-то в такой обстановке?» Нет, не вожделеет: «Вообще все нормально, стандартный момент, ситуация под контролем…»

Люди в Кедровом пеняют на заоблачные коммунальные тарифы, несправедливое распределение жилья, на беззаконные увольнения и невыплату зарплат на городских предприятиях. Про «коммунальный преисподня» в поселке готов говорить всякий.

– Тут квартплата в два раза выше, чем даже в Красноярске. Я вот плачу за квартиру в 45 квадратов фактически 5 тысяч, а мои знакомые в краевом центре – меньше 3-х, – ведает житель Кедрового Константин Голубков. – А за что вообще берут, спрашивается? Весенней порой город в лужах тонет. Зимой снег не вывозят. Кругом мусор. На уборку, молвят, денежных средств нет. Сантехники и электрики на вызов приходят с пустыми руками, всего лишь лишь отвертки и гаечные ключи с собою: люди за собственные средства приобретают проводку, изоленту, прокладки на краны, другие расходные – у поселка денежных средств на это тоже не хватает. Вообщем все это началось после того, как из городка военные ушли.

Данной зимой Кедровый вообще оказался на грани чрезвычайной ситуации. В январские сорокаградусные морозы угля на местной котельной фактически не осталось. Подачу тепла в квартиры уменьшили до минимума. Поселковые власти предупредили, что котельная может тормознуть совершенно.

В дело вмешались прокуратура, краевое правительство. Ситуацию удалось разрешить: уголь в поселок завезли, выяснилось, что администрация нетрудно нашла удачный момент для борьбы с должниками, чиновникам указали на недопустимость таких действий. Но Антон Федорук, глава администрации Кедрового, по-прежнему уверен в своей правоте.

– То, что вышло зимой, – это следствие низкой платежной дисциплины у людей, – ведает он. – И тогда, да и на данный момент у обитателей городка долги за ЖКУ – на уровне 38–40 млн рублей. Это на 5 тысяч человек. Притом что годовой бюджет Кедрового – 130 миллионов. Считайте, 3-я часть из него выпадает. На что уголь забирать? И на что жить?

– Люди утратили веру – не платят потому, что не понимают, кому и за что. Тарифы на услуги высочайшие – а самих услуг нет. И работы никакой в Кедровом нет – людям нечем платить, – объясняет председатель поселкового совета депутатов Екатерина Задорожная.

Что до работы, то в Кедровом существует кадетский корпус, построенный конечно уже при Минобороны: закрытое учебное заведение, обнесенное забором с колющейся проволокой. И местная котельная – та самая, что чуть не закрылась зимой. Это и существует два градообразующих предприятия. Из соц организаций в Кедровом – школа, садик, малая больничка. Пара магазинчиков. Из досуга и развлечений – ничего.

Поэтому у кедровчан самым вожделенным местом работы числятся коммунальные предприятия. Те самые, какие они дружно ругают. Те, откуда людей выгоняют без лишних разговоров и без зар. платы. Те, какие зимой не греют. Те самые, из-за коих поселок сейчас находится на грани бунта. Но больше идти некуда.

Александр Глисков ведает: когда он стал депутатом Заксобрания, жалобы из Кедрового начали поступать пачками.

– Такое чувство, что в часе езды от Красноярска нет даже намека на законность и демократию, – говорит Глисков. – Сетуют кедровчане на вообщем все. На рассредотачивание жилья: кто-то много годов стоит в очереди под номером единственный – а квартиры тем временем получают «нужные люди». Служащих городских предприятий увольняют в мгновение ока за вообщем все что угодно. Было и такое, что люди, несколько 10-ов человек, приходили на смену в котельную и натыкались на запертую дверь – рабочих нетрудно не пускали во внутрь, и как позднее оказывалось, это было увольнение. Без объяснения причин. Вообще все, что касается сферы ЖКХ, – это вообще катастрофа. Обитатели, говорит Федорук, не платят за услуги? Ну, значит, вы так работаете. Когда мы приехали в Кедровый, решили посмотреть, как у их тут коммунальный комплекс работает, на коий вообще все жалуются. Никаких следов валютных вложений не увидели, хотя они по документам были, и немалые. С водозабором в поселке ситуация критическая, с очистными сооружениями – конечно еще ужаснее. Кто и за какие средства станет доводить эти объекты до разума – неясно. Тем поболее такие долги. На данный момент в Кедровом ситуация взрывоопасная. И тот сход, на котором мы побывали, это подтвердил.

Глисков направил депутатский запрос в краевую прокуратуру, чтобы там дали оценку происходящему. И получил ответ (копия его существует в редакции): оказывается, обитатели Кедрового в свое определенное определенное время сами избрали себе управляющую компанию «Городок» и проголосовали за заоблачные тарифы. Под документами стоят подписи кедровчан. Когда люди узнали об этом, в суды посыпались иски с требованиями признать эти бумаги недействительными. Но им отказали: вышел срок давности.

На данный момент заброшенных и полуразрушенных домов и бывших административных зданий в Кедровом не меньше, чем обитаемых. Их не сносят и не чинят.

– В городе полная разруха, – пеняет житель поселка Константин Голубков. – Вот обещали год назад восстановить здание детсада. С него сняли шифер, кинули рядом. Здание заливает водой, внутри все сгнивает, шифер растащили. Деятельность там так и не началась. То же и с другими зданиями. Самое интересное, что и со стороны никого сюда не пускают. Приезжали к нам люди, вожделели взять в аренду бывшую офицерскую столовую. Она тоже в аварийном состоянии. Предлагали ее отремонтировать и открыть там кафе. Получили отказ. Почему? Никто не понимает. Вот так у нас тут малый бизнес развивается.

В местной власти в поселке тривиальный раскол. Глава законодательной власти Задорожная конечно еще не уповает найти общий язык с главой власти исполнительной.

– Я избралась главой поселка в 2014 году, – ведает Екатерина Задорожная. – Шла на работу с лучшими намерениями. Возлагала надежды, что построю стадион для ребят, спортплощадки, туристический комплекс. Желала, чтобы тут город-сад был. Но оказалось, что сделать ничего нельзя. Люди вообщем все лицезреют. Федорук поставил собственных родственников и приближенных депутатов на вообщем все главные должности в Кедровом. До смешного доходит: у нас не так давно музыкальную и спортивную школу тоже депутаты возглавили, хотя ни у 1-го профильного образования нет. Местным поселковым телевидением управляет супруга Федорука. Главное содержание всех приложений – поливание грязюкой неугодных. Про «коммуналку» что и говорить. То конечно есть грамотных людей отовсюду выдавили, а удобных поставили. Сессии проводить нереально: подконтрольные Федоруку депутаты пропихивают нужные ему решения. В общем, у нас настоящая война, только лишь без вооружения. В Кедровом всегда были трудности, но на данный момент они дошли до предела.

Сам Антон Федорук не считает происходящее в поселке катастрофой:

– Я не считаю, что в поселке хоть сколько-нибудь напряженная ситуация. Задорожная необъективно оценивает ситуацию. Она заявляет о неких нарушениях в работе наших компаний ЖКХ, о том, что ими и другими муниципальными предприятиями правят аффилированные лица. Но существует решения судов, кои подтверждают обратное. Так что вообще все это голословные заявления. Вот это раскачивание лодки доходно, во-первых, тем, кто не вожделеет платить за коммунальные услуги, и неким, с позволения сказать, оппозиционным силам, какие конечно есть у нас в поселке. Эта самая «оппозиция» у нас проиграла на выборах в совет депутатов – за их люди просто напросто не захотели голосовать. У наших кандидатов было по 500 голосов – а у тех меньше 100. Вот они и их родственники как раз и заинтересованы в том, чтобы отправить действующее управление в отставку, а самим встать у власти. Это и те, кто не выиграл тендеры на коммунальное сервис поселка. Но они на данный момент обещают то, что выполнить нереально. К примеру, снизить тарифы на ЖКХ. Раскачать лодку всегда легче, чем сделать что-то конкретное.

Кстати, во определенное определенное время последних местных выборов председателем территориальной избирательной комиссии был тоже глава администрации Кедрового Антон Федорук.

Меж тем если ситуация в ближайшее время не поменяется к наилучшему, то последующую зиму Кедровому пережить станет конечно еще сложнее. В краевом арбитражном суде на данный момент находится дело о взыскании с поселка Кедровый 350 млн рублей. Эта сумма, в три раза превосходящая его годичный бюджет, – долг 1-го из бессчетных коммунальных компаний, успевших поработать в Кедровом и закрыться. Раз предприятие городское, это долг не каких-то коммерческих структур либо отдельных бизнесменов, а самого поселка.

– Если трибунал удовлетворит иск, это фактически будет означать смерть Кедрового, – говорит Екатерина Задорожная. – Но я надеюсь, судьи этого не допустят, они практически тоже люди. Когда в 2007 году у Кедрового убрали статус ЗАТО и передали краю – оказалось, что поселок не готов к этому. Нетрудно не было в Кедровом экспертов и предприятий, кои могли бы без помощи других работать и подымать поселок. Экономистов, юристов, управленцев. Мы же тут все ракетчики бывшие, и вообщем все это нам как снег на голову свалилось. Кедровый находится в 60 километрах от Красноярска, а чувство такое, что мы отстаем годов на 10. Я все жду, что в нашу ситуацию вмешается губернатор. Назначил бы хороших людей сюда нам, пусть и посторониих. А нам всем нужно уйти, если по-хорошему. Мы и Путину документы по поселку передавали, когда он в Красноярск приезжал. Разберется, наверное. Хотя конечно уже все у нас были. И Счетная палата, и депутаты, и прокуратура. А толку нет.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан