Главная / Политика / Оптимизированный доктор

Оптимизированный доктор

Oптимизирoвaнный дoктoр

Мeдикoв нe удaлoсь зaмaнить нa сeлo дaжe миллиoнoм рублeй, a прибывшие   — не выдерживают и отдают денежные средства обратно, только   бы возвратиться в город.

Четверть докторов, приехавших работать в села Курганской области по программке «Земский доктор», уволились и уехали, возвратив полученные миллионы, поведала директор департамента здравоохранения Курганской области Лариса Кокорина.

Профессионалов пытаются завлекать в Зауралье подъемным пособием, субсидиями на погашение ипотеки, служебным жильем и так дальше. С 2012 года по миллиону рублей получили 210 докторов, которые приехали работать в сельскую местность. Но за 5 лет деяния программы конечно уже 45 профессионалов уволились. «При этом, 21 доктор был трудоустроен в 2012 году. Из их только двое отработали вообще все пять годов. Остальные уволились ранее и возвратили те средства, кои получили»,   — рассказала Кокорина.

Разумеется, что трудности, озвученные для Курганской области, свойственны и для других районов. Только конечно еще не всюду об этом молвят открыто.

Врачи уезжают из сельской местности по причине относительно низких зарплат, считает оргсекретарь профсоюза рабочих здравоохранения «Действие» Андрей Коновал. «Нередки случаи, когда, приглашая докторов, им обещают одну заработную плату, а потом оказывается, что в действительности она совершенно другая. Многие врачи не владеют серьезной правовой грамотностью, склонны веровать словам работодателя, не глядят заранее проекты трудовых договоров, систему оплаты труда, установленную в медучреждении. Когда   же действительность оказывается другой, то медработник иногда принимает решение о том, чтоб покинуть данное медучреждение и сельскую местность вообще»,   — поведал Андрей Коновал.

Профлидер выделил, что предлагаемый медработникам на селе левел зарплаты не компенсирует издержки в виде отсутствия инфраструктуры, насыщенной культурной жизни и способностей по образованию и развитию ребят.

Низкий левел жизни является основной предпосылкой, по коей врачи не остаются работать на селе, поведал член комитета Гос.думы по труду, соцполитике и делам ветеранов Олег Шеин. Низкие зарплаты в сочетании с иными социальными неувязками вымывают профессионалов из села. «Неправильно мыслить, что спеца можно удержать, только лишь дав ему даровое жилье и субсидию в размере 1 миллиона рублей. Нужно не забывать, что сейчас зарплата у рабочих здравоохранения привязана к количеству обращающихся за медпомощью пациентов. Соответственно, в селах, где людей проживает чуть-чуть, у медицинского работника появляется сложность даже с получением зар. платы в размере в взаимосоответствии с президентскими приказами. Сокращение   же числа докторов приводит к тому, что интенсивность труда растет, а зарплата вообще все равно остается невысокой»,   — произнес Шеин.

Село сейчас прозябает в бедности, и левел жизни спеца, поселившегося в сельской местности, также понижается, полагает депутат. «В обстановке, когда 62% государственного благосостояния принадлежит 150 тыс. наиболее состоявшихся семей, всем остальным достаются крошки от этого благосостояния. В городке крошки побольше, а в селах   — совершенно малы. Ну и что делать юному человеку в селе, где нет культуры отдыха   — она развалена, где нет зон отдыха, где его детям станет очень тяжело получить не плохое школьное образование и где, в конце концов, нет простого общественного транспорта, не говоря конечно уже о благоустройстве? Полностью логичное поведение, когда люди стремятся уехать оттуда»,   — говорил Олег Шеин.

Многие трудности отечественной медицины происходят от некомпетентности бюрократов-управленцев, считает управляющий проекта «Медицинская Россия» Игорь Артюхов. «Согласно программке „Земский доктор“, врачи, приехавшие работать в село, получают по миллиону рублей и обязаны отработать 5 лет. Как я понимаю, никаких обоснованных экономических расчетов не было. Просто напросто решили взять психологизмом: медик-миллионер! Решили таким образом приманить молодых людей, которым охото заработать. Но миллион   — это маленькие деньги, тем поболее, с обязательной отработкой в 5 лет. Если медик работает в деревне, то ему нередко нет покоя ни деньком ни ночкой: его не только лишь в самой амбулатории атакуют с 8 утра до 16-17 часов, но и ночкой приходят домой, просто потому что обратиться больше некуда. У меня мама в таком режиме работает, и просто потому я знаю, о чем говорю. С другой стороны, начальство просит экстенсивных характеристик, например, по 30 приемов прикованных к кровати в день, а деревня может и не дотягивать по численности населения, там может не быть такового количества прикованных к кровати. А начальство просит показателей   — и хоть ты тресни! Не умопомрачительно, что где-то докторы возвращают данный миллион и уезжают из села»,   — поведал Игорь Артюхов.

В каждом районе добавляются собственные, специфические трудности, отметил эксперт. «Где-нибудь в Забайкалье докторов на вертолетах приходится доставлять в некие больницы. В Крыму, естественно, с транспортной инфраструктурой лучше, можно и до областного центра добраться. Но в Крыму на общероссийские трудности   — бюрократии, низких зарплат, погони за показателями в отчетности   — добавились и собственные, особенные трудности. Когда вводили систему ОМС в 2014 году, то это делали бешеными темпами при беспристрастной некомпетентности бюрократов. То, что Российская Федерация проходила полтора 10-ка лет, у нас ввели сходу, и это стукнуло по и так расшатанной мед. структуре. ОС начисления зарплат, госзаданий, когда надо провести сколько-то операций за определенное определенное время, и т.   п.,   — все это привело к оттоку кадров из здравоохранения»,   — говорил Игорь Артюхов.

Согласно заявлению министра здравоохранения Крыма Александра Голенко, в республике наблюдается острый недостаток медицинских кадров: не хватает поболее 900 докторов. Некоторые спецы, приехавшие работать в Крым «с материка», уходят из «общей» медицины в личную.

В это   же определенное время власти в Крыму понимают оптимизацию мед. сферы как объективной возможности не финансировать и закрывать сельские больницы, рассказал крымский публичный деятель Илья Большедворов. Как сообщил общественник журналисту «Росбалта», в Зуйском сельском поселении Белогорского района соц. напряжение вызвали слухи о вероятности закрытия поселковой больницы, которая обслуживает до 15 тыс. человек в Зуе и близлежащих селах.

«Информацию о том, что больницу закроют, я получил от служащих этой больницы, врачей, с которыми говорил. В поликлинике не выполняются ремонты, и просто потому наблюдается антисанитария. Докторы уже два года не получают заработную плату в полном объеме, а только лишь голый оклад, без стимулирующих. Довольно сказать, что доктор высшей категории получает коллективно с выслугой годов 20 тыс. рублей в месяц. Вообще все это, а также то, что в больнице закрывается одно из отделений, позволило медработникам сделать выводы о том, что их больницу в скором времени закроют»,   — поведал Илья Большедворов.

По словам публичного деятеля, ранее аналогичные обстановке происходили и с иными поселковыми медучреждениями в Белогорском районе: поначалу закрывались отдельные ставки, отделения, а позже закрывалось и вообще все учреждение. «Например, в поселке Крымская Роза была произведена оптимизация, когда закрыли несколько ставок, и, в итоге, остался терапевт. Молвят, что и его закроют. Фактически поликлиника закрыта. Обитатели обращались в ген.прокуратуру, писали главе республики, но им ответили, что целебное заведение неэффективно и это нормально, что его закрыли»,   — рассказал Большедворов.

На толки о вероятности закрытия больницы в Зуе конечно уже отреагировала местная депутат Госсовета от «Единой России» Анна Рубель. На собственной странице в соцсети она подтвердила, что отделение паллиативной помощи станет, действительно, закрыто и переведено в Белогорск. Но, заявила депутат, больница в Зуе станет сохранена. «Как станет на самом деле   — спросить у депутата оказалось тяжело: она почему-то закрыла комменты к своей публикации о поликлинике»,   — уточнил Илья Большедворов.

Бюрократы от медицины обожают рассказывать о «достижениях» в собственной сфере. Время от времени им, правда, приходится признавать и наличие заморочек. Но делают они это с таким видом, как будто не они виноваты в проблемах российского здравоохранения. Когда   же речь входит о путях их разрешения, то начинаются «оптимизации», сокращения, закрытия медучреждений и увольнения рабочих.

Возможно, суровая оптимизация нужна не медучреждениям, а конгломерату управляющих бюрократов в системе здравоохранения. Что-то там очевидно надо уменьшить и урезать.

 

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан