Главная / Политика / Почему россияне держатся за Путина

Почему россияне держатся за Путина

Почему россияне держатся за Путина

Действующий глава страны удовлетворяет потребность обитателей державы в обороне от угроз и дарует им надежду обычным фактом собственного существования.

Россияне — в особенности в бедных регионах — опять проголосовали за Владимира Путина. В соцсетях удивляются, почему живущие в бедности люди не желают смены власти. Специалисты говорят, что это естественное явление, а то, что полупустой бытовой холодильник может вызвать политический протест, — просто напросто жизнестойкий миф.
Показать полностью…

Искандер Ясавеев, доктор социологических наук, старший научный работник ЦМИ НИУ ВШЭ:

«Я на этих выборах был членом комиссии с правом решающего голоса в Казани. И единственный факт меня поразил. Большущее число избирателей голосовали на дому — это люди старшего возраста, с инвалидностью. Когда мы на участке соединили все бюллетени, так вышло, что пачка из переносных урн очутилась понизу. Так вот, конкретно эти несколько 10-ов бюллетеней, за единственным исключением, очутились „за Путина (Владимирович Путин (род. 7 октября 1952, Ленинград, РСФСР, СССР) — российский государственный и политический деятель, действующий и вновь избранный 18 марта 2018 года Президент Российской)“.

Это умопомрачительный парадокс: люди, кои живут в ужасающих критериях, в бедности, годами не выходят за пределы собственных весьма несчастных квартир, все равно голосуют за Путина.

Я думаю, что эти люди просто напросто не лицезреют альтернативы. Они посиживают дома и глядят телик. Они погружены в телереальность наружных угроз, и Путин представляется им некоторым заступником, спасателем РФ. Отсюда — и приобретенные результаты голосования на дому».

Даниил Коцюбинский, претиндент исторических наук:

«Главная часть избирателей полностью от всей души проголосовала за действующего президента. В том числе — может быть, даже в большей степени — люди, чувствующие себя социально незащищенными и неуверенными. Причина в том, что это были не столько выборы (принятие кем-либо одного решения из имеющегося множества вариантов) (выбирать было не из кого), не столько электоральное событие, сколько ритуально-самодержавное. Люди прислонились на уровне мыслей, или по последней мере ментально, к сильному фавориту. Это был акт не оптимального деяния, а чувственного движения души.

В авторитарных и в особенности тоталитарных системах конкретно люди, кои меньше вообще всего защищены, лицезреют в лице сильного „вождя“ сказочную оборону от всех невзгод, кои их окружают. На самом деле эта оборона мифологическая. Но в информационно несвободной стране, где пропагандистская автомашина уверяет люд в том, что все трудности может решить только лишь единственный человек в мире — „наш вождь“, — люди с радостью причащаются к этому „вождю“ хоть какими доступными методами: звонят на „прямые спец линии“, отписывают письма в администрацию президента, ну или прогуливаются на избирательные участки. И тогда им кажется, что хоть немножко на них проистекла благодать данной Величайшей силы. Это архаическое действо, которое не имеет никакого взаимоотношения к понятию „выборы“.

У сильного „отца родного“ несколько ипостасей: во 1-х, он защищает от противников, от супостатов, кои желают нас сожрать, убить. Во 2-х, он сражается с неправдой, с коррупционерами, с нехорошими боярами. В-третьих, он каждой сироте вытирает слезинку — нужно только лишь дождаться собственной очереди. Вот эти люди пришли в надежде, что когда-нибудь и им тоже слезинку утрут».

Борис Кагарлицкий, гендиректор Института глобализации и соц движений, политолог:

«Представление о том, что несчастные люди обязаны голосовать за претиндента от оппозиции, — из области политических легенд, кои не имеют никакого взаимоотношения к социологии. Все зависит от социальной, классовой принадлежности и никак не измеряется уровнем достатка.

Значимая часть этих людей просто напросто маргинальна, люмпенизирована, и как раз потому становится клиентелой власти. Это понятно со времен Старого Рима. Люмпен-пролетариат всегда был в той или другой мере, в особенности при голосованиях, опорой власти — просто потому что его просто напросто подкупали, в отличие от более организованных слоев населения. То же самое всегда было и в Западной Евро союзе, и т. д. Так что тут вообщем никакого подарка нет, а конечно есть только какие-то несуразные представления, кои бытуют в нашем обществе.

То, что происходило 18 марта, тяжело именовать выборами. Потому то, как бы себя эти люди (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры) повели, если бы у нас были выборы, — совершенно другой, непростой вопросец».

Александр Конфисахор, претиндент психических наук, доцент кафедры политической психологии СПбГУ:

«Во 1-х, считается, что всегда порядка 30-35% населения, независимо от их статуса и положения, по определению поддерживают действующую власть. Даже больше, если забирать эмпирические данные.

Во 2-х, это люди, которыми просто манипулировать, внушить какие-то идеи, догадки.

И последующий момент: когда голосуют за действующую власть, это не означает, что ее поддерживают. Просто напросто оппозиция не смогла выдвинуть каких-либо ярчайших, запоминающихся людей, не подготовила нужную благодатную почву, не смогла представить программку, не научила собственных приверженцев и т. д. Тем более, на данный момент такая ситуация, когда „как бы не было ужаснее“ и кажется, что только лишь действующий президент позволит удержать страну (территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определенными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко) в обстановке, в коей мы находимся».

Павел Кудюкин, член совета Конфедерации труда РФ, доцент:

«Как правило, социально неблагополучные люди не весьма самостоятельны, они привыкли находить поддержку от кого-либо на стороне. Как раз „под выборы“ власть предприняла ряд популистских спецакций, направленных — как это было представлено — на увеличение благосостояния социально слабеньких слоев населения, в очередной раз купив их поддержку.

В принципе, немалая часть россиян настроена так, что они будут голосовать за всякую власть (это возможность навязать свою волю, управлять или воздействовать на других людей, даже вопреки их сопротивлению) — просто напросто просто потому, что это власть. То конечно есть, если представить, что переизбиравшимся президентом был бы Явлинский, они бы точно так же проголосовали бы за него.

Люди стремятся действовать так, чтоб не выделяться из собственного общественного окружения. Это характерно не только лишь россиянам, а является весьма обычным поведением для патерналистско-авторитарных режимов. Конкретно потому они очень изредка изменяются путем выборов».

Петр Бычков, претиндент психических наук, доцент кафедры политической психологии СПбГУ:

«Во всех странах мира корреляция совершенно прямая: средний класс голосует за оппозицию, а несчастные и неблагополучные — за власть.

Во 1-х, средний класс — это в основном люди, построившие собственный бизнес или личную карьеру, владеющие критичным мышлением. Во 2-х, они считают себя достойными судить власть. Они понимают, что могли бы в неких местах сделать лучше, потому голосуют оппозиционно. Даже в Евро союзе. Почему там кризис доверия к власти? Просто потому что процент людей с высшим образованием довольно велик, а чем он выше, тем меньше доверия к власти. Просто напросто просто потому, что люди начинают больше подвергать анализу.

А несчастные всегда боятся, условно говоря, утратить последний кусочек хлеба. Другая причина: они не думают, а свято веруют в партию, в фаворита».

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (17 оценок, среднее: 4,60 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан