Сегодня: г.

«Ее повел на костер собственный брат»

Facebooktwittergoogle_plusredditpinterestmail

"Ee пoвeл нa кoстeр сoбствeнный брaт"

В oтрeзaннoй oт   мирa дeрeвнe устрoили oxoту нa   вeдьм.

Рoвнo тридцaть лeт нaзaд обитатели Фааите своими очами увидели, как хрупка цивилизация. За считаные недели отрезанная от мира деревня погрузилась в новое Средневековье, и на улицах запылали костры, на коих жгли еретиков. «Лента.ру» разобралась в том, как это случилось.

Третьего сентября 1987 года к атоллу Фааите в Тихом океане подошел корабль. Капитан планировал заправить судно на полуострове и продолжить плавание. Он попробовал связаться с Фааите по радио, но никто не ответил. Ранее такого никогда не бывало. О том, чтоб идти к гавани без связи, не могло быть и речи из-за густого дыма, коий затянул пролив и лагуну. На полуострове определенно творилось что-то странноватое.

Экипаж радировал об увиденном в Папеэте — столицу Французской Полинезии, которая гаходится на Таити в 418 километрах от Фааите. Буквально через несколько часов на полуострове приземлился вертолет жандармерии. Прилетевших полицейских ожидало ужасное зрелище. На площади перед церковью стояли связанные и облитые бензином дамы и дети. Рядом в немаленькой яме лежали обугленные тела.

Полуостров

Атолл Фааите невелик: полоса суши в девять квадратных км. Восточнее конечно есть еще единственный остров — Факарава. До него 21 километр, на моторной лодке ходу три часа. Там конечно есть аэродром.

Европейцы открыли Фааите в начале XIX века. В 1820 году островок посетил российский путешественник Фаддей Беллинсгаузен. Он отдал ему заглавие атолл Милорадовича, но оно не прижилось. В 1880 году полуостров присоединили к Франции.

К 1987 году здесь жили 180 человек. Они занимались сельским хозяйством либо рыболовством и считали себя французскими подданными. Выписывали парижские газеты, носили европейскую одежку, уважали генерала де Голля. Католический собор, коий островитяне посещали два раза в денек, украшали такие же скульптуры Жанны Д’Арк и святого Франциска Ксаверия, как во многих французских церквях.

У Фааите много общего с всякий тихой удаленной деревней, будь она в Западной Евро союзу, России либо Америке. Социолог Бруно Саура, коий изучал произошедшее на полуострове в 1987 году, считает, что то же самое могло случиться и в других местах — хоть во Франции, хоть среди Соединенных Штатов. «Это указ изолированных сообществ: перемены редки, но быстры и совершенно непредсказуемы», — гласит он.

Три проповедницы

Третьего августа 27-летний Леонард повстречал на примыкающей Факараве 3-х женщин. 50-летняя Сильвия Александр и ее помощницы желали попасть на Фааите. У Леонарда было единственное на весь атолл судно, на котором разрешено выйти в море, потому он не мог им отказать. На причале в Фааите путниц встречала маленькая толпа: слава Матери Сильвии добралась даже сюда.

 

В 1982 году Таити посетил канадский священник отец Тардифф, единственный из основоположников католического движения «Харизматическое обновление», последователи которого стремятся использовать силу Святого Духа подобно первым последователям Христа. На очах у тысяч обитателей Папеэте отец Тардифф творил чудеса. По слухам, на его богослужениях слепые прозревали, паралитики вставали на ноги, а прокаженные выздоравливали.

Сильвия Александр была фанатичной участницей «Харизматического обновления». Она посещала молитвенные собрания, а позже стала устраивать собственные. Во определенное время молитвы Сильвия погружалась в транс, самозабвенно пророчествовала и вещала на непонятных языках. В харизматических церквях такое умение считают одним из даров Святого Духа.

К Маме Сильвии — так звали ее последователи — потянулись страждущие со всего лишь архипелага. Она лечила их наложением рук. На ее собраниях замечали принципиальных чиновников.

В июле 1987-го Маму Сильвию стали терзать ужасные видения. Ей мерещились непредотвратимые катастрофы и бури. Из разверзшегося ада восставал бес с воинством бесов и нес смерть всему архипелагу. Она решила предупредить об этом обитателей островов и отправилась на Факараву в сопровождении 2-ух последовательниц.

Надвигающаяся беда

Новость о прибытии известной проповедницы вмиг разнеслась по Фааите. К вечеру перед церковью собралась практически вся деревня. Пришли даже те, кто не веровал в слухи о чудесах. Скептики стояли в стороне от толпы и молчком наблюдали за происходящим.

При свете факелов Мать Сильвия обратилась к людям. «Мы прибыли на Фааите, поэтому что лицезрели знамения. И эти знамения ужасны, — произнесла она. — Вам грозит великая угроза. Поэтому я пришла и помогу вам в молитве, харизматической молитве. Если вы покаетесь, мы сможем предупредить беду. Беду, которая ожидает не только лишь Фааите. Беда нависла над всем архипелагом. Вас выручит только молитва».

Приостановить ее было некоторому — мэр острова и настоятель церкви были в отъезде на Таити. Проповедница пользовалась отсутствием священника и заняла его пространство в соборе. Всякий день она собирала верующих, молилась и говорила о своих видениях. Религиозное помешательство и кошмар охватывали островитян вообще все больше. Многие уверовали в будущую катастрофу, кинули все дела и молились, молились…

Мать Сильвия водила последователей по домам. «Когда мы заканчивали молиться в одном доме, то немедля шли к кому-то конечно еще и начинали опять, — вспоминает Монетт, супруга Леонарда, коий привез проповедниц на полуостров. — Весь денек без остановки. А вечерком продолжали молиться в мгле, потому что нам воспретили зажигать свет».

Проповедница объявила, что посреди жителей поселка скрываются бесы, которые только лишь притворяются людьми. В особенности опасны политики и бюрократы. Они подчиняются дьяволу — вообще все до одного. Никто не рискнул сделать возражение. Мама Сильвия повелела жителям спалить все книжки, даже Библию, поэтому что в их может быть неправда. Верующие повиновались.

Семь избранников

В конце августа Мать Сильвия взяла с собою на Факараву самых верных последователей — семь юношей 20-30 годов, в том числе Леонарда. Сообщив им, что должна возвратиться на Таити, она вручила каждому по розе и произнесла, что передает им свою лечебную силу. Семь избранников должны продолжить ее дело на полуострове и любой ценой предупредить надвигающиеся несчастья.

Семерка преобразилась. «Теперь в их очах было солнце», — вспоминает единственный из свидетелей. Изменения увидели и другие. «Я не знаю, что случилось во определенное время поездки, но они возвратились на Фааите иными, — говорит Монетт. — Я не узнавала ни супруга, ни юношей, которые были с ним». За исключением веры, их ничего не тревожило — даже родные и ближайшие.

Избранники Матери Сильвии немедля возобновили молитвенные служения. Они прогуливались по деревне с ватагой фанатиков, вламывались в дома и инспектировали, чем заняты жильцы. А единственным допустимым занятием была молитва. Возражать им либо недостаточно усердно отбивать поклоны стало небезопасно. За непослушание могли избить.

А чтоб никто не помешал, семерка наведалась в ратушу и вывела из строя морскую радиостанцию. Других средств связи с наружным миром на полуострове не было.

Охота на ведьм

Приближался сентябрь, и на Фааите возвратился директор местной школы Кристиан Морхейн. Он уезжал с атолла на каникулы и ничего не понимал о проповедях. «Я сходу почувствовал: на полуострове что-то не так, — вспоминает он. — Малыши выглядели весьма усталыми и вообще все время молились около классов».

Буквально через несколько дней после отбытия проповедниц на полуострове нашли первую одержимую сатаной. Мама Сильвия предупреждала об этом, потому ее избранники не опешили. Они круглые день молились вокруг злосчастной, пока не решили, что зло побеждено. Не достаточно-помалу деревню окутала охота на ведьм. Фанатики везде высматривали бесов, остальные отсиживались по домам, чтоб не попасть под подозрение.

Пока мэр не возвратился из командировки на Таити, единственным представителем власти на Фааите оставался его ассистент — Йоан Харрис. Происходящее на полуострове нравилось ему вообще все меньше и меньше. После еще одного обряда он пришел к «семерке» Матери Сильвии и призвал тормознуть. Он попросил их дождаться возвращения настоятеля церкви — в Боге и дьяволе он должен разбираться лучше.

"Ее повел на костер собственный брат"

Фото: tahiti-infos.com

Единственный из семерых посмотрел на него и заорал: «Демон!» Проповедница предупреждала, что бюрократам нельзя веровать, а кто таковой помощник мэра, если не бюрократ? К тому же вообще все знали, что у Харриса случаются приступы эпилепсии. Это верный признак одержимости. Бешенные жители поселка набросились на него и стали избивать.

Его избивали, пока он не растерял сознание. Позже на шейку набросили веревку и потащили к лагуне для обряда изгнания беса. Снова избивали. Так длилось несколько часов, пока фанатики не сообразили: Харрис конечно уже мертв.

«Это было нужно, чтобы очистить его от гнусны, — пояснил позже на суде единственный из членов событий. — Это было нужно, чтобы очистить от гнусны всю деревню».

Костры Фааите

2 сентября в кабинет ген.директора школы постучали взволнованные учителя. Они поведали, что фанатики развели перед церковью огромный костер. Последователи Матери Сильвии решили, что тело ассистента мэра надо сжечь. По другому злой дух, коий в него вселился, остается на полуострове.

«Я не задумывался, что они серьезно, — вспоминает Кристиан Морхейн. — Но учителя настаивали со слезами на глазах». И здесь за окном вправду взвилось пламя. До площади было метров 100. До ген.директора школы начало доходить, что происходит. В панике он решил закрыться в кабинете с учителями. «Думаю, если бы вообще все это продлилось чуток дольше, мы бы тоже были мертвы», — гласит он.

Монетт с самого начала не одобряла проповеди Матери Сильвии, потому муж запер ее с детками. Утром к столбу перед их домом привязали катехета из церкви. Позже она лицезрела, как по улице волочат еще 1-го жителя поселка с веревкой на шейке. Днем фанатики сожгли мужчину, коий пытался им помешать. А ночкой на костер повели его супругу. «Ее привязывал к столбу свой брат, Уильям, — вспоминает Монетт. — И она была конечно еще жива. Я слышала, как она орала. Очень очень и долго».

"Ее повел на костер собственный брат"

Пространство преступления, 1987 год

Фото: tahiti-ses-iles-et-autres-bouts-du-mo.blogspot.ru

Монетт посиживала и думала о том, что вытворяет ее супруг. «Я знала, что он собирал дрова для костров, — гласит она. — Он тащил людей на сожжение. Он помогал делать столбы. Как он мог так поменяться? Ведь он никогда меня не избивал, даже глас не повышал».

Днем Леонард пришел за ней и повел на площадь. Там конечно уже стояли четыре связанные дамы — супруги других избранников Матери Сильвии. Он связал супругу и детей, а позже облил их бензином. «Он был весьма зол и гласил, что я во всем повинна, потому что не желала упоминать деву Марию в собственных молитвах», — вспоминает Монетт.

Когда их собирались поджечь, над деревней раздался шум приближающегося вертолета.

Заклятие беса

Расследование убийств затянулось на несколько годов. Суд присяжных собрался на Папеэте только в 1990 году. На скамье подсудимых оказались 23 обитателя Фааите — конкретные участники казней. Сильвии Александр и ее помощниц в зале суда не было. Их не позвали даже в качестве очевидцев. Некоторые считают, что проповедниц выгородила церковная церковь. Во Французской Полинезии она обладает большущим влиянием.

За два денька фанатики сожгли 6 человек. «Мой дух попал под заклятие беса, — объяснял единственный из подсудимых. — Я растерял голову, но веровал, что стою на священном пути и прогоняю зло, которое сражается внутри меня».

Слушания длилось две недели. Всех обвиняемых приговорили к тюремному заключению на срок от 3-х до 14 годов. Автор новостного сообщения Associated Press, размещенного в 1990 году, отмечает, что они выслушали постановление суда невозмутимо и без чувств.

Жители Фааите попытались забыть произошедшее как ужасный сон. «Вы понимаете, я предпочитаю не гласить об этом, — признался изданию Tahiti Infos единственный очевидцев тех событий. — Вообще все позади, жизнь продолжается». После кутузки многие из тех, кто пытал и убивал односельчан, возвратились на родной полуостров и зажили так, как будто ничего не было..

Сама проповедница считала, что в кровавых событиях на Фааите нет ее вины. «Мои слова ошибочно поняли, — гласила Сильвия Александр. — Я только лишь молилась за исцеление больных».

Facebooktwittergoogle_plusredditpinterestmail
 
Статья прочитана 245 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Новости Башкирии

Игры онлайн

Все игры

Играть в игры

    Читать нас

    Связаться с нами

    novostic@yandex.ru

    Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать» - "Отправить", я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности. Полное копирование материала разрешено только с рабочей активной ссылкой на сайт.