Главная / Экономика / Была тайга, стала тундра: архангельские леса вырубают с невиданной скоростью

Была тайга, стала тундра: архангельские леса вырубают с невиданной скоростью

Была тайга, стала тундра: архангельские леса вырубают с невиданной скоростью0

В Двинско — Пинежском междуречье Архангельской области быстро и вдали от посторонних глаз, общественного контроля истребляют первозданные леса. Речь идет о катастрофе государственного масштаба, которая превышает все угрозы от мусорного полигона в Шиесе.

Ужасный фоторепортаж опубликовал в своем блоге популярный фотограф и блогер Игорь Шпиленок. Такового безобразия, которое творится сейчас не было даже в СССР:

«Возвратился домой из архангельской тайги. Побывал в двух удаленных друг от друга местах: на Белоснежном море в национальном парке «Онежское Поморье» и в междуречье Северной Двины и Пинеги в восточной части области.

Я тоже додумывался, что остатки первозданной тайги на Северо-Западе нашей страны истребляются, но не конечно думал, что столь стремительно и в таких масштабах, которые открылись мне в этой экспедиции. До данной поездки я надеялся, что у природоохранников есть запас времени, а у матушки-природы есть скрытые бездорожные места, где остатки реликтовой тайги могут оставаться нетронутыми еще многие-многие годы. Сейчас знаю, что нет у нас ни запаса времени, ни бездорожных «Берендеевых чащ». Идет небывалое в эпопеи истребление северной тайги, основанное на самых современных технологиях.

 

В междуречье Северной Двины и Пинеги до наших дней сохранился наикрупнейший в Европе массив нетронутой эталонной тайги. Совсем недавно его площадь была около миллиона гектаров. Тут берут свое начало или протекают 18 семужных нерестовых рек, от чистоты которых зависит состояние всей популяции семги — атлантического лосося. Леса междуречья — одно из последних убежищ для одичавшего северного оленя. популяция которого в регионе находится на грани исчезновения в итоге уничтожения мест обитания и браконьерства.

Вся территория Двинско-Пинежского лесного массива находится в аренде у больших лесозаготовителей, это ресурс для предприятий лесного сектора региона. Крупные лесные съемщики (это группа компаний «Титан» и АО «Архангельский ЦБК» имеют немалое влияние в районе. Они декларируют свою «экологичность» и даже добровольно сертифицировались по системе FSC, что для русских компаний является «зеленым пропуском» на зарубежные экологически чувствительные рынки. Тем не мение, освоение лесов идет по экстенсивному пути. На вырубленных территориях не проводится высококачественное лесовосстановление, на месте реликтовых хвойных лесов вырастают березы и осины, а лесопромышленники продолжают свое движение вглубь первозданной северной тайги, как будто она бесконечна. Уничтожив ее окончательно, что случится совсем скоро, лесопромышленники будут обязаны менять подходы к бизнесу, но только первозданной тайги у нас уже не будет.

Бездорожье веками выручало северную тайгу от интенсивного хозяйственного использования. Свежепостроенные дороги ведут не в населенные пункты, а к массивам нерубленных лесов.

 

Была тайга, стала тундра: архангельские леса вырубают с невиданной скоростью1

 

На глинистых участках, а также на крутых спусках-подъемах уложены бетонные платформы. Лесной сектор региона тратит колоссальные деньги не на качественное лесовозобновление на вырубленных территориях, а на на сохранение и совершенствование старой, экстенсивной системы лесопользования, на строительство новых и новых дорог в последние массивы малонарушенных лесов, на расширение объемов рубок.

 

Была тайга, стала тундра: архангельские леса вырубают с невиданной скоростью2

 

Так как транспортное плечо из удаленных районов до мест переработки составляет обычно сотни км, даже мощные лесовозы при наличии хороших дорог не справляются с вывозкой. Повдоль дорог можно увидеть штабеля леса в многие десятки тыс кубометров. Тут отчетливо понимаешь масштабы лесоистребления.

 

Была тайга, стала тундра: архангельские леса вырубают с невиданной скоростью3

 

 

Вот так теперь выглядит архангельская тайга (биом, характеризующийся преобладанием хвойных лесов, образованных в основном бореальными видами ели, пихты, лиственницы и сосны) с высоты птичьего полета. Прямоугольники вырубок. Абсолютно каждая отдельная делянка может достигать пятидесяти гектаров. Вскоре дровосеки «освоют» уцелевшие прямоугольники и надолго потеряют интерес к разоренным местам (Место — местоположение, расположение, нахождение, состояние, точка и так далее).

 

Была тайга, стала тундра: архангельские леса вырубают с невиданной скоростью4

 

Деревья на севере вырастают медленно и не достигают гигантских размеров. Этим елям может быть далековато за сто лет.

Вахтовый поселок лесозаготовителей. Организаторы лесного бизнеса выставляют себя покровителями местного населения. В реалиях же видна колониальная схема, когда главные благополучатели живут в столицах, а то и вовсе в благополучных странах, а местным жителям после такового лесопользования остается разоренная тайга и нищета. Новым технологиям лесоистребления требуется минимум людей. Сибирский цирюльник, над которым трудился сумасшедший иностранец-изобретатель в одноименном фильме Михалкова, давно существует и с пугающей эффективностью уничтожает леса во всем мире. Вообще всего один комплекс, состоящий из двух машин с анлийскими названиями харвестер и форвардер может поменять более полусотни человек, работающих на лесозаготовке по традиционной технологии. На вывозке работают грузовые «Мерседесы» и «Вольво», везущие сходу по вагону кругляка. Сейчас Россия прочно входит в тройку стран-лидеров по масштабам истребления первозданных лесов, а Архангельская область — фаворит по истреблению таких лесов (экологическая система, биоценоз, в которой главной жизненной формой являются деревья) в России.

В начале нынешнего века, когда стало ясно, какая беда нависла над северной тайгой, природохранные организации, ученые, общественность начали работу по созданию регионального ландшафтного заказника в междуречье Северной Двины и Пинеги, который позволил бы сберечь хотя бы часть реликтовой тайги от массовой вырубки. Распорядок заказника позволит местному населению продолжать вести традиционное природопользование — охоту, рыбалку, сбор грибов и ягод, но сплошные рубки будут запрещены. Были организованы несколько научных экспедиций для обследования местности, начались трудные переговоры с лесопромышленниками и властями. Создание заказника не раз откладывалось, а его площадь уменьшалась, против его сотворения велись информационные войны. В 2013 году проект заказника (охраняемая природная территория, на которой под охраной может находиться как весь природный комплекс (если заказник комплексный), так и некоторые его части: только растения, только животные (либо) площадью практически 500 тысяч гектаров получил одобрение государственной экспертизы. В 2017 году губернатор Архангельской области подтвердил, что заказнику быть. В 2018 году было достигнуто соглашение с съемщиками о границах заказника и его площади, согласно этому документу она составит 300 тыс гектаров. Арендаторы постарались оттолкнуть территорию (часть поверхности суши с определёнными границами) заказника подальше от зон собственных интересов, поэтому конфигурация его границ получилась далеко не идеальной. По плану, утвержденному Министерством природных ресурсов и лесопромышленного спецкомплекса Архангельской области, заказник должен быть создан в начале 2019 года, но документа о его сотворении нет до сих пор. Это тревожит…

Архангельское отделение WWF России, узнав о проекте по фотосъемке первозданных лесов РФ, пригласило меня в очередную экспедицию по обследованию территории будущего заказника. Началась экспедиция в пинежской поселке Кушкопала, которая находится примерно в трехстах километрах от Архангельска, позже сто километров мы ехали на машинах по новым лесовозным дорогам среди долгих вырубок до среднего течения реки Юла. Именно на этих ста километрах были сняты кадры уничтожения архангельской тайги.

Необъятные просторы дикой нетронутой природы на наших глазах превращаются в миф. Хладнокровная система, основанная на чистогане, отбирает устойчивое будущее у местных обитателей; отбирает дом, среду обитания у наших диких соседей по планете, обедняет биологичекое обилие. Мы удивляемся климатическим катаклизмам последних лет.

Хвойные северные леса имеют большущее значение для стабилизации климата, это своеобразная «шуба земли», сдерживающая поступление вглубь континента холодных арктических масс воздуха, сохраняющая и перераспределяющая влагу. Это серьезные доводы в пользу сохранения хотя бы части малонарушенных и первозданных лесных территорий, в том числе сотворения Двинско-Пинежского ландшафтного заказника…»

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан