Главная / Экономика / Экономическое убийство и право на самозащиту

Экономическое убийство и право на самозащиту

Экономическое убийство и право на самозащиту

Самозащита

В силу возмутительной экономической неграмотности у нас убийством считают только лишь механическое повреждение тела.

В эту примитивную концепцию (я вас ножиком не тычу – означает, не убиваю) плохо укладывается уже отравление ядом.

Если яд убил одно моментно – то вроде как приравнено к убийству.

А если он убивает медлительно, годами – как токсины в современных продуктах питания, красках и составе дешевенькой одежки?

Как все ядовитые вещества, кои заливаются в продукты, чтоб понизить их себестоимость или повысить сроки их хранения?

Пока мы не усвоим неразрывную связь людской жизни с доступом к ресурсам местности – мы ничего не усвоим об убийстве и злодеянии…

Вся цивилизация стоит на том, что покушение на людскую жизнь является злодеянием. Давайте вообразим, что было бы, если бы данной нормы не было… Представили?

Ну, а сейчас перейдём к вопросам революции. Лишение человека средств к существованию – тоже покушение на людскую жизнь.

Так вот, здравый толк просит, чтоб и бедность добавили в перечень орудий убийства (лишение жизни кого-либо)! Если я запру человека в чулане и уморю там голодом, то меня признают убийцей и верно сделают. Да, я его не резал – но никаких смягчающих событий в моём поведении нет.

Даже и наоборот: допустимо, избранный мной метод убийства сочтут отягчающим обстоятельством в силу особенной мучительности погибели жертвы.

Бедность является орудием убийства. А раз так – тот же здравый толк просит признавать право жертвы на самооборону. Самооборона в корне отличается от немотивированного нападения. А фактически всем «красноватым» пробуют сейчас припаять конкретно немотивированное нападение, беспочвенную агрессию! Ни с того ни с этого – напали, уничтожили, разрушили…

Эпопея, уходя в прошедшее, которое мы не в силах поменять, тем не мение довлеет над нашим реальным и будущим, которое мы можем и обязаны обменивать в наилучшую сторону.

Во избежание геноцидов будущего – как гуманитарных катастроф голодомора, так и революционных катастроф народной экзекуции – нужно признать раз и навечно серьезную вещь.

А конкретно: предложение гражданину «пойти и выискать себе средства к существованию на свободном рынке» для муниципальных деятелей конечно есть правонарушение. В этом злодеянии смешиваются ликвидирование, не предотвращение убийства, криминальная халатность должностных лиц, создание нестерпимых критерий для человека (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры) (подпадает под конвенцию о пытках) и другое.

Целый букет злодеяний против человечности!

Естественно, если вышеуказанное произнесет личное лицо личному лицу, то это не более чем эгоистичное равнодушие. Его не криминализируешь, к делу не пришьёшь.

Но если такая позиция муниципального управляющего – то он закладывает бомбу под всю муниципальную конструкцию, выстроенную на концепции обоюдного штатского не уничтожения.

Если мы люди 1-го гос-ва, то мы не истребляем друг друга. Если мы истребляем друг друга – то мы уже не люди 1-го гос-ва.

В чём принципная разница меж личным лицом и муниципальным в этом вопросе? Личное лицо является получателем и юзером ресурсов (всё, что используется целевым образом, в том числе это может быть всё, что используется при целевой деятельности человека или людей и сама деятельность) местности. Муниципальная власть является распорядителем этих ресурсов.

Личное лицо может отрешиться от благотворительности – правительство нет.

Ибо личное лицо не несёт ответственности за то, как распределяются ресурсы местности, а правительство – несёт.

Если правительство систематически обделяет собственных людей, имея вероятность, но не имея желания поделиться с ними жизненно-необходимыми ресурсами (источниками жизни) – то такое правительство выродилось в «ликвидком» цивилизации и занимается геноцидом.

И об этом надо гласить открыто, честно – понимая прямую и даже грубую связь людской жизни с благосодержащими ресурсами местности (в ландшафтоведении — морфологическая единица ландшафта, природно-территориальный комплекс более высокого ранга, чем урочище). Нет доступа к ресурсам – нет и простого выживания.

Если человек заперт в чулане, то фактически никто не предложит ему там «быть предприимчивее» и «находить работу».

Понятно, что в 4 стенках никакая предприимчивость не очень поможет. Даже если в 4 нагих стенках конечно есть ступа с водой – трудолюбие тоже не очень поможет выжить. Человек конечно будет толочь воду в ступе круглые 24 часа – и что?

Ну, а если в чулане не четыре стенки, а все 6? Или даже восемь? Посиживает человек в башне восьмигранной и погибает там от голода…

Может такое быть?

То конечно есть оказывает влияние ли кол-во стенок в камере на способности выжить без подключения к благосодержащим ресурсам (воде, еде, источникам отопления и т.п.)?

Так вот, господа плохие: вы разгородили землю заборами собственной весьма личной принадлежности. И человек меж этими заборами, блуждая по лабиринтам, точно в таком же положении, как и человек, замурованный в башню без еды, воды и тепла.

Рассуждать, что в таком положении человек сам из себя должен добыть выживание – может или кретин, или изувер. Указ экономики очевиден: выжать из самого себя выживание человек не может.

Его надо подключить к ресурсам местности, то конечно есть дать ему настоящую вероятность достать до потребительских благ. По другому он в современном городке подобен замурованному в склепе наглухо, и обречён.

Повторяю: работа – не грибы, чтоб её ходить и находить. Работа (в экономическом, а не физическом смысле) – это доступ к обработке ресурсов местности.

Работа или конечно есть – или её нет. А когда её предлагают «находить» – то предлагают поискать чёрную кошку в черной комнате, не уточнив, конечно есть ли там она…

Что происходит, если у 1-го ресурсы конечно есть, а у другого их нет и никто не модерирует ситуацию? Ну ясно же: начинается шантаж, грубеющий в режиме нон-стоп.

– Подыхаешь? – спрашивает обладатель ресурса у обделённого. – А спляши-ка ты мне гопака за грош… Да что там грош – за полгроша…

А я ещё посмотрю – понравится ли мне твоя пляска… Не понравится – и четверти копейки не получишь…

А что может на это ответить обделённый?

Эпопея отдала ответ: с кистенём в лес или с революционными матросами генералов на штыки кидать. Другого-то ответа у обделённого нет. И жить без доступа к потребительским ресурсам нестерпимо, и условия доступа к ним от «собственника» (узурпатора) нестерпимы. Видя, что у именно тебя нет выхода, над тобой просто напросто начинают глумиться, эксплуатируя твой инстинкт самосохранения. Обычное желание выжить начинают обставлять всё более и более страшенными критериями, без выполнения коих кранты и конец.

Эту ситуацию нужно модерировать – для того и сотворено было правительство. За исключением него модерировать вообще некому. Не смогут овцы полюбовно условиться с волком, а мыши – с котом. И пусть не околпачивает вызванная шантажом выживания наружная покорность и наружная бессловесность жертв издевательств.

Это не их актуальная позиция, а маскировка, мимикрия для выживания. Хозяин в рожу – а ты улыбайся и делай вид, что именно тебе приятно…

А внутри копится неприязнь, складываются счёты ко всем очень богатым, и в один прекрасный момент, если не стравить пар – данный котёл взорвётся. Фактически та покорность судьбе, на коей строили все собственные расчёты угнетатели – на самом деле напускная, липовая.

Человек понимает, как безжалостно с ним обошлись правительство и владельцы жизни, но делает вид, что не понимает. Делает вид, что всем очень доволен.

Он уже и возмущаться кинул – угнетатели радуются: видите, молвят, привык! Уже не спорит, на митинги не прогуливается, в пикетах не стоит… На самом деле человек орущий – сохраняет веру в вероятность условиться с теми, на кого кричит.

А вот неразговорчиво и таинственно улыбающийся – такую веру уже растерял. Для него, молчком утирающегося, угнетатели – уже не сторона переговоров, а потенциальные трупы.

Правительство (одноимённом сериале см. статью Правительство (телесериал)) не имеет права предлагать собственному гражданину «выискать» средства к существованию.

Оно их должно предоставить.

Если подданный отыщет условия лучше – его дело. Желаете нанимать юриста – ваше право. Но если вам не на что нанять юриста – вам конечно будет предоставлен муниципальный юрист… Почему в судопроизводстве это совсем всем понятно, а в экономической политике – нет?

Если правительство не конечно создает базовых критерий и величин оплаты труда – то личный бизнес перебегает от пряника к кнуту.

Оно и понятно: когда у человека конечно есть выбор, он не согласится работать на всех критериях, за всякую оплату.

А когда выбора нет – ему конечно можно диктовать в режиме шантажа любые условия…

Революцию делают не революционеры.

Ее делают те, кто меркантильным отношением к гражданину, к вопросам его быта и выживания (комплекс действий, которые человек может использовать в опасной ситуации, такой как, например, стихийные бедствия, чтобы спасти себя и других) – ставят людей в нестерпимые условия в режиме возмутительной социальной несправедливости.

И горе тем, кто этого не понимает со всей остротой!

✍ Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать», я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан