Народ не нужен…

Нaрoд нe нужeн…

Пoрoчнoсть сырьeвoй экoнoмики и сфoрмирoвaннoй вoкруг нee систeмы нe тoлькo и нe стoлькo в тoм, чтo oнa нe мoжeт oбeспeчить высoкий левел жизни всей стране и порождает соц. неравенство, коррупцию, централизацию ресурсов и как следствие узурпацию власти теми, кто получил контроль над этими ресурсами. Это вообще все конечно тоже весьма плохо, но это только половина беды.

Основная беда заключается в том, что сырьевой системе становится не нужен люд.

И в этом сырьевая ОС принципиально отличается от обыкновенной капиталистической, основанной на производстве и денег, а также от феодально-монархической с классической для нее аграрной экономикой.

При аграрной мировой экономике феодально-монархического периода люд был основным источником ресурсов в стране. Сельское хозяйство, которое было основой экономики, полностью и полностью держалось на народе, коий жил на земле и был конкретным и единственным производителем сельхозпродукции.

При капиталистической системе с производственной экономикой люд нужен в качестве качестве изготовителя и потребителя продуктов и услуг. И денежный сектор нуждается в клиентах, кои берут кредиты для приобретения продуктов и затем платят по ним, отдавая часть заработной платы. Обладатели банков и заводов живут на доход, коий они получают с народа, коий является сразу их рабочими и клиентами, оставляющими на работе часть собственного труда, а в банке — часть собственных денег.

Сырьевая ОС отличается тем, что люд для нее фактически не нужен, он для системы становится балластом, приложением к земле, на коей ведется добыча сырья, при этом приложением весьма обременительным и раздражающим, понижающим прибыльность добычи.

Основным потребителем сырья, добываемого в РФ, является не русский народ, а забугорные покупатели, кои расплачиваются за сырье валютой, на которую и приобретаются продукты, пользующиеся спросом посреди владельцев сырьевой системы.

Люд России тоже покупает часть добываемого сырья — бензин для заправки автомашин, газ для отопления, получаемую за счет сжигания горючего электроэнергию. Но чем люд России рассчитывается за это сырье? Рублями! А для чего элите рубли? Что элита может приобрести на рубли снутри сырьевой экономики с разрушенным созданием?

Хозяева сырьевой экономики фактически не нуждаются в рублях, просто потому что они не смогут купить на их ничего, представляющего для их ценность. Их ценности находятся и выполняются за рубежом, а там за рубли ничего приобрести нельзя.

Обладателям сырьевой экономики рубли необходимы главным образом для оплаты труда рабочих сырьевого сектора и смежников, кои непосредственно участвуют в добыче и транспортировке сырья, в администрировании сырьевой экономики. И конечно еще для выплаты жалованья военнослужащим, кои охраняют правительство, внутри которого ведется добыча сырья, чтоб его не мог захватить всякий жаждущий.

Но для добычи сырья и охраны сырьевого страны от посягательств довольно примерно 10-15 миллионов человек, не больше. Персонал Газпрома — около полумиллиона человек, персонал Роснефти — 250 тыс.. Вместе с дочерними компаниями, смежниками и иными сырьевыми корпорациями — несколько миллионов. Численность армии — два миллиона, на предприятиях ВПК работает приблизительно столько же. Коллективно с членами семей выходит 10-15 миллионов.

На самом деле даже 15 миллионов для сырьевой экономики сверхизбыточно много, фактически непосредственных рабочих и служащих надо в 2-3 раза меньше, при этом специалистов высочайшей квалификации надо едва ли 300 тыс., все другие — разнорабочие, водители, монтажники, электрики, слесари, клерки.

Профессионалов высокой квалификации конечно можно всегда поискать за рубежом, тем более, что они и на данный момент приезжают для установки и пусконаладки ввезенного оборудования, изучения персонала и управления добычей. И даже чернорабочих можно удачно привлекать из других государств — таджики и узбеки не дадут соврать.

Это означает, что свой народ для сырьевой экономики не нужен вообщем — ни широкий, ни небольшой, никакой.

Добычу сырья конечно можно целиком и абсолютно вести контрактно-вахтовым способом. Собственно оно и на данный момент так происходит на многих месторождениях — там работают не местные обитатели, а приезжие, просто напросто сейчас рабочие месторождений прибывают из различных регионов РФ, а могут с тем же фуррором приезжать из других государств: разнорабочие — из государств ближнего зарубежья, спецы высокой квалификации — из далекого.

Постоянно возрастающая автоматизации дополнительно понижает потребность в обслуживающем персонале. Когда-нибудь немалая часть транспорта станет управляться автоматикой, а править самой автоматикой конечно можно будет удаленно, в том числе из других государств, поэтому персонал станет нужен основным образом для пусконаладки, а ее будут производить сотрудники компаний-поставщиков оборудования, то конечно есть иностранных компаний.

Это значит, что потребность сырьевой экономики в народе, которая и на данный момент очень маленькая, со временем пропадет совсем.

Конечно уже сейчас около 90% населения с точки зрения сырьевой системы являются иждивенцами, балластом, помехой в получении наибольшей прибыли от добычи и экспорта сырья. Равномерно балластом с точки зрения сырьевой системы станет весь люд.

Как решает эту делему руководство сырьевого страны?

Премьер-министр рекомендует тем, кому не хватает денежных средств (а их не хватает безоговорочному большинству населения) заниматься бизнесом. Это значит, что власть пробует сделать так, чтоб народ сам решал собственные проблемы, сам себя чем-нибудь занимал, сам себе создавал рабочие пространства, избавляя сырьевое правительство от излишних забот.

Власть пробует отделить люд от сырьевого страны, чтобы он — люд, который этому государству становится не нужен — жил сам по себе, max. самостоятельно, не обременяя правительство и сырьевую экономику своими неувязками.

Президент призывает строить цифровую экономику, но при этом на практике периодического преобразования сырьевой экономики в какую-либо более совершенную не выполняется — это тоже вообще всего лишь призывы к народу, чтоб он сам строил себе какую-то отдельную от сырьевого страны экономику, в коей он сам себя станет чем-то занимать.

Спецпроект дальневосточного гектара тоже относится к попыткам чем-то занять люд, который сырьевому государству становится не нужен. Одно из предложенных страной занятий — ехать на Далекий восток, получить гектар земли и без помощи других на нем что-то делать, при этом наиболее обычное и доступное занятие на одном (!) гектаре земли — это тривиально сдохнуть.

Вообще все эти призывы — заниматься бизнесом, строить цифровую экономику, ехать на дальневосточный гектар — сводятся к одной обычный мысли — освободить сырьевое правительство от народа, коий ему больше не нужен.

Сырьевое правительство вынуждено платить пенсии, зар. платы учителям и докторам, содержать гигантскую армию бюрократов для работы с многомиллионным популяцией — это вообще все для сырьевой экономики совсем не надо, это излишние траты, кои понижают прибыль, получаемую хозяевами сырьевой системы.

Власть пробует всеми методами оптимизировать издержки сырьевой системы, свести их к минимуму. Для этого провели пенсионную реформу, которая переложила заботу о будущих пенсиях с страны на личные пенсионные фонды (то конечно есть на самих людей). Для этого увеличивают пенсионный возраст, чтоб пенсионеров стало меньше. Для этого проводят остальные преобразования.

Сырьевое правительство пытается всеми методами устраниться от роли в решении заморочек народа, в обеспечении его работой, образованием, мед. обслуживанием, жильем и так дальше.

Для чего делают платные дороги? Для чего ввели систему Платон? Для того же — чтоб народ сам начал строить себе дороги, чтоб сырьевое правительство постепенно закончило тратить средства на содержание и улучшение инфраструктуры.

Аналогично с жилым фондом — введены счета для сбора средств на капремонт, чтоб жильцы сами накапливали на ремонт построек. Скоро наверняка введут счета, на кои будут собирать средства на строительство мостов, школ и клиник, чтобы вообще все социальные объекты и инфраструктуру строили сами обитатели, которым это надо и у которых конечно есть средства за это.

Разрушение системы образования — тоже следствие того, что сырьевому государству не нужен люд. Зачем тратиться на систему образования, если люд не нужен, а профессионалов для работы в сырьевом секторе всегда конечно можно найти за рубежом?

Сырьевое правительство пытается всеми вероятными способами избавиться от народа.

Избавиться от народа на физическом уровне невозможно — это приведет к штатской войне с непредсказуемыми последствиями, потому сырьевое правительство избавляется от народа в неявном виде — выводит люд за муниципальные скобки, уменьшает свое роль в решении заморочек народа, уменьшает свои растраты на люд.

Понижение курса рубля в конце 2014 года преследовало конкретно эту цель — уменьшить затраты сырьевой системы на содержание народа. Размер бюджета в рублевом выражении сохранился, но в пересчете на баксы он сократился в два раза, таким образом нагрузка на сырьевую систему, получающую доход от экспорта сырья в валюте, мгновенно снизилась в два раза.

Сырьевое правительство пытается неприметно избавиться от народа, равномерно отказываясь от собственных обязательств перед ним, бросая люд на произвол, представляя самому себе, перекладывая на люд все его трудности.

И в этом состоит главный порок сырьевой системы — ей не нужен люд и система стремится тем либо иным методом избавиться от него, устраниться от решения заморочек народа, предоставить люд самому себе.

Отсюда рост бедности — народ не может обеспечить себя работой, будучи брошен страной и оказавшись в критериях сырьевой экономики, при коей все, за исключением добычи сырья оказывается невыгодным.

Заниматься бизнесом? А каким?

Какое про-во можно строить в критериях, когда рынок отдан на откуп транснациональным корпорациям, кои из-за циклопических объемов производства способны обеспечивать низкие цены, с которыми не может соперничать ни единственный российский изготовитель?

Работать в сфере услуг? Но для оказания высококачественных услуг необходимы хорошие инструменты, оборудование — на какие средства его брать? Для оказания высококачественных услуг требуется не плохое образование, а ОС образования разрушается и становится платной. Для оказания услуг необходимы клиенты, а где их взять, если вырастает нищета и поставщиков услуг становится больше, чем посетителей?

Какое-то кол-во работает в IT-сфере, занимаясь аутсорсингом, удаленной работой, но занять весь люд в IT-сфере нереально, точно так же, как нельзя занять весь люд в сырьевом секторе.

Даже в сельском хозяйстве и производстве товаров питания нереально эффективно занять сколько-нибудь значительную часть народа, просто потому что при современных разработках один рабочий сельского хозяйства обеспечивает спец.продукцией от 50 до 100 человек. Это означает, что в сельском хозяйстве конечно можно эффективно занять не больше 2% населения, если занять больше — станет неэффективно, а означает стоимость спец.продукции будет выше ввезенной и в условиях рыночной экономики она снова же станет никому не нужна.

К этому надо добавить погодные и логистические издержки — широкие расстояния, связанные с этим высочайшие затраты на строительство дорог и иной инфраструктуры, а также прохладный климат на большей местности России.

Вообще все это ведет к тому, что люд, который оказывается брошен сырьевым страной, предоставлен сам себе — либо уезжает (кто в Москву, а кто и за предел), либо беднеет.

Только небольшая часть, порядка 10%, находит узенькие ниши, в коих удается создавать и вести бизнес в взаимосоответствии с советом премьер-министра, но этот бизнес либо связан с обслуживанием сырьевой системы, либо… он равномерно приходит в упадок по мере сокращения покупательской возможности населения и понижения платежеспособного спроса.

Сырьевая ОС неуклонно стремится к тому, чтоб прийти в безупречное для нее состояние, когда вообще все издержки связаны конкретно с добычей сырья и больше ни с чем, когда издержки сводятся к ввезенному оборудованию и оплате труда нескольких миллионов профессионалов, многие из коих могут быть приезжими и работать вахтовым способом, а руководство может и совсем работать удаленно.

В безупречном для сырьевой системы состоянии никакого народа нет — конечно есть только наемный персонал, при этом рост автоматизации позволит данный персонал повсевременно сокращать. К этому состоянию сырьевая ОС и стремится.

ОС очень велика, потому ее движение к состоянию «без народа» происходит достаточно медленно и не вообще все могут это увидеть. Но движение идет.

И в этом основная беда сырьевой системы — беда для нашего народа.

Беда в том, что мы с вами для данной системы не необходимы.

Мы необходимы только на промежном этапе в качестве избирателей, чтоб голосовать за сохранение данной системы, за перевыборы представителей данной системы, кои будут планомерно отделять сырьевое правительство от народа, а люд от сырьвого страны.

Сейчас мы пока конечно еще нужны, чтоб сходить и проголосовать за сохранение системы очередной раз. И буквально через 6 лет станем нужны. И буквально через 12 конечно еще будем необходимы.

Но если ОС будет сохраняться довольно долго, в один прекрасный момент она совсем избавится от народа — если не от вообще всего, то от его значимой части наверное.

На самом деле от половины народа ОС уже избавилась.

Когда был ликвидирован СССР — ОС сбросила приблизительно половину русского народа, оставив себе только лишь население РСФСР. Обитатели Украины, Белоруссии и других республик — это те, от кого сырьевая ОС избавилась в 1991 году, стремясь уменьшить нагрузку.

Миллионы тех, кто уехал из РФ за последние 26 годов — тоже часть народа, от которого ОС избавилась, только лишь другими способами.

И система продлит избавляться от народа. Одни уедут, остальные окажутся разделены, третьих просто напросто не станет в силу возраста. Других выведут за скобки сырьевого страны и предоставят самим себе — приблизительно так же, как американских краснокожих предоставили самим себе, загнав в резервации, где они в настоящее время живут раздельно от появившегося на их местности государства.

И если мы не желаем этого, если мы не желаем оказаться в резервациях на местности наших проотцов, если мы не желаем быть выделенными в свежие квазинезависимые республики чтоб потом оказаться в обстановке Донбасса — мы обязаны задаться вопросом:

Если мы не необходимы сырьевому государству, то для чего оно нам?

Для чего нам сырьевая ОС, если мы ей необходимы только в качестве избирателей на переходный период, пока эта ОС не избавилась от нас совсем и бесповоротно?

Что нам эта ОС дает такового важного, чтоб мы придерживались ее? Делает ли она нас богаче? Нет, только лишь беднее. Делает ли она нас умнее? Нет, только лишь глупее. Делает ли она нас свободнее? Тоже нет, вся ее свобода — это освобождение страны от народа и народа от средств существования.

Так для чего нам такое правительство и такая финансовая система, которая привела к формированию сырьевого монстра, коиму не нужен люд?

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (18 оценок, среднее: 4,60 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок:

WordPressЦчМв