Не пропусти
Главная / Общество / Комплекс жертвы. Большое количество недовольных граждан вовсе не равнозначно протестному потенциалу

Комплекс жертвы. Большое количество недовольных граждан вовсе не равнозначно протестному потенциалу

Комплекс жертвы. Большое количество недовольных граждан вовсе не равнозначно протестному потенциалу0

Общеизвестно и официально признано, что реальные доходы населения падают 6-ой год подряд. Без пандемии и карантинов. По данным соцопросов подавляющее большинство респондентов испытывает раздражение, направленное на федеральные власти (это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению) и лично Путина. При этом интенсивность агрессии распределена от раздражения до жесткой неприязни.

Тем не менее, некая часть населения РФ по-прежнему активно или пассивно поддерживает нынешний распорядок. Кто эти люди? Во-первых, это миллионы чиновников и сотрудников силовых структур. Никогда в годы коммунистического режима не было у них таковой вседозволенности, такой индульгенции на произвол и таких денег — благодаря способности конвертации власти в деньги. Попробуйте представить себе ткачиху-депутатшу брежневских времен с виллой в Майами. Дачные участки у партийно-государственной номенклатуры тех лет были как у всех – 6 соток. И типовые дачные домики, как у всех, из серии “собачья будка”.

Во 2-х, режим поддерживают не только олигархические круги, крупный капитал, но и миллионы (или (при передаче разговорного произношения и в поэзии) мильон (сокращённо — млн; из фр. million, от ст.-итал. millione «большая тысяча») — натуральное число, равное тысяче тысяч) рабочих корпораций в сырьевом и финансовом секторе, получающие высокие зарплаты. В-третьих, сегодняшнее положение вполне устраивает многих предпринимателей. Разговоры о том, что “власть кошмарит бизнес”, касаются только лишь тех, кто пытается вести бизнес честно. Да, количество дел по “экономическим” статьям УК возросло. Но все понимают, что речь не о “преступлениях” и “торжестве закона”, а о том, что “стороны не договорились” или о сведении счетов одних лиц или групп с иными – “при помощи закона”. В остальном давно сложился симбиоз по принципу “все схвачено, за все заплачено”.

К примеру, нет никакого экономического обоснования для полоумных цен на продовольственные товары. В Европе торговая наценка составляет всего 10%. Предельный топ-уровень рентабельности должна жестко регулировать федеральная антимонопольная служба – ФАС. То бишь правительство. И где же оно, когда торговые сети не пускают дешевый товар на прилавки? Или когда торговые наценки на спецпродукцию варьируется от 80% до 250% процентов? Некогда россиянский генпрокурор Чайка на всю страну сообщил, что некоторые торговые сети завышают цены на продукты питания аж на 400%. Вообще-то генпрокуратура существует не только для публичной констатации фактов, а еще и для принятия мер. С того дня 5 лет прошло, но никаких мер не последовало. Либерал-чекистское правительство такие наценки (наценка — составная часть цены товара, разница между розничной и оптовой ценой товаров, необходимая для покрытия издержек и получения средней прибыли предприятиями торговли) вполне устраивают.

В-четвертых, существующий порядок вещей пассивно поддерживают более или мение обеспеченные граждане, которые считают, что они “устроились”. Они довольны, в том числе и тем, что живут лучше, чем десятков миллионов соотечественников, находящихся за чертой бедности. Философ Бердяев некогда писал, что злейший неприятель свободы – сытый и довольный раб. Потому что, получив вожделенную сытость, он негативно помнит прошлое, пуще всего страшится вновь оказаться в нем – и не вожделеет никаких перемен, никаких разговоров о свободе, а к тем, кто ведет такие дискуссии, относится с тяжкой неприязнью, а то и со злостью.

Ну и, наконец, недовольство и большое кол-во вменяемых граждан вовсе не равнозначно протестному потенциалу. Как раз наоборот. Небогатые и нищие живут в состоянии фрустрации, подавленности. Им свойственны апатичность, несамостоятельность, виктимность – спецкомплекс жертвы. В психологии это состояние называется “синдром выученной беспомощности”. Max, на что они способны – выйти на площадь, что-нибудь гневно покричать хором и разойтись по домам.

При таковой реальности, при таких общественных настроениях путинской власти пока ничто серьезно не угрожает. Можно лишь прогнозировать, что в итоге подобные системы постоянно приходят в полный упадок – под гнетом нарастающих проблем и нерешенных простых задач. И по возможности деятельно готовиться к такому развитию событий.

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан