Сегодня: г.

Шпрехен зи Латынь?

Facebooktwittergoogle_plusredditpinterestmail

Шпрexeн зи Лaтынь?

Прeдыдущaя стaтья «Язык рaбoв, язык гoспoд», пoднялa тaкую вoлну oбсуждeний, чтo мaмa не тужи.

Вот мне возражают: «В Латыни — сплошные пассивы, это что — тоже язык рабов? Язык на котором гласила величайшая империя старого мира — это язык рабов?»

А вот с этим бы я поспорил бы. С тем, что эта величайшая империя старого мира гласила на Латыни.

Вот я на данный момент живу на местности, которая конечно еще каких-нибудь несколько веков назад являлась той самой Римской Империей. Осознаете, вот по данной же самой земле, по коей я сейчас хожу, вообще всего еще несколько веков назад прогуливались самые истинные легионеры Римской Империи.

Восточной, не Западной, правда, но сущности вопроса это не меняет, империя та же самая, с теми же традициями, характерами и обычаями.

Так вот официальным языком данной империи было Койне, синтетический язык, на котором велось вообще все делопроизводство в данной самой Восточной Римской Империи, писалась художественная, научная и религиозная литература, и общались меж собой части немаленькой империи. Само слово «Койне» стало нарицательным для обозначения схожих языков.

А население в живой ежедневной жизни Койне не использовало. Ну то конечно есть использовало только лишь, когда нужно было побеседовать с купцом, прибывшим из какой-нибудь Иудеи. Это — исторический факт. Это совершенно недавнее прошедшее земли, на коей я живу.

Но имперские характеры, они понимаете ли весьма сильны! Понимаете, что первым делом сделала Греция, освободившись от турецкого ига? Она выдумала отдельный язык для официальных целей.

Для чего спросите? Да поэтому что так положено! Поэтому что конкретно так было в Византии! А Греция — фактически наследница Византии, не так ли?

Да-да, конечно еще каких-нибудь полста лет назад в той же самой Греции было (подарок!) два языка: Кафаревуса, синтетический язык, сделанный лингвистом Адамантиосом Кораисом, на котором велось вообще все делопроизводство и писались вообще все официальные бумаги; и Димотика, на коей говорил люд.

Понимаете, целых полтора столетия в Греции официально было два языка, единственный для общения с страной, а другой для общения людей друг с другом. Вы думаете какой-нибудь единственный из их вытеснил другой? А вот – фигушки!

Только лишь в 1976 году Кафаревусу отменили волевым порядком, да и то только на волне революции, свергнувшей темных полковников.

Но сам факт ее возникновения и национального двуязычия он уходит корнями в ту самую Римскую империю, где это было повседневностью и необходимостью.

Так вот, к чему я это рассказываю.

Латынь несет в себе вообще все признаки вот такового искусственно структурированного синтетического языка, как и греческая Кафаревуса. Латынь — это Койне Западноримской империи, на котором велось делопроизводство и которая служила языком межнационального общения.

Это был безупречный синтетический язык, самой собственной природой предназначенный для того, чтоб быть лингво-франка обитаемого мира. Отлично структурированный, обычный и понятный. Латынь оказалась так хороша в качестве мирового надязыка, что продолжала делать эти собственные функции конечно еще полтора тысячелетия после падения Западного Рима, вплоть до 19 века входя в неотклонимую систему традиционного образования во всем западном мире.

Кстати и Койне (под заглавием «новогреческий язык») тоже учили в школах конечно еще в начале 20 века.

А к живым языкам общение Римской Империи латынь имеет по всей видимости, очень опосредованное отношение.  

Историческая справка:

Латынь, Койне и Кафаревуса являются не единственными синтетическими языками.

Современный французский — это фактически тоже чистейшее Койне. На чрезвычайную его структурированность и «правильность», которая никак не могла появиться стихийно, направляет внимание абсолютно любой, кто начинает учить французский.

Конечно еще всего только несколько веков назад никакого «французского» и в помине не было. Немалая часть Франции гласила на языке «Ок», коий в современном мире известен, как «каталонский», «провансальский» и пр.   Наименьшая часть Франции гласила на языках «Ойль», примером которого является современный валлонский. Современный французский был сотворен на базе Ойль, путем его постепенного облагораживания, это был язык высшего света, дворянства, юриспруденции и образованной прослойки населения. Он в средние века даже не имел точных национальных границ, на нем гласило и английское дворянство, и французское, и значимая часть германского. И только потом он спустился сверху в люд и стал поначалу межнациональным языком общения во Франции, а потом и единым муниципальным языком. Он до сих пор несет в себе эти черты искусственного облагораживания во всех деталях. Взгляните, как образуются числительные во французском! Чтоб придумать такое, нужно было как минимум иметь средневековое институтское образование!

И современный итальянский — это тоже Койне. Италия фактически стала единой державой только в 19 веке, благодаря Гарибальди. А до того это было скопище маленьких княжеств и свободных городов, всякий из коих говорил на собственном собственном языке. Пусть на схожих языках, но на — различных. Сейчас их принято конфузливо называть «диалектами итальянского языка». «Неаполитанский диалект», «Венецианский диалект».

Но давайте поглядим на одну и ту же однострочную цитату из Отче наш на этих 3-х «диалектах»:

Неаполитанский

Fance avé ‘o ppane tutt’ ‘e juorne lièvace ‘e dièbbete comme nuje ‘e llevamme a ll’ate.

Калабрийский

Ranne oje u pane nuorro e tutti i juorni, perdunacce i rebita nuorri, cumu nue perdunammu i rebituri nuorri

Сицилийский

Dunàtini ogghi lu nostru panuzzu E pirdunàtini li nostri dèbbiti, comu nuautri li pirdunamu a li nostri dibbitura

Ну и до кучи, то же самое по-итальянски

Dacci oggi il nostro pane quotidiano, e rimetti a noi i nostri debiti, come noi li rimettiamo ai nostri debitori.

Эта надпись говорит «И оставь нам наши прегрешения, яко же мы оставляем должникам нашим».

Вам не кажется, господа, что разница меж этими «диалектами» станет поболе, чем меж русским и болгарским языками? И это пока конечно еще живые языки, на коих пока конечно еще реально молвят в повседневной жизни.

Итальянский здесь сразу выделяется на общем фоне. Он намного поболее простой в исследовании, обладает точной и внятной структурированной грамматикой, и весьма простой артикуляцией, в нем находится довольно ограниченный набор звуков (по сопоставлению с другими «диалектами»), кои легко проговаривать, не ломая языка. И у него большие возможности для выражения тонких мыслей.

И это, пожалуй, единственный синтетический язык, имена создателей которого нам известны.

Его основоположником был не кто-то, а сам Данте, коий издал несколько научных работ в коих писал о том, каким образом разрешено модифицировать и классифицировать «народные говоры», чтоб из их получился «благородный язык», коий он именовал «volgare illustre» — «благородное наречие».

Петрарка схватил идею Данте и воплотил ее на практике, взяв за базу Флорентийский язык. Он не только лишь создал данный самый «volgare illustre», но и, чтоб продемонстрировать красоту и мощь сделанного языка, написал на нем собственные знаменитые сонеты.

Это было 1-ое литературное произведение, написанное на том языке, коий впоследствии стал единым итальянским. Петрарка заразил мыслью своего друга Бокаччо, и тот тоже начал обширно использовать «volgare illustre». И скоро «язык Петрарки» стал литературной нормой. Его познание было неотклонимым для всякого образованного человека. Но итальянский люд на этом языке не гласил.

Когда после объединения Италии встал вопросец о едином языке, вопросец о том, каким он должен быть, даже не стоял. Вообще все культурные люди знали язык Петрарки и гласили на нем. Величавый миланский писатель Алесандро Мандзони довел язык до совершенства, max. приблизив его к народу.

Но Итальянский люд все равно гласил на других языках.

Желаете верьте, желаете нет, но конечно еще каких-нибудь 100 лет назад немалая часть Италии итальянского языка не понимала. Принудил Италию гласить по-итальянски только Муссолини. Только лишь диктатору это оказалось по силам!

И вы после вообще всего этого желаете меня убедить, что Римская Империя гласила на Латыни? Я думаю, что язык, на котором гласил народ даже в округах самого Рима, соотносится с Латынью приблизительно так же, как Неаполитанский с современным Итальянским.

Вся Италия на данный момент завалена письменными монументами, которые никто не может прочитать, потому что они не на латыни.

Facebooktwittergoogle_plusredditpinterestmail
 
Статья прочитана 150 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Поддержите Новостной портал России

Новости месяца

Наши партнеры

Новости Башкирии

Игры онлайн

Все игры

Играть в игры

    Читать нас

    Политика конфиденциальности

    Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать» - "Отправить", я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности. Полное копирование материала разрешено только с рабочей активной ссылкой на сайт.