Главная / Общество / Угроза национальной перспективе

Угроза национальной перспективе

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Угроза национальной перспективе

То, как относятся сейчас к РФ в мире, то положение, в котором она очутилась, — это не просто напросто крах наружной политики путинского управления. Это угроза государственной защищенности и перспективам державы. Утрата РФ интернациональной политической субъектности, квалификация ее как государства-мафии и вытеснение на дальнюю мировую периферию приведет к тому, что к нашей стране будут относиться как к большой потенциально ничьей местности, богатой природными ресурсами.

ГОСУДАРСТВО-МАФИЯ

В последние годы речь шла об отдельных, хотя и суровых, неприятностях: о длительных эффектах сворачивания отношений с Европой и миром, об инерции конфронтации, о санкциях, кои смогут длиться весьма длительно. Но на данный момент «проблемы» перебегают в новое качество, что реально грозит агрессивной изоляцией от мирового цивилизованного места. Российская Федерация прямо на данный момент на очах преобразуется из мировой державы (пусть экономически слабенькой, но политически и дипломатично важной, богатой ресурсами и обладающей вкладывательной перспективой) в мировую делему, страну (территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определенными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко) с нулевой и даже отрицательной репутацией, на которую «вешают» весь негатив мира — от производства фейковых новостей до внедрения боевых отравляющих веществ.

За крайнюю пятилетку русское информационное место оказалось так искажено своей рекламой и ложью, что бессчетные местные борцы с Западом, кажется, просто напросто не понимают, с чем имеют дело (работа, занятие, действие не для развлечения; коммерческое предприятие, бизнес; вопрос, требующий разрешения). Они требуют доказательств по «делу Скрипаля» и хим атакам в Сирии, апеллируют к абстрактной справедливости и желают от Запада (сторона света, противоположная востоку) непредвзятого и беспристрастного суда по европейским эталонам. Но на этом самом Западе никто не собирается даже слушать ничего подобного. Путинская наружняя и внутренняя политика последних лет привела к тому, что к российскому государству в мире сейчас относятся как к мафиозной группировке, воздействие коей нужно нейтрализовать всеми вероятными методами.

Допустимо, доказательств «русского следа» в деле отравления Скрипаля в обычной обстановке было бы недостаточно (по последней мере пока), в особенности по западным же правовым эталонам. Но война с мафией — это совершенно другое дело. Условно говоря, если где-нибудь в Мексике или Колумбии взрывают глав судью или что-то случается с серьезным очевидцем, у политиков и общества не появляется вопроса, в чьих интересах это изготовлено. Информационное обеспечение борьбы с мафией всегда ориентировано на одно — на создание атмосферы всеобщей нетерпимости, а практическая политика (политический дéятель — лицо, профессионально занимающееся политической деятельностью) в отношении нее стремится лишить мафию главных ресурсов, нужных для продолжения ее деятельности (см. статью «Осознанный выбор?», «Новенькая газета», февраль 2015). В данной обстановке все, что кажется преимуществами: военная сила, «длинноватые руки» спецслужб, воздействие в тех или других сферах, — оборачивается неувязкой. Фактически конкретно то, что мафия сильна, вооружена и имеет «длинноватые руки», стращает и уверяет в ее виновности посильнее всех улик. И находить при таком раскладе какую-то справедливость совсем нецелесообразно. Пора осознать, что в мире нет никакого третейского судьи, к коиму конечно можно было бы обратиться за справедливым решением.

Еще конечно можно было иронизировать над тем, что спецпредставитель Англии в ООН Карен Пирс как-то сравнила Россию с конандойлевским доктором Мориарти. Но вот недавнешнее заявление министра денег США Стивена Мнучина, которое практически дословно повторил новейший ассистент президента США по государственной защищенности Джон Болтон, к шуточкам уже не располагает: «Русское управление вовлечено в целый ряд злостных действий по всему миру, включая продолжающуюся оккупацию Крыма, подстрекательство к насилию на востоке Украины, снабжение орудием и материалами режима Асада, коий продолжает бомбардировать собственных штатских лиц, попытку подорвать западные демократии и киберпреступления».

Как указывает обсуждение «дела Скрипаля» в Организации по воспрещению хим вооружения (ОЗХО) и других интернациональных структурах, в создавшейся обстановке эти университеты не хотят играть роль объективного арбитра. И ни Китай, ни кто-нибудь другой не станет защищать нашу страну и блокировать нерентабельные для нас решения. Так работает отсутствие репутации. Уже работает!

ИЛЛЮЗИИ ГЛОБАЛЬНОГО ПРИСУТСТВИЯ

Естественно, 1-ый по значению и времени момент, коий сформировал такую ситуацию, — политика в отношении Украины. Кремль не вожделеет признавать, что присоединение Крыма и кровопролитие в Донбассе — это совсем не преимущества, а источники серьезнейших заморочек. Запад поочередно показывает твердость в отношении к этим вопросам, при этом все больше и больше убеждаясь в том, что рассчитывать на добрую волю с русской стороны не приходится. Итог предсказуем. Информация о встрече «нормандской четверки» в Аахене без соучастия РФ — весьма тревожный спецсигнал, свидетельствующий о превращении нашей державы в сторону конфликта. Из участника обсуждения Российская Федерация преобразуется в объект — весьма неловкий и весьма большой, но объект.

Сразу ситуация в Сирии, которая для РФ является капканом, куда она сама по собственному желанию влезла (см. статью «Капкан», апрель 2017), становится сильным нехорошим моментом прямого деяния. Год назад, в апреле 2017-го, Трамп после предположительного внедрения сирийским режимом хим вооружения принял решение об ударе по базе сирийских ВВС. Тогда Российская Федерация несла ответственность за деяния Асада, прежде вообще всего как гарант соблюдения договоренностей об ликвидировании сирийского химоружия, заключенных еще во определенное время президентства Обамы.

В апреле 2018-го после сообщений о применении зарина и хлора в сирийском городке Дума весь западный мир обвалился с обвинениями в адрес Асада (Трамп в собственном твите именовал сирийского терана «животным»), при этом во всеуслышание заявляя о прямой ответственности РФ за смерть 10-ов мирных людей в Сирии (полное наименование — Сирийская Арабская Республика (араб). И невзирая на предостережения и даже опасности РФ «применить ответные квоты», 14 апреля силы США, Англии и Франции нанесли скоординированные удары по сирийским объектам, связанным, согласно западным разведданным, с созданием хим вооружения. Российская Федерация ответила созывом заседания Совбеза и неиссякающей вереницой пропагандистских сюжетов по федеральным каналам. Да, еще Путин позвонил Эрдогану.

Сейчас ситуация для нас еще ужаснее, чем год назад. Благодаря «делу Скрипаля», публичное мировоззрение на Западе уже подготовлено к восприятию связки «Российская Федерация — химоружие». Если ничего не делать (то конечно есть придерживаться нынешней позиции РФ), эскалация может дойти до ударов сил западной коалиции по нашим объектам в Сирии. Действия 7 февраля этого года в районе Дейр-эз-Зора на востоке Сирии конечно можно считать более чем понятным предупреждением.

Вообщем, сирийская операция перевоплотилась в критически слабенькое пространство для РФ. Мало того, что вмешательство в ближневосточную штатскую войну настроило против нас большую часть мусульманского мира, нарастило террористическую небезопасность снутри РФ, сделало прямую военную опасность со стороны Центральной Азии (буквально через Афганистан, куда повсевременно прибывают боевики из Сирии). Сейчас уже явны чисто нехорошие стратегические последствия усилий Путина по обороне и сохранению Асада.

Текущая ситуация в Сирии принуждает Россию решать тактические задачки по выдавливанию антиасадовских боевиков из Алеппо и Восточной Гуты. И хотя тут конечно есть вроде бы краткосрочный итог, все равно, по большому счету, все оборачивается провалом. Мир не принимает путинскую Россию так, как принимал Русский Альянс, а все больше относится к нашей стране как к Ирану или к Северной Корее. Расчеты на то, что поддержка сирийского терана обозначит некоторое глобальное присутствие, как в русские времена, и вприбавок отвлечет внимание от обстановке на Украине, очутились иллюзиями.

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ ТУПИК

Конечно можно представить, что понимание этого стратегического тупика стало одним из источников вдохновения для выступления Путина (Владимирович Путин (род. 7 октября 1952, Ленинград, РСФСР, СССР) — российский государственный и политический деятель, действующий Президент Российской Федерации, Верховный Главнокомандующий) в Манеже в марте этого года. Но в США рассказы русского президента о суперракетах считают, похоже, полезным для них блефом, притом что в окружении Трампа возникает все больше «ястребов», поддерживающих конфронтацию с РФ. И если даже угроза прямого военного столкновения в Сирии, надеюсь, не реализуется, положение РФ остается очень нерентабельным. Статус государства-мафии в очах Запада (и не только лишь) станет повсевременно и массивно работать против РФ. Сейчас на Запад как на глобального фаворита ориентируется немалая часть мира. Понимание того, что в середине XXI века не остается развивающихся государств, а будут только лишь развитые и неразвитые навечно страны, принуждает большую часть мира конкретно так относиться к западной цивилизации и подталкивает прилагать все усилия, чтоб присоединиться к ней — успеть вскочить на подножку уходящего поезда.

Единственное, на что Путин на теоретическом уровне может рассчитывать, — это вероятное ослабление Запада, коий, погрязнув в собственных дилеммах, равномерно утратит лидерство. Но даже если данный маловероятный расчет в некий степени оправдается, русская власть появится в организации Нарендры Моди, Реджепа Эрдогана и им схожих — тесноватый «дружественный круг», коий станет повсевременно сжиматься вокруг нашей державы, как кольцо окружения. И даже Си Цзиньпина посреди них не станет — у него своя программка. Российская Федерация (форма государственного устройства, при которой части государства являются государственными образованиями, обладающими юридически определённой политической самостоятельностью в рамках федерации) как самостоятельная и мощная страна Китаю совсем не увлекательна и не нужна. Еще в 2015 году приглашенному на военный парад в Пекин Путину проявили целые колонны военной техники, окрашенной в зимнюю маскировку. Как вы думаете, где и с кем китайцы собираются вести войну в снегу?

Утрата РФ интернациональной политической субъектности, квалификация ее как государства-мафии и вытеснение на дальнюю мировую периферию приведет к тому, что к нашей стране будут относиться как к большой потенциально ничьей местности, богатой природными ресурсами.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
Facebooktwittergoogle_plusredditpinterestmail

✍ Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (18 оценок, среднее: 4,78 из 5)
Загрузка...
Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать», я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок:

WordPress Themes

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Top Free WordPress Themes