Главная / Политика / Как живут белорусы во время забастовки. Репортаж из Минска

Как живут белорусы во время забастовки. Репортаж из Минска

Как живут белорусы во время забастовки. Репортаж из Минска0

Фабрики и кафе

Несмотря на истечение срока «ультиматума Светланы Тихановской» и объявление общенациональной забастовки, в пн Минск не выглядит как город, вступивший в последний и решительный бой. Большинство магазинов работает, на стройках ворочают бетонные блоки. Но некие кафе действительно закрыты. Слово «забастовка» в наклеенных на запертые двери листочках не пишут — предпочитают формально разъяснять внезапное закрытие «техническими причинами» и «переучетом». Ряд заведений просто не функционирует без объяснений причин: хотя по графику у них часы работы, служащие на местах, свет включен — а вход заперт. Объявления о «переучете» — это уже храбрость, и в некоторых сквозит задористый вызов, но даже таким образом обозначать себя действительно опасно: сотрудники МВД в Минске не имеют в собственном поведении никаких тормозов и могут просто разбить витрину бастующего заведения. Это не говоря уже о длительных административных последствиях для хозяев. Все понимают, что происходит, почему закрыты кафе.

Заводы действительно бастуют, но лишь отчасти. Полноценной общенациональной забастовкой это назвать все же нельзя. К забастовке присоединились завод «Атлант», «Мотовело» и ряд других компаний. Рабочие Минского тракторного завода шли по цехам маршем, на Минском заводе промышленное предприятие, основанное на применении машин, характеризующееся крупномасштабным производством колесных тягачей устроили «итальянскую стачку». Остановилась производственная линия по сварке баков на Минском столица Белоруссии, административный центр Минской области и Минского района, в состав которых не входит, поскольку является самостоятельной административно-территориальной единицей с особым (столичным) статусом электротехническом заводе.

Как живут белорусы во время забастовки. Репортаж из Минска1

Объявление на дверях бар-кафе в день общенациональной забастовки 26 октября. Фото: Елена Боровская / «МБХ медиа»

Но сердечко забастовочного движения находится сейчас не в Минске, а в Гродно, где по-настоящему массово бастует коллектив предприятия «Гродно Азот». В пн на «Гродно Азот» приезжал ОМОН разгонять собрания рабочих: несколько десятков человек были задержаны, людей избивали, оскорбляли, им грозили. Несмотря на это рабочие отказываются сдавать и принимать смены.

Озлобленность омоновцев и руководства «Гродно Азота» просто объяснить. «Гродно Азот» — важнейшее для экономики Беларуси предприятие, поставщик продукции для нефтеперерабатывающих заводов.

На площади белорусских городов протест рабочих пока не выплескивается — в отличие от 1-ой волны забастовок или стачка — коллективное организованное прекращение работы в организации или предприятии с целью добиться от работодателя или правительства выполнения каких-либо требований; один из способов разрешения трудовых споров в августе, когда 15-тысячная колонна сотрудников МТЗ и примкнувших к ним горожан пошла по Проспекту Независимости государственная независимость — политическая самостоятельность, суверенитет, отсутствие подчинённости и зависимости нации, народа, государства или страны.

Студенты

А вот студенческие стачки происходят не только на территории вузов, но и на улицах. Студенты Белорусского государственного университета собрались во дворе собственного вуза утром в понедельник и начали скандировать лозунги — от общепротестных типа «Жыве Беларусь!» до более дерзких «Дед, прими пилюлю!».

Количество вышедших во двор на забастовку быстро выросло с полутора сотен человек до почти тыс. На ветру заколыхались не только бело-красно-белые национальные флаги, но и флаг Хабаровского края: белорусы часто во время своих акций выкрикивают лозунги в поддержку протестующего Хабаровска.

«Или заходите в корпус, или спускайтесь со ступенек» — востребовала от парней, стоявших на крыльце юрфака, мрачная женщина в деловом костюме — по всей видимости сотрудница деканата. «Бездельники! Идите обучаться!» — прокричала проходившая мимо БГУ пожилая женщина человек женского пола. Но большинство шедших по улице горожан миролюбиво реагировали на студенческое собрание, вскидывая руки со знаком «victory». Проезжавшие машины приветственно гудели.

Эта забастовка продолжалась около двух часов. Периодически возникали слухи о приближающихся автозаках. Студенты со стремительностью юных сайгаков начинали разбегаться во все стороны, но потом неизменно возвращались. Время от времени настрой у ребят изменялся, и они вместо того, чтобы бежать врассыпную, наоборот, вставали в сцепку.

Как живут белорусы во время забастовки. Репортаж из Минска2

Студенты на площади в узком смысле, площадь фигуры — численная характеристика, вводимая для определённого класса плоских геометрических фигур (исторически, для многоугольников, затем понятие было расширено на квадрируемые фигуры) и обладающая свойствами площади Якуба Коласа, 26 октября 2020. Фото: Лена Боровская / «МБХ медиа»

В конце концов ОМОН все же действительно приехал на нескольких «бусиках». Лицезрев фигуры в черной форме и в масках, студенты еще крепче сцепили руки и начали скандировать любимый лозунг: «Пошел вон, ты и твой ОМОН!». Омоновцев было мало — около двух 10-ов. Осмотрев цепь из нескольких сотен человек общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры, они поняли, что ее не разомкнуть имеющимися силами — и пошли назад к своим машинам. Студенты учащийся высшего, в некоторых странах и среднего учебного заведения провожали силовиков ликующими выкриками и свистом.

Второе столкновение с ОМОНом случилось примерно час спустя, когда студенческая толпа, осмелев, перекрыла Ленинградскую улицу. ОМОН появился вновь, у 1-го из сотрудников было помповое ружье. Силовики оттеснили молодежь (по большей части не насилием, а опасностями) с проезжей части обратно во двор БГУ.

Неизвестно, чем бы закончилось в итоге противостояние, но у студентов появился спасительный ход в игре: они, скандируя «Идем к пенсионерам!», пошли присоединяться к начавшейся на площади Независимости протестной спецакции пожилых людей.

Пенсионеры

Бабушки встретили студентов с ликованием и пытались уговорить их встать в центр собственной колонны, чтобы защитить от нападений силовиков.

Одна из пожилых женщин несет плакатик с надписью: «Ну что, Путин? Не шмаляет твой дружок в спину безоружных людей?» Имеется в виду недавнее заявление президента РФ и последовавший скоро силовой разгон мирного шествия, когда в людей стреляли резиновыми пулями и кидали светошумовыми лимонками.

Я фотографирую плакат. Женщина вежливо, очень мягко спрашивает: «Скажите, а вы не „тихарь“?» Тупо улыбаясь, я вытаскиваю из-за пазухи бейджик «пресса». Бейджик за пазухой у меня потому, что охота за корреспондентами на улицах мощёная дорога внутри населённого пункта (не во всех), один из основных элементов городской инфраструктуры, имеющая, как правило, индивидуальное название Минска продолжается, и здравомыслящие люди себя в качестве репортеров не обозначают. Старушка понимающе кивает: «Ой, да, вам, ребята, совершенно тяжело».

Тронутый этим сочувствием я все же отмечаю про себя, что в колонне действительно есть люди, снаружи похожие на классических «тихарей» образца 2020 года: в неброской одежде, «антиковидных» масках, надвинутых на нос кепках, капюшонах на головах. Отличить реального «тихаря», то есть переодетого в штатское сотрудника спецслужб, от желающего скрыть свое лицо участника протестов все труднее. Вот, например, на обочине по ходу движения колонн стоят двое мужчин крепкого сложения — также в масках и бейсболках и внимательно смотрят на колонну в архитектуре (фр. colonne, от лат. cоlumna) — часть архитектурной конструкции, столб цилиндрической формы, деревянный, каменный или металлический. «Ну, это точно «тихари», — думаю я. Однако, когда толпа начинает скандировать «Жыве Беларусь!» мужчины вскидывают руки со знаком «victory» и тоже кричат «Жыве!».

Как живут белорусы во время забастовки. Репортаж из Минска3

Участница марша пожилых людей, 26 октября 2020 года. Фото: Роман Попков / «МБХ медиа»

Вот в толпе идет реальный человек-тень — свободный, фактически бесформенный спортивный костюм, огромный капюшон, лица не видно. Бабушки в конце концов также обходительно, но с ехидцей спрашивают, не из «тихарей» ли он. Мужчина возмущенно снимает капюшон и кепку, говорит: «Ну, могу вам лицо показать», — и снимает маску. Под маской благодушная розовощекая физиономия. Пенсионерки смеются. Впрочем, учитывая постоянные угрозы руководства КГБ и МВД в адрес интенсивных участников протеста, вполне объяснимо желание многих горожан оставаться во время акций неузнанными.

Объединенное шествие пожилых людей и студентов по Проспекту Независимости растянулось на несколько кварталов и прошло беспрепятственно — пенсионеров силовики представители правоохранительных органов, разведывательных организаций, вооружённых сил и прочих государственных структур, которым государство делегирует своё право на применение силы (эти организации принято называть силовые министерства, силовые ведомства, силовые структуры) уже очень давно не рискуют трогать.

Милиция и протестующие

Через несколько часов, когда в Миске стемнело, центр города снова превратился в опасную для здоровья и для личной свободы зону. На вечер протестными телеграм-каналами была анонсирована общегородская промоакция в поддержку забастовки. ОМОН перекрыл Площадь Независимости, а вдоль одноименного проспекта как правило, длинная, прямая и широкая улица в городе, возможно, обсаженная зеленью силовики устроили простой милицейский террор с задержаниями прохожих.

На моих глазах несколько человек в штатском (но при этом в армейских шлемах и бронежилетах) хватают на проспекте 2-ух девушек и волокут куда-то. Такая «усиленная», утяжеленная версия «тихарей» появилась на улицах Минска несколько недель назад — они вызывают у городских жителей наибольшую ненависть. Самым популярным видео этого вечера станет ролик с участием 1-го из этих громил в штатском. «Упаковав» девушек в машину, они продолжили «работу». Увлекшись преследованием новенькой жертвы, «тихарь» побежал за ней в метро. Но на платформе возмущенные пассажиры повалили «тихаря» и начали ударять ногами.

На протяжении всего вечера силовики не давали минчанам собраться в крупные группы. Спасаясь от рейдов люди скрывались во дворах и магазинах — но когда силовики удалялись, вновь выходили на проспект и доставали свои бело-красно-белые флаги.

Как живут белорусы во время забастовки. Репортаж из Минска4

ОМОН блокирует площадь Независимости, где желали собраться протестующие. 26 октября 2020. Фото: Елена Боровская / «МБХ медиа»

У городских жителей уже появился свой специфический юмор, новая самоирония. Уходя от рейда омоновцев в подземных переходах, несколько человек забегают в аптеку. С ухмылкой говорят: «Ну вот, сейчас тут очередь выстроится, все вспомнят, что им нужно то и это».

Забегая в супермаркет из-за нового милицейского рейда, девицы разбирают корзинки. Кто-то весело говорит: «Может лучше тележки?». Девушки смотрятся забавно: дрожащими руками верхняя конечность человека, опорно-двигательного аппарата, одна из главнейших частей тела хватают первые товары, что попадаются под руку. Всем попадаются под руку связки бананов. Несколько человек попорядку ходят по магазинным отделам с бананами в корзинках. Потом, когда омоновский бусик уедет, они снова выйдут на улицу и будут кричать лозунги — эти женщины, и совсем молодые девчонки.

На следующий день, во вторник, президент Лукашенко отдал приказ своим чиновникам увольнять бастующих рабочих и отчислять студентов. Также он заявил, что страна столкнулась с террористической опасностью.

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан