<a href="https://www.instaforex.org/ru/">ИнстаФорекс портал</a>
Политика

Общество не поверит в обнуление

Общество не поверит в обнуление0

Кремль обеспечивает явку силовыми приемами, но не способен породить доверие к процедуре.

1,1 млн петербургских избирателей — 28% от общего числа — к 28 июня уже проголосовали (досрочно) по поправкам к Конституции. Подавляющая часть из них — «бюджетники» и пожилые люди: первых городские власти в массовом порядке обязывали голосовать досрочно, вторых настолько же массово по заказу тех же властей (это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению) обзванивали «волонтеры», призывая голосовать «за корректировки». Конечно, это признак крайней неуверенности властей в результате, который приказано обеспечить, в сочетании с страшным страхом, что этот результат не будет достигнут. И тогда со смольнинского крыльца полетят административные головы. Меж тем, учитывая, что упор в ударном принуждении к голосованию был сделан на рабочие дни 25-26 июня, похоже, что основной ресурс, находящийся в распоряжении властей, практически исчерпан. И как достичь хотя бы обещанной ВЦИОМ явки в 52.6%?

Показатель и так на нижнем пределе. Видимо, боятся предсказывать больше в условиях массового понимания полнейшей фарсовости предложенной процедуры, когда голосуют где угодно и как угодно: на рабочем месте, во дворе, на лавке, в багажнике легкового автомобиля, в сарае, в кузове «Газели». Не возбраняется (хотя в Петербурге это после дебоша объявили «неудачной шуткой») даже голосовать за родственников — мол, зачем старым людям тратить время…

Вывод прост:

дальше придется глупо рисовать.

По примерно такой схеме, о которой мне написали питерские «бюджетники».

Служащих бюджетного учреждения оформили «наблюдателями от Общественной палаты» и велели следить.

Потом сказали, что они пойдут по домам — смотреть, как досрочно голосуют «надомники». На самом деле, привели в какое-то административное помещение, и член комиссии доверительно рассказала:

«Нам сказали, что вы — надежные люди. Вас предупредили, что вы должны нам помогать».

Затем выдали распечатки из домовых книжек и велели заполнять книги учета проголосовавших избирателей — с ФИО, паспортными данными, временем «голосования», — и расписываться за этих типо проголосовавших.  При этом члены комиссии и какие-то неизвестные присутствовавшие люди весело шутили, что, мол, мы потом все бюллетени «против» выкинем и вместо них положим бюллетени «за»…

Все описанное — 100-процентный состав статьи 142 УК РФ. И у меня нет ни мельчайших сомнений, что все описанное — чистая правда. И что именно так будут рисовать и явку, и результаты — пользуясь полным отсутствием реального наблюдения.

Фактически, тот факт, что за выходной день 27 июня при «уличном голосовании» во дворах число проголосовших типо выросло на 350 тысяч человек (за день до этого было 760 тыс) — доказательство «рисовки». Специально подошел к «уличному» участку во дворе моего дома — проголосовали 11 человек. При том, что в городке около 2 тысяч избирательных участков — даже если в среднем к участку подходило по 30 человек (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры), более 60 тыс проголосовавших ну никак не набирается.

Вообще, главная черта начавшегося голосования (это касается не только лишь Петербурга) — абсолютное бесстыдство начальства, отбросившего остатки стеснения.

Ранее в ответ на обвинения в использовании «административного ресурса» следовали гневные опровержения и возмущенные заявления: мол, да как вы сможете подумать? Теперь — все иначе.

Третью неделю пишу везде, где могу, о принуждении бюджетников к голосованию, цитирую 10-ки писем, названия учреждений, имена руководителей — и ни одного опровержения в «провокациях» или «возбуждении обстановки».

С «нагловатой ухмылкой обесчещенного» (трудно не вспомнить Фазиля Искандера) чиновники отвечают в стиле

«Да, ну и что?».

С полной уверенностью, что за это ничего не будет. Что никакой ЦИК, никакая генпрокуратура и никакая полиция не посмеют помешать решению важнейшей государственной задачки — показать, как народ продолжает любить президента. Настолько, что готов дать ему вероятность править еще шестнадцать лет.

Но даже среди, казалось бы, абсолютно управляемого электората все почаще возникают очаги сопротивления.

Так, преподаватель техникума «Приморский» Екатерина Шашкова открыто сообщила, что руководство техникума принуждает ее голосовать досрочно. При этом ей заявили  (цитирую ее воззвание ко мне), что

«в случае не исполнения с моей стороны порядка открепления и досрочного голосования 25–26 июня 2020 года на избирательном участке (слово, имеющее несколько значений) 18.2 гимназии № 41, я буду уволена.

Когда я сделала возражение: на каком основании — мне было заявлено, что для начала мне сократят нагрузку до минимума, чтобы было не прибыльно экономически работать, а потом уволим».

И несколько сотрудников питерской библиотеки имени Маяковского отказались голосовать досрочно, невзирая на давление. И выложили в Интернете скрины с корпоративного портала библиотеки, где написано: «те, кто не сумеют проголосовать в библиотеке на наб. р. Фонтанки, 46, ОБЯЗАНЫ (выделено мной — Б.В.) проголосовать на избирательном участке по адресу: Графский пер., 1,  25 и 26 июня с 16.00 до 20.00».

А библиотекарь Екатерина Кутерницкая прислала мне и опубликовала в Спец сети открытое письмо «Я не могу и не хочу больше молчать».

Выдержки из него стоит процитировать.

ПИСЬМО БИБЛИОТЕКАРЯ ЕКАТЕРИНЫ КУТЕРНИЦКОЙ

«Нас заставляют досрочно голосовать на работе в указанные дни и часы – такая же ситуация наблюдается во всех госбюджетных организациях. Муки людей, которые душат свою совесть или пробуют сохранить ее я наблюдаю каждый день. Я бы сказала, что «это — дно», но боюсь, что постучат снизу. Не припоминает ли вам это времена, когда «застенки» были реальностью? Когда люди оглядывались каждую минутку и боялись сказать слово? На нас в любой момент могут начать давить, «потрошить» нашу личную жизнь, нахально нарушить наши личные границы, вскрывать аккаунты…

Наша действительность — это усиление давления и контроля. Но мы больше не будем терпеть. И нас оправдает абсолютно любой суд. Мы будем стоять до конца и защищать своих коллег – и старших, и младших, если их попробуют сделать «крайними» в этой ситуации. Россия изменилась. И, мне кажется, люди наверху (на самом верху) этого не понимают. Мы всеми силами защищаем честь собственной библиотеки, которую очень любим и которую ценит весь С-Петербург.

Самое кощунственное – хороших людей заставляют поступать плохо. Делают нравственными инвалидами.
А люди – должны оставаться ЛЮДЬМИ, чтобы быть настоящим живым НАРОДОМ, способным дать миру прекрасное светлое искусство, музыку, кино, науку, образование, личностей. А означает – у них должна оставаться совесть, честь, достоинство и идеалы, которые они несут будущему поколению. Душа не должна стать мертвой пустыней, где не осталось ничего кроме страха и угрызений совести. Нельзя предавать себя! Нельзя предавать культуру – наследство и совесть целой нации! НЕЛЬЗЯ!».

Напомним, что по опросу Левада-центра,  только лишь 25% поддержали бы поправки Путина к Конституции, если бы на голосование совместно с ним выносилась бы «Конституция свободных людей», предложенная Общественным конституционным советом совместно с «Яблоком». При этом 28% поддержало бы «Конституцию свободных людей», и 26% проголосовали бы против обоих проектов.

Это значит, что есть очень серьезный запрос на альтернативу. Самый серьезный за все путинские годы: ни разу еще Путин не терял помощи большинства. 

И это означает, что в честном споре с альтернативой путинские поправки не смогли бы одолеть.

Только в нечестном — еще более нечестном, чем  недавняя игра «Сочи» против мальчиков из «Ростова». В таком, где команде соперника вообще не позволяется выйти на поле, так как никакого другого варианта поправок (село, входит в Белоцерковский район Киевской области Украины) к Конституции, кроме «путинского» (да и то — «пакетом», без способности оценить каждую поправку отдельно) на голосование не выносится.

Именно потому все силы власти брошены на административное принуждение «бюджетников» к голосованию, на предельное облегчение процедур голосования, упрощающее работу фальсификаторов, и на «досрочку», результаты которой просто будет подменить.

Так не организовывают голосование (информации о британской театральной постановке 2015 года, см. Голосование (спектакль).Голосование — способ принятия решения группой людей (собранием, электоратом), при котором общее мнение) за предложения, которые популярны в народе. Так организовывают только лишь голосование за крайне непопулярные предложения.

Растянув «общероссийское голосование» на неделю, власти, видимо, стремились изобразить его как общенародный праздник демонстрации любви народа к президенту.

Получилось обратное: растянутый на неделю балаган, видимый хоть какому, кто наблюдает за происходящим у себя во дворе или на улице — что бы ни показывали по телевизору. И если на «голосование» приходится на протяжении недели или заставлять приходить, или зазывать с притопами и прихлопами — становится естественным, что граждане в массе своей совершенно не заинтересованы в «путинских поправках».

И это значит, что если утром 2 июля будет объявлено о якобы массовой поддержке поправок к Конституции (основной закон государства, особый нормативный правовой акт, имеющий высшую юридическую силу), — общество этому не поверит.

 

 

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть