Главная / Происшествия / Мог ли рухнуть самолет Дмитрия Рогозина

Мог ли рухнуть самолет Дмитрия Рогозина

Мoг ли руxнуть сaмoлeт Дмитрия Рoгoзинa

Зaслужeнный лeтчик Рoссии oцeнил корректность действий экипажа.

Пассажирский самолет авиакомпании S7, на котором из Москвы в Кишинев летел вице-премьер, спецпредставитель президента РФ по Приднестровью Дмитрий Рогозин, власти Румынии не пропустили в свое воздушное место под предлогом того, что на борту находится «санкционная персона». Лайнер был обязан развернуться на границе и взять цикл на Россию.

«Румынские власти подвергли угрозы жизни пассажиров рейсового самолета S7, дам и детей. Горючего хватило до Минска. Ожидайте ответа, гады», — написал Дмитрий Рогозин в собственном твиттере.

О том, какой припас топлива бывает на борту самолета, и как командиры корабля действуют в неожиданных обстоятельствах, мы побеседовали с заслуженным пилотом РФ, бывшим лётным директором авиакомпании «Внуковские авиалинии» Юрием СЫТНИКОМ, кто за 43 года работы налетал поболее 22 тыщ часов, был награжден орденом «За личное мужество», медалями Нестерова и Маресьева.

— На ваш взор, подобная реакция властей Румынии была ожидаема?

— Мы конечно уже на протяжении нескольких годов, начиная с 2014 года, после крымских событий, сталкиваемся с откровенным хамством со стороны Европы и Соединенных Штатов Америки. Понятно, что европейские страны сами не принимают решения — тем поболее Румыния, которая абсолютно зависит от бюджета Соединенных Штатов. Дадут безвозвратные кредиты — они конечно еще будут жить. Естественно, когда началась истерия с санкциями, они стали подыгрывать «дяде Сэму». А фигура Дмитрия Рогозина довольно заметная, он остер на язык, заходит в список ненужных людей в Европе. Если конечно есть возможность зацепить и уколоть Россию, то наши «братушки», Украина, Болгария, Румыния, ее не упустят. Будут из кожи вон лезть, чтоб нам насолить.

— На борту было 165 человек, в том числе 11 ребят. Их жизнь, на самом деле, подвергалась угрозы?

— Все решения на борту воспринимает командир корабля. И если вам молвят, что самолет сел на последних каплях горючего, не веруйте этому. У командира всегда конечно есть свои запасные варианты.

Любые самолеты имеют аэронавигационный припас топлива на час, 1. 20, 1. 30. Как раз на подобные неожиданные случаи. Может подвести погода, кто — то застрянет — раскорячится на полосе… Надо уйти, и не факт, что ты уйдешь на тот аэродром, где отменная погода. Потому у командира корабля довольно много прав. Он может в этом случае сесть «ниже минимума», может сесть на военный аэродром. Когда самолет в воздухе, вообще все аэропорты для него открыты.

Командир S7 в данном случае сел в Минске, у него могло не остаться горючего на единственный час, как положено, а было л. 600 — 700. Но это как раз тот аэронавигационный припас, который он использовал, чтоб безопасно произвести посадку.

Командир принял правильное решение, в срок сообразил, что не нужно кружить в Европе, а позже экстренно садиться, где его бы задержала полиция, и Рогозина в том числе. Он сел в Белоруссии, в дружеской стране, где самолет заправят топливом и он полетит далее. А нам не нужно обольщаться. У РФ нет друзей, за исключением армии, авиации и флота.

— В вашей летной практике были подобные случаи?

— Естественно, и не раз. Незадолго до войны в Ираке мы летели с делегацией, которую возглавлял Владимир Жириновский, на денек рождения Саддама Хусейна. При подходе к Ираку, в стомильной зоне, нам молвят: «Данные по аэродрому приземления закрыты». Координаты не дают, аэродром военный «Ар — Рашид», засекреченный. Смотрим в сборниках, ничего нет. Осталось 100 миль, 160 — 180 км, уйти конечно уже некуда. У меня на «Ту -154» в правом кресле посиживал командир летного отряда Воробьев. Он гласит: «Уходим в Тегеран». А до Тегерана час 20 лета лета, а у нас горючего на час 10. В Аман? Не хватает горючего. В Дамаск? Не хватает горючего. Лететь некуда. Нужно искать «Ар-Рашид». А за бортом — ночь. Инженер Журавлев, превосходный парень, расслабленно докладывает: «Михалыч, горючего на 50 минут». Мы ищем аэродром… Слышим: «Топлива на 40 минут». Кружим над Багдадом, над площадями, лицезреем, как люди запускают фейерверки, и, видимо, задумываются, вот российские дают, делают круги почета над городом в денек рождения Саддама Хусейна. А российские не знают, где сесть. Я два раза заходил, то на реку Евфрат, то на Тигр, спускался к мостам, опять набирал высоту. Оставалось сесть только лишь на дорогу… А там поотбиваешь крылья, и выживешь либо не выживешь — немаленькой вопрос. Когда инженер доложил: «Топлива на 10 минут», здесь уже и у меня «рубашка раздельно, трусы раздельно, майка отдельно». Нужно где-то приземляться. И в это определенное время кто- то невидимый нас верно навел на цель. Я понял, что нужно искать аэродром на юго-востоке от столицы. Я много летал в горах на «Як — 40», понимал, что аэродром станет в виде темного пятна, без огней. Зашли, стали приземляться, сообразили, точно, «Ар- Рашид». Подходящий военный аэродром. Сели, а нас на полосе конечно уже ждут с баранами, при нас начали их резать. Жириновскому оркестр сыграл «Славянку». А я испил два стакана водки — и, как газированная вода, ни в одном глазу. Я человек верующий, сообразил, что без помощи Матушки и Господа нашего тут не обошлось.

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан