Главная / Спорт / Жизнь — за жвачку: 21 человек погибли в Сокольниках после хоккейного матча

Жизнь — за жвачку: 21 человек погибли в Сокольниках после хоккейного матча

Жизнь - за жвачку: 21 человек погибли в Сокольниках после хоккейного матча0

Катастрофа в Дворце спорта в Сокольниках в марте 1975 года унесла жизни 21 человека, но побудила русские власти сделать про-во в стране жевательной резинки

В русской прессе об этом не было сказано ни слова, хотя в мирное время смерть в одном месте сходу 20 1-го человека, 13-ти из которых на момент погибели не исполнилось еще и шестнадцати, событие для абсолютно любой державы «из ряда вон выходящее», – пишет в ЖЖ блогер Димитрий Подковыров.

Вот как это было:

40 лет назад Москву посетила юношеская хоккейная команда из провинции Онтарио «Бэрри Кап». Тут она провела 5 товарищеских встреч с 17-летними сверстниками из государственной сборной СССР (два раза) и столичных «Спартака» (также два раза) и «Крыльев Советов». Спонсором турне выступила компания «Ригли», мировой фаворит по производству жевательной резинки.

 

Но она не только лишь полностью оплатила себестоимость поездки «Бэрри Кап» в СССР, но и выдала каждому игроку канадской команды по 15-килограммовой коробке собственной фирменной спецпродукции. А они, по условиям договора, обязаны были бесплатно раздавать ее любимым зрителям, присутствующим на их матчах.

Федор Раззаков, создатель серии книжек «Жизнь восхитительных времен. 1975-1979 гг. Время, действия, люди», 8 марта 1975 года (совместно со своим средним братом Романом и другом Сергеем Фатовым) очутился в числе зрителей матча юношеской сборной Русского Союза и «Бэрри Кап». Вот как он обрисовывает собственные впечатления: «…Во время матча, который завершился победой наших 5:1, мы лицезрели, как канадские болельщики, а также игроки сборной «кленового листа» временами кидали на трибуны разные сувениры: жвачку, цветные наклейки. Дети, которым эти вещи были в диковину, бросались на них, как голуби на хлеб, а удовлетворенные канадцы в это время щелкали фотоаппаратами».

Слухи о раздаче канадцами сувениров болельщикам распространились по Москве быстрее молнии, и 10 марта Дворец спорта «Сокольники», где проводилась последующая игра, по оценке свидетелей, «был забит под завязку».

Из свидетельских показаний А. Назарова (ему тогда было 15 лет) следует, что он с 2-мя однокашниками сели в 3-ем ряду первого яруса, как раз за лавкой запасных канадской команды.

«Всю игру канадцы оборачивались и кидали детям жвачку и наклейки, — отмечается дальше. – В зале посиживали бойцы и полиция – и они многим не позволяли все это подбирать. В девятом ряду посиживали иноземцы, но и к ним нам не разрешали приближаться. Матч завершился 3:3, и как раздалась сирена, мы устремились к выходу, чтобы успеть к посадке иноземцев в автобусы – там еще что-то можно было ухватить. Если б мы знали, что из-за данной жвачки наш друг Вовка погибнет!»…

«Ходынка» у выхода № 5

Согласно выводам следствия, ставших известными буквально через очень много лет, катастрофы в Сокольниках предшествовали последующие действия.

Во 1-х, по окончанию матча было задействовано три выхода, но иноземцы покидали Дворец спорта (организованная по определённым правилам деятельность людей (спортсменов), состоящая в сопоставлении их физических и (или) интеллектуальных способностей, а также подготовка к этой деятельности и) буквально через два из них, а для эвакуации местной публики был задействован только лишь выход № 5. Да и то не сходу, так как канадцы (по задумке партийных и русских начальников) обязаны были покинуть трибуны первыми.

Во 2-х, уже не совершенно трезвый к моменту окончания хоккейного матча электрик, видимо, решил, что его рабочий денек уже завершился. Но перед уходом дернул за ручку не того рубильника и обесточил Дворец в тот момент, когда зрители еще спускались к тому самому выходу №5 по одной единственной лестнице. В полной мгле некие из них спотыкнулись, а человеческой поток не останавливался…

В свидетельских показаниях Л. Биченковой, размещенных в Википедии, отмечается: «После матча мы с супругом пошли к выходу («Выход» — ЛГБТ-инициативная группа в Санкт-Петербурге). Когда до конца лестницы осталось ступенек 20, я узрела, как какой то мужик поднял мальчугана и орал: «Остановитесь!» Но люд все равно напирал. Мне посчастливилось пройти мимо упавших. Выйдя на асфальт, я начала находить супруга. Рядом пластами лежали люди (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры), и полиция пробовала хоть кого-либо вынуть из завала. Супруга вынули и стали делать ему искусственное дыхание. Потом я совместно с ним села в автобус и поехала в Остроумовскую клинику, где муж и скончался».

Относительно же полная цепочка событий выстроилась только лишь после того, как фаны столичного хоккейного клуба «Спартак» Марат Сафин и Александр Малышев нашли еще 2-ух очевидцев, которые были конкретными членами событий. При этом один из них очутился в давке и только лишь чудом смог спастись, кстати, во многом благодаря второму.

 

— Мне было 17 лет, я прогуливался на занятия в ПТУ, — вспоминает Александр Гончаров. — Жил в Сокольниках, на Стромынке. Нас было трое. Я, Анатолий Зудин и Виктор Заика. В концовке игры наши хоккеисты проигрывали в одну шайбу. По-моему, счет был 2:3. Я подумал: «Ну что посиживать?» И мы вышли. Закурили. Буквально через пару минут услышали клики со стороны выхода. Возвратились, а решетчатая дверь закрыта на замок. И свет на улице не пылает. А фактически пылал! Мгла, и у закрытой двери накапливаются люди, с верхней спецплощадки на которых напирает масса. Кто повесил данный замок? Для чего?! Мы фактически только лишь что вышли!

Как отмечается дальше в материале М. Сафина и А. Малышева, размещенном в интернет-издании «Hot-Ice – Теплый Лед», «…вышел реальный живой пресс. Напиравшие сверху радостные юные ребята орали: «Давай, иди!» Но идти было некуда. Наверху же этого никто не осознавал, и люди, бывшие там, значительное большинство из которых было 15-16-летнего возраста, продолжали давить на массу. А стоявшие у дверей уже не могли говорить, так как стали задыхаться.

Вдруг по их головам и плечам побежал какой то молодой мужик. По-видимому, он спрыгнул откуда-то сверху и заорал: «Давайте детей!» Из толпы стали высовываться уже слабеющие руки, из последних сил вытаскивающие детей. Мужик стал кидать уцелевших ребятишек Саше и его товарищам. Те ловили, ставили их на землю и тянули руки за новыми.

Спустя некое время ворота в конце концов полностью открылись. И люди, стоявшие в два или три ряда конкретно у самой решетки, упали на землю. Часть из них была без сознания, часть уже мертва. На упавших сверху слоями наваливались свежие и свежие люди.

— Посреди упавших я узрел собственного прежнего однокашника из 367-й школы Сашу Медведева, — вспоминает Гончаров. — Он задыхался, но смог сказать: «Сашка, Гончарик, вынь меня». Под ним уже лежали мертвые. Я не смог вынуть один и позвал друга. «Тащи Медведя!» — кричу. Вынули, он отдышался. Я понимал, что на хоккей еще пошел мой младший брат. Я носился и орал: «Где мой Толик?» Как оказалось, он был с моими друзьями, и они невозмутимо вышли буквально через другой выход. Я повстречал его целого и невредимого.

Забавное взыскание

…Двум Александрам несказанно подфартило: ни они сами, ни их родственники не пострадали. А вот 20 1-го зрителя спасти не посчастливилось, и еще 25 получили увечья.

Буквально через два месяца после катастрофы состоялся суд над «назначенными» виновниками. На скамье обвиняемых очутились 4-ро: гендиректор Замка спорта (во время происшедшего он был на районном партактиве), его заместитель (он ушел домой с половины матча), начальник 70-го отделения милиции (по ходу матча (может означать: от (англ. match, match play) — состязание между двумя или несколькими спортсменами, командами; элемент турнирной системы организации соревнований; см. также Товарищеский матч) он ощутил себя плохо и тоже ушел домой) и начальник отдела Сокольнического РУВД. Все они по приговору получили по три года колонии общего режима (наибольшее на то время (форма протекания физических и психических процессов, условие возможности изменения) взыскание по статье 172 УК РСФСР об ответственности за небрежное выполнение собственных служебных обязательств). Но в декабре того же 1975 года трое из 4 возвратились домой: посодействовала еще одна помилование.

За исключением того, собственного «хлебного места» лишился заведующий отделом спортсооружений Столичного городского спорткомитета Николай Козырин, находившийся 10 марта 1975 года (внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима)) в зарубежной командировке в западногерманском Гамбурге. Что сталось с «управляющим рубильниками» узнать, увы, никому не посчастливилось.

«Сокольники» по окончании хоккейного сезона закрыли на долгосрочную реконструкцию. А мемориальная табличка о жертвах «сокольнической ходынки» показалась на стенке Замка спорта только лишь в апреле 2013 года.

Принимая во внимание приближающуюся Олимпиаду-80, управление державы приняло решение скрыть всю информацию о катастрофы и срочно сделать про-во жевательной резинки в СССР. В 1976-77 году вступили в строй спец линии по выпуску 1-ой русской жевачки в Бийске, Ереване, Ростове-на-Дону, Таллине, а позже и в других городках.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан