<a href="https://www.instaforex.org/ru/">ИнстаФорекс портал</a>
Экономика

Россию заставят сжигать «лишнюю» нефть

Россию заставят сжигать «лишнюю» нефть0

Маленькие российские нефтяные компании рискуют лишиться возможности продавать добытую нефть, в личных беседах руководители некоторых из них признаются, что уже приготовились сжигать свое сырье за ненужностью покупателям, пишет «Лента» со ссылкой на Bloomberg.

Опрошенные изданием профильные специалисты отметили, что наблюдаемая в настоящее время на рынке нехватка хранилищ оставляет нефтяникам очень узкое пространство для маневра. Они могут остановить добычу, но это потребует очень больших расходов, на которые едва ли смогут пойти независимые организации, поскольку они намного превышают их обычную себестоимость добычи и транспортировки.

При этом русские нефтеперерабатывающие заводы также не станут закупать все добываемые объемы, так как тоже сталкиваются с падением спроса и дефицитом мощностей для хранения, которые заполнены их нефтепродуктами. Большие компании сталкиваются с теми же проблемами, однако они могут рассчитывать на помощь гос-ва, которое считает их слишком важными для национальной экономики.

Ранее независящие производители уже пожаловались правительству на то, что из-за слишком низких цен внутреннего рынка сбыт спецпродукции становится для них убыточным: налог на добычу (полезных ископаемых — процесс извлечения твёрдых, жидких и газообразных полезных ископаемых из недр Земли с помощью технических средств) полезных ископаемых (НДПИ) превосходит цену.

20 апреля цена фьючерсного контракта на баррель американской нефти WTI с поставкой в мае в первый раз в истории опустилась ниже нуля и достигла минус 40 баксов. Такая ситуация (одноактность и неповторимость возникновения множества событий, стечения всех жизненных обстоятельств и положений, открывающихся восприятию и деятельности человека) сложилась из-за рекордно низкого спроса и нехватки хранилищ во всем мире.

Ранее стало известно, что среднесуточная добыча нефти с конденсатом в РФ выросла 22 апреля еще на 0,6 процента по сравнению с предыдущим днем. Выходит, что кто-то наращивает добычу? Зачем? Если нефть уже некуда девать. Чтобы спаливать?

— Получается, что так — в Сибири запылают гигантские костры, — считает гендиректор института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— Минэнерго дало указание нефтяникам уменьшить за май добычу нефти на 20%, и крупные компании, конечно же, вынуждены будут консервировать многие месторождения. Что же касается маленьких нефтяных компаний, то им проще действительно сжигать нефть, чем тратить денежные средства сначала на консервацию скважин, а затем на восстановление добычи. И это еще не худший альтернат, поскольку худший состоит в том, что в отдельных случаях возможен слив нефти в местные озера и реки. Ситуация в РФ настолько бесконтрольна, что я допускаю и такие последствия.

«СП»: — Почему сжигать нефть гораздо дешевле, чем снижать добычу?

— Остановка одной скважины стоит от 400 до 500 тыс рублей — и этих скважин тысячи и десятки тысяч. И вряд ли организации, которые в ближайшие месяцы будут становиться банкротами, пойдут на такие расходы. Подразумевается, что в «черной» зоне сегодня находится не менее 130 компаний, общий объем добываемой нефти которых составляет 4% всей русской добычи. Именно их, я думаю, обяжут сжигать свою нефть, хотя, еще раз повторю, проконтролировать организованный уход с рынка маленьких компаний очень сложно.

«СП»: — Что будет с этими мелкими компаниями? Переживут ли они данный кризис? Много ли их в стране? А крупных это никак не заденет?

— При этом уход с рынка маленькой рыбешки не решит проблемы требуемого сокращения добычи нефти. В этом смысле «Роснефти», «Лукойлу», «Сургутнефтегазу» и иным китам наверняка придется прибегнуть к мерам консервации части собственных месторождений за государственный счет. Альтернатива — продажа части своих активов забугорным компаниям (может означать: Компания (фр. compagnie) — название формирования, в России ей соответствует рота (пример, Лейб-компания)), в частности — Китаю.

«СП»: — Ранее независимые производители уже пожаловались правительству на то, что из-за очень низких цен внутреннего рынка сбыт продукции становится для них убыточным: налог на добычу нужных ископаемых превышает цену. А предусматривали ли эту ситуацию, когда вводили налоговый маневр?

— Предугадывали ли российские компании такую ситуацию — вопрос риторический. Капиталист в стремлении получить прибыль, как правило, качает нефть даже в критериях грядущей катастрофы. Он никогда не думает о завтрашнем дне, а тем более — о послезавтрашнем. (Вот и сегодня, невзирая на срыв сделки с ОПЕК в начале марта, рост добычи нефти в РФ продолжается по сей день). Но это при обычном капитализме. Что же касается бандитского капитализма, который сложился в РФ, то это джин, которого сложно засунуть обратно в бутылку. Бросить халяву или ее реализовать задешево нынешним российским нуворишам будет жалко, вот почему следует приготовиться не только лишь к сжиганию нефти (природная маслянистая горючая жидкость со специфическим запахом, состоящая в основном из сложной смеси углеводородов различной молекулярной массы и некоторых других химических соединений), но и к ее сливам в сибирские болота самым варварским методом.

«СП»: — Новая сделка изменит ситуацию?

— Само по себе вступление Согласия с ОПЕК+ в силу не может заставить российских нефтяников сократить добычу нефти. Они будут сопротивляться до последнего. В РФ нет людей, способных принять по отношению к ним жесткие меры. Так что нефтяников приостановит только жесткая рука мирового рынка. Организованного отхода отрасли к сниженным объемам добычи не получится — будет неорганизованный отход по принципу «спасайся, кто может!» со всеми нареченными мной издержками.

«СП»: — Ранее стало известно, что cреднесуточная добыча нефти с конденсатом в РФ выросла 22 апреля еще на 0,6 процента по сравнению с предыдущим днем. Кто конкретно наращивает добычу? Зачем?

— Кто в нынешних условиях наращивает добычу? Да все, кто может. Это при обыкновенном капитализме при росте конкуренции производитель снижает на первом этапе продажные цены, а на втором — уменьшает производство. А при бандитском и монополистическом капитализме производитель, напротив, стремится поначалу повысить цены для потребителя (он думает, что так больше заработает), а когда план проваливается, стремится предприятие реализовать. Недавняя выплата акционерам «Роснефти» дивидендов за 2019 год в размере более 300 млрд. рублей — это, как я считаю, предподготовка к продаже этого актива забугорным компаниям и возможному бегству ряда акционеров в другие бизнесы. Похоже, «Внешэкономбанк» по просьбе Сечина на данный момент усиленно ищет, кому бы продать до 25% «Роснефти». Готовится к продаже части собственных акций и «Лукойл», хотя Алекперов публично всячески опровергает эту перспективу. Так что я не исключаю перехода нефтяной отрасли РФ или ее части в чужие руки уже до осени этого года.

Впрочем, некие эксперты к перспективам вынужденного сжигания нефти относятся скептически.

— Не знаю на каких «управляющих» ссылается «Лента», — говорит заместитель генерального директора Института Государственной энергетики Александр Фролов.

— Буквально вчера я общался с представителями одной из наших больших компаний, они до сих пор считают оптимальные варианты сокращения. Сжигания среди этих методик нет.

«СП»: — Что сейчас будет с мелкими компаниями? Когда вводили «налоговый маневр» задумывались о последствиях для них?

— НДПИ, на который ссылаются независимые игроки, пересматривается каждый месяц. Конкретный размер налога зависит от среднемесячной цены на нефть марки Urals (около 29 баксов в марте) и среднего курса доллара. Соответственно, размер налога составит около 3,5−3,6 тыс. за тонну или приблизительно 491 рубль за баррель. Надо ли понимать, что независимые игроки продают нефть по 6,5 бакса за баррель или дешевле? Если да, то это безусловно вызывает глубокое сочувствие, но в последующем месяце налог будет ниже. А затем сделка ОПЕК+ и примкнувших государств создаст условия для стабилизации рынка. Хотя моментального роста цен не будет, но подождать придётся вообще всего несколько месяцев.

В целом, ситуация с большим налоговым манёвром, в рамках которого происходит постепенное увеличение ставки НДПИ, выглядит неоднозначной. Мягко говоря. Параллельно с увеличением ставки налога (обязательный платёж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности средств, в целях финансового обеспечения деятельности государства и) снижается экспортная пошлина. То есть основное налоговое тяжкое бремя переносится внутрь страны — на сектор добычи. А вводился большой налоговый манёвр под предлогом, что он очень поможет снизить зависимость нашей экономики от перепадов цен на мировом рынке (совокупность процессов и процедур, обеспечивающих обмен между покупателями (потребителями) и продавцами (поставщиками) отдельными товарами и услугами) нефти. Схожая логика изначально была несколько порочной и не соответствовала интересам ни нефтяных компаний, ни обычных потребителей, так как изменения в налоговой системе фактически провоцировали наших нефтяников меньше перерабатывать и больше вывозить сырой нефти. Потому к формирующейся системе начали на стадии проектирования приделывать множество костылей.
Текущая ситуация и должна показать: как разумным в действительности был манёвр.
Ирония заключается в том, что при подсчёте коэффициента, вписанного в НДПИ, нужно вычесть из среднемесячной цены (количество денег, в обмен на которые продавец готов передать (продать) единицу товара) нефти 15, а разность умножить на цикл рубля. Интересно посмотреть, что будет, если средняя цена конечно окажется меньше 15.

«СП»: — Крупные компании пока не переживают? Им это не грозит?

— Крупные организации имеют вертикально интегрированную структуру, то есть они охватывают практически всю цепочку сотворения стоимости — от добычи до реализации нефтепродуктов конечным потребителям. В этом смысле им проще. Дело не только лишь в больших финансовых подушках безопасности. Хотя и это важно. Так, у некоторых компаний, которые не входят в большую тройку, но представляют крупную величину на русском рынке, капитализация меньше лежащего на счетах объёма денежных средств. Куда важнее, что им будет проще пережить период сокращения добычи за счёт восстановления спроса на нефтепродукты, который начнётся после отмены ограничительных мер, связанных с COVID-19. То есть люди начнут больше ездить, заправлять собственные автомобили, покупать кофе на заправках. Напомню, что один только кофе приносит «Роснефти» и «Газпром нефти» более 3 млрд рублей выручки в год.
Действия последних 12 лет уже несколько раз доказывали, что делать ставку только на нефть — это смертельная ошибка. В этом смысле маленьким компаниям, которые только добывают сырьё, априори тяжелее.

«СП»: — Для чего российские компании вдруг начали наращивать добычу? К чему это приведет?

— Ни к чему. Соглашение начинает действовать с 1 мая. Всё, что увеличивают до этого момента не противоречит соглашению.

«СП»: — Как вступление в силу сделки воздействует на ситуацию? Спасет ли мелкие компании от убытков? Как скоро начнет восстанавливаться спрос?

— Спрос начнёт восстанавливаться после отмены ограничительных мер. А вступление в силу сделки ОПЕК+ позволит сделать условия для стабилизации цен и основу для их постепенного роста при восстановлении спроса. В принципе, ожидать стабильного роста цен стоит не раньше середины осени. Если они возрастут раньше — это будет почти чудо.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть