<a href="https://www.instaforex.org/ru/">ИнстаФорекс портал</a>
InstaForex
Экономика

«Снижение налогов — это допинг для экономики». Что не так с налоговой системой России.

«Снижение налогов — это допинг для экономики». Что не так с налоговой системой России.0

«Понижение налогов — это допинг для экономики»

Что не так с налоговой системой России, и как ее можно поменять.

21 ноября работники налоговых органов отмечают свой профессиональный праздничек. По словам главы ФНС Михаила Мишустина, с 2015 по 2019 год поступления налогов в реальном выражении подросли в 1,4 раза (плюс 38,8%). В текущем году рост налоговых поступлений длится и за десять месяцев 2019 года составил плюс 7,9%. Меж тем эксперты называют большое количество слабых мест в налоговой политике гос-ва. Об этом в интервью Znak.com рассказал специалист по бюджетно-налоговой политике, доцент кафедры экономики и денег факультета экономических и социальных наук РАНХиГС, кандидат экономических наук Алисен Алисенов. 

«Нельзя резать курицу, несущую золотые яичка. Но наше правительство сейчас именно так и делает»

— Каковы казусы русской налоговой политики? 

— Серьезной проблемой современной налоговой политики является отсутствие размеренной законодательной базы. Налоговый кодекс подвержен внесению частых поправок и корректировок, что плохо сказывается на инвестиционном климате и нежелании налогоплательщиков соблюдать налоговое законодательство. Также нужно обратить внимание на недостаточную конкретику правовых норм Налогового кодекса РФ, порождающую бюрократию и чрезвычайно сложный для налогоплательщика подход к расчету и уплате налогов. 

 

Наблюдается устойчивая тенденция преобладания фискальной цели взимания налогов над регулирующей, что способствует дальнейшему понижению стимулов для предпринимательской деятельности. 

Кроме того, с каждым годом вырастает налоговая нагрузка на реальный сектор экономики. Причем в большей степени возрастает квазифискальная налоговая нагрузка. Это делает непредсказуемыми условия ведения бизнеса и отпугивает инвесторов. В мировой экономике есть такой показатель, как кривая Лаффера. Его пока еще никто не отменял. Он показывает зависимость роста доходов бюджета от роста налоговых ставок. В взаимосоответствии с этой кривой рост ставок до какого-то момента обеспечивает приток доходов в бюджет. Но после определенного топ-уровня доходы начинают падать. Это говорит о том, что чрезмерное налоговое давление уводит бизнес в тень. 

Минфину стоит провести инвентаризацию всех налогов на предмет соразмерности налоговой нагрузки текущим условиям ведения бизнеса. Невзирая на высокое налоговое бремя на реальный сектор экономики, некоторые большие компании (Компания (фр. compagnie) — название формирования, в России ей соответствует рота (пример, Лейб-компания)) используют различные способы ухода от налогообложения.

По различным оценкам от 75% до 80% большого бизнеса (деятельность, направленная на систематическое получение прибыли) принадлежит иностранным резидентам, который завуалирован через подставных лиц. 

Отсюда и износ главных производственных фондов более чем на 80%, и уход от налогообложения в офшорные зоны. Сохраняется тенденция опережающего совершенствования добывающей сферы, сферы обращения и услуг, а также финансового сектора, по отношению к отраслям вещественного производства. Недостаточный уровень стимулирования реального сектора экономики на фоне подходящей конъюнктуры, сложившийся для экспортеров энергоресурсов поддерживает сырьевой тип экономики, тормозит инновационное совершенствование, способствует потере конкурентных преимуществ на внешних рынках. 

«Снижение налогов — это допинг для экономики». Что не так с налоговой системой России.1Nikolay Gyngazov / Global Look Press

То есть, одним словом, главный казус заключается в том, что налоговый потенциал для стимулирования экономики в нашей стране реализован очень слабо. При этом чрезмерная налоговая нагрузка на физических лиц и организации малого и среднего бизнеса в совокупности с жесткой денежной централизацией при доминировании фискальных интересов государства создает ситуацию, при которой значимая часть налоговых доходов «утекает» в теневую экономику. Как выход из сложившейся обстановке необходимо поддержание такого уровня налоговой нагрузки, который, с одной стороны, не конечно создает препятствий для устойчивого экономического роста, а с другой — отвечает потребностям в доходах бюджета для предоставления важных государственных услуг. 

— Россия почти год прожила в режиме повышенной ставки НДС c 18 до 20%, указ вступил в силу с 1 января 2019 года (внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима)). Повышение НДС в России принесло дополнительные поступления в бюджет державы на 650 млрд рублей, что сопоставимо с 0,6% ВВП страны. На ваш взгляд, как было необходимым повышение НДС с учетом профицитного бюджета (смета доходов и расходов определённого субъекта (семьи, бизнеса, организации, государства и т. д.), устанавливаемая на определённый период времени, обычно на один год)?

— Изначально они собирались собрать 620 млрд рублей, но собрали даже больше. Увеличение НДС на 2% в текущих условиях крайне невыгодно для развития бизнеса. Естественно, с одной стороны, вместе с повышением НДС последовали меры поддержки российских предприятий, чтобы они могли конкурировать с западными компаниями внутри державы. Но с другой, повышение процентной ставки неизбежно вызвало рост цен и понизило реальные доходы населения. Это значит, что был нанесен еще один удар по вкладывательному потенциалу частного бизнеса. Инвестор должен понимать, что продукция и продукты будут оплачены конечным потребителем. Но если доходы этого потребителя падают, то было нужно пересмотреть инвестиционные программы. Падение спроса провоцирует и падение предложения. 

Потому необходимы меры для поддержки частного бизнеса, чтобы он мог как-то покрыть собственные потери от повышения («» (англ) НДС. 

Как ни странно, но опыт ряда стран показывает, что рост по НДС может быть обеспечен, в том числе и за счет снижения налоговой ставки. Правда, рост (процесс увеличения какого-либо качества со временем) налоговых поступлений в бюджет обеспечивается с неким временным лагом. В этом случае рост налога обеспечивается за счет расширения налоговой базы даже при относительно более низкой ставке налога. И и наоборот, рост ставки НДС в краткосрочной перспективе обеспечивает рост поступлений в бюджет, но в длительной перспективе налоговые поступления будут только падать за счет эффекта сужающейся налоговой базы. Это связано с тем, что высочайшие ставки налога сдерживают предпринимательскую инициативу, а также влияют на падение деловой и вкладывательной активности.

— Недавно сообщалось со ссылкой на Минэкономразвития, что в России за последний год закрылись 668 тыс. юридических лиц. На ваш взор, много это или мало для нашей экономики, это естественный процесс или это в том числе итог налоговой политики государства?

— Конечно, это много. Нужно отметить, что такую отрицательную динамику мы смотрим с 2016 года. В 2018 году на один открытый бизнес пришлось два закрытых. Я убежден, что это следствие роста налоговой нагрузки. Хотя ранее нам правительство обещало, что налоги не будут повышаться в течение 6 лет. Но давайте посмотрим, что вышло на самом деле: повышение НДПИ до 2021 года в связи с воплощением налогового маневра, индексация акцизов и налогов на малый бизнес. 

«Снижение налогов — это допинг для экономики». Что не так с налоговой системой России.2Яромир Романов / Znak.com

Налоги на малый бизнес индексируются средством повышения корректирующих коэффициентов. Такие коэффициенты со следующего года будут введены по ЕНВД, по патентной системе налогообложения и по НДФЛ. И индексация в последующем году будет выше инфляции почти на 5%. Если это делается из года в год, то налоговая нагрузка с каждым годом вырастает.

Далее, происходит повышение квазифискальной налоговой нагрузки за счет увеличения ставок (местоположение командующего войсками, его штаб, в более широком смысле — верховное военное управление, в том числе: Ставка Верховного Главнокомандующего — орган высшего полевого управления войсками) по ряду неналоговых платежей. Большинство неналоговых сборов появилось за последние 7-8 лет. Это, к примеру, экологический сбор, плата за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС), утилизационный сбор, курортный сбор, неотклонимые отчисления операторов связи, плата за проезд большегрузных автомобилей, сборы за выдачу кодов по маркированным товарам и так дальше. Все это также способно разогнать инфляцию и увеличить налоговое бремя компаний. Сохранение текущего тренда на увеличение налоговой и квазиналоговой нагрузки будет содействовать стагнации и дальнейшей рецессии экономики. 

Хочу отметить еще один нехороший тренд. Мы наблюдаем закрытие предприятий на фоне повышения налоговых поступлений. Это гласит о следующем. С одной стороны происходит улучшение методов налогового администрирования. С другой стороны, усиливается давление на бизнес, который работает в белую. И это одна из основных причин, что предприятия показывают из года в год отрицательную динамику. В итоге это может привести к тому, что мы перестанем фиксировать рост поступлений налоговых поступлений в бюджет. И кол-во предприятий станет меньше, и налогов. Есть поговорка: нельзя резать курицу, несущую золотые яичка. Но наше правительство сейчас именно так и делает. 

«Сохранение плоской шкалы будет усиливать и далее разрыв между бедными и богатыми»

— С начала следующего года в 19 регионах начнет действовать особенный налоговый режим для самозанятых. Есть две точки зрения по поводу этого режима. С одной стороны (Сторона — на Руси название местности, края, региона, государства (пример: Во Французской стороне … .), от этого — страна), гражданам не надо будет регистрировать ИП и платить 13% подоходного налога. Но с другой стороны, самозанятые — это люди, которые не нагружают государство, они не числятся в центре занятости, не получают пособия, не митингуют из-за естественной безработицы и так далее. Правильно ли их раздражать этим налогом? Стоит ли игра свеч: правительство получит явно не самую большую сумму, но взамен получит очередных недовольных.

— Да, в 2019 году данный налог был введен в четырех субъектах федерации, благополучных с экономической точки зрения. Решено распространить его деяние и на другие регионы, которые имеют одни из самых высоких экономических характеристик. Это регионы-доноры и те регионы, где есть города-миллионники. С 1 июля следующего года налог будет очень распространен на всей территории Российской Федерации. Подчеркну, что эксперимент оказался удачным, на сегодня зарегистрировалось свыше 280 тыс. самозанятых. Это выше ожидаемого топ-уровня, было запланировано на этот год 200 тыс. 

С одной стороны, этот налог (обязательный, индивидуально безвозмездный платёж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного) выгоден самозанятым. Официальная деятельность дает им вероятность для расширения клиентской базы, не опасаясь последствий со стороны налоговых органов. Это дает вероятность получать помощь со стороны федерального бюджета, в частности, льготные кредиты. Но с другой стороны, мы лицезреем уже сейчас проблемы с внедрением этого налога. Не все категории самозанятых вышли из тени. Большей популярностью этот налог пользуется у водителей такси, специалистов IT-технологий, веб-дизайнеров, компьютерных мастеров, репетиторов и других категорий. Но у других категорий самозанятых данный налоговый режим оказался невостребованным. Это касается тех, кто оказывает какие-то услуги: делает маникюр, работают парикмахерами, чинит обувь, печет кондитерские изделия и так далее. Они опасаются, что если выйдут из тени, то к ним вырастет объем требований и, соответственно, у них возрастут расходы, которые просто подкосят их дело. Еще надо отметить, что 65% зарегистрированных самозанятых приходится на Москву. На остальные регионы приходится их незначительные часть. Посмотрим, как пойдет дело во всей остальной части державы. 

Почему не везде этот налоговый режим оказался востребованным? Я думаю, в том числе из-за неравномерности налоговой нагрузки. К примеру, репетитор почти ничего не затрачивает для получения дохода. Но есть самозанятые, которые создают какую-либо продукцию, имеют более высокие затраты. И они могут достигать 70-80% от общей суммы поступлений. В таких критериях 4-6% налога — это существенная сумма. Выход данных категорий самозанятых из тени остается под вопросом. В этом вопросе государству следовало бы предугадать для таких самозанятых какие-то вычеты. Такие вычеты, например, есть в НДФЛ. 

— На ваш взгляд, много ли налогов платят наши корпорации, занятые добычей ископаемых ресурсов? В частности, главный исполнительный гендиректор «Роснефти» Игорь Сечин в апреле этого года на встрече с президентом Владимиром Путиным именовал свою компанию «налогоплательщиком номер один» в России. И он же время от времени очень просит налоговые льготы для своей компании. Насколько справедливо просить налоговые послабления в текущей обстановке? 

— У добывающей промышленности, создающей невысокую добавленную стоимость, должен быть самый высочайший уровень налоговой нагрузки. А в сфере переработки и высоко технологичных отраслях топ-уровень налоговой нагрузки должен быть ниже. Именно в этих отраслях экономики (хозяйственная деятельность общества, а также совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления) создается немалая добавленная стоимость, и именно это дает больше налогов. Поэтому одна из задач налоговой политики должна заключаться в том, чтобы пересматривать налоговый механизм в пользу увеличения налогообложения (изъятие имущества, основанное на властном подчинении) в добывающих отраслях.

«Снижение налогов — это допинг для экономики». Что не так с налоговой системой России.3Игорь СечинТАСС / ПМЭФ’ 18

Что касается заявлений Сечина. Предоставление личных налоговых льгот запрещено налоговым кодексом, есть соответствующая статья. Налоговая льгота по налогам и сборам не может быть предоставлена одной определенной организации или одному физическому лицу. Льготы предоставляются определенным категориям плательщиков. По другому одним будут созданы лучшие условия конкуренции, что усилит неравномерное совершенствование для предприятий одной и той же отрасли. А для нормального функционирования рынка должны быть сделаны равные условия конкуренции. Эффект от таких мер для экономики будет очень негативным. 

— Как вы оцениваете введение в России прогрессивной шкалы подоходного налога, которая позволила бы понизить налоговую нагрузку на бедных граждан страны. Министр экономического совершенствования РФ Максим Орешкин не исключает такой сценарий, правда, считает, что тут все надо тщательно просчитать.

— Пропорциональные, а не прогрессивные ставки налогов нарушают принципы, установленные еще Адамом Смитом — равномерное установление налогов меж гражданами соразмерно их доходам. Дело в том, что с ростом доходов уменьшается необходимость издержек, а следовательно, возрастает доля дискреционного дохода, то есть дохода (денежные средства или материальные ценности, полученные государством, физическим или юридическим лицом в результате какой-либо деятельности за определённый период времени), который не обременен расходами. И не трудно заметить, что при пропорциональном налогообложении совокупного дохода менее состоятельный плательщик несет более тяжелое налоговое тяжкое бремя, чем более состоятельный, поскольку доля его свободного дохода меньше, а толика налога выплачиваемого за счет этого свободного налога выше. При сегодняшней системе у обеспеченных граждан остается больше дохода. А малообеспеченные люди весь свой доход тратят на текущее потребление. Поэтому нужна градация налога с учетом потребности человека. Прогрессивное налогообложение — это не про то, что очень богатый должен платить больше, а попытка хоть как-то сократить налоговую нагрузку очень бедных людей. Установление прогрессивной шкалы сократило бы разрыв между бедными и богатыми. А сохранение плоской шкалы будет усиливать и далее разрыв между бедными и богатыми, что в свою очередь будет увеличивать социальную нестабильность в обществе. Во всех экономически развитых странах введена прогрессивная шкала: выше доход — выше налог.

«Больше половины поступлений в бюджеты всех уровней — это поступления от рядовых людей»

— Часто в претензиях к государственному аппарату можно услышать фразу от людей: «вы существуете на мои налоги». Насколько эта фраза отражает реальность, какова в бюджете толика налогов от обычных граждан?

— Помимо всем известного НДФЛ, люди еще много платят налогов при потреблении товаров и услуг: НДС, НДПИ, акцизы, таможенные пошлины. Все косвенные налоги в взаимосоответствии с законом о переложении налогов перекладываются на плечи рядовых граждан. Потому почти все основные налоги поступают за счет рядовых потребителей, НДС обеспечивает практически треть всех бюджетных поступлений. А значит, совершенно верно сказать, что больше половины поступлений в бюджеты всех уровней — это поступления от рядовых людей. Лишь налоги на прибыль (доход) и на имущество компаний являются прямыми налогами с компаний. Таким образом, как мы видим, косвенные налоги оплачивает население, а прямые налоги выплачиваются из доходов хозяйствующих субъектов. Беря во внимание, что в структуре наших налогов центр тяжести налогообложения смещен в пользу косвенных налогов, то и очень большие суммы поступают от граждан в той или иной форме, те есть прямо или опосредованно. 

— Что надо сделать, чтобы изменить нашу несовершенную налоговую систему?

— Это отдельная тема для разговора. Но все же попробую ответить. Совершенствование российской экономики в условиях действия западных санкций невозможно без инноваторского развития. Секторальные санкции способствуют сдерживанию инноваций в ключевых секторах экономики. В связи с этим переход русской экономики от экспортно-сырьевой к инновационной является наиболее важным. То есть приоритетной задачей должно быть стимулирование инноваторской экономики. 

Для повышения деловой активности и роста инноваций необходимо как прямое, так и косвенное соучастие государства. 

Прямая государственная поддержка — это выделение грантов, частно-государственное партнерство и так дальше. Косвенные методы поддержки обеспечиваются за счет предоставления налоговых льгот и преференций. Налоговые льготы (определенные преимущества, дополнительные права, полное или частичное освобождение от выполнения установленных правил, обязанностей, или облегчение условий их выполнения) обязаны быть основными инструментами государственного регулирования. Ныне существующие налоговые льготы недостаточно стимулируют вовлечение в инноваторскую деятельность большого числа хозяйственных субъектов. Наличие большого числа неэффективных льгот конечно создает предпосылки для сокрытия налогов и поиска путей избегания налогов. Льготы обязаны быть существенными, стабильными и выгодными, чтобы способствовать созданию большого количества инновационных структур.

«Снижение налогов — это допинг для экономики». Что не так с налоговой системой России.4Яромир Романов / Znak.com

С 2017 года введена такая норма, когда налоговые льготы урезаются районам, если они не смогут их обосновать. Чаще всего это происходит с дотационными районами. Обосновать на практике крайне сложно. Выхода нет: регион отказывает компаниям в предоставлении налоговой льготы, но при этом как и раньше остается дотационным.

Далее необходимо пересмотреть механизм инвестиционного налогового вычета. Данный вычет предоставляется предприятиям в целях роста инвестиций в основной капитал на обновление парка производственных фондов. Есть различные обстоятельства, которые препятствуют использованию этой преференции. Вкладывательный налоговый вычет предоставляется компаниям только в том случае, если такая вероятность будет предоставлена законом субъекта федерации. Кроме того, районы могут ограничить максимальный размер вычета из регионального бюджета, выбирать категории оборудования отрасли, на которую он распространяется. Но беря во внимание сложное финансовое состояние в регионах, далеко не все регионы ввели эту льготу. На 1 октября данный льготный механизм введен только в 11 регионах. Причем там введены такие жесткие правила, которые делают неосуществимым использование этого вычета. 

Действующие в настоящее время преференции по НДС, установленные для компаний, также представляются весьма несущественными. Следует отметить льготный нрав налогообложения добавленной стоимости финансовых операций. Данные операции в РФ освобождены от НДС. Получается, что государство стимулирует финансовый сектор без каких-либо ограничений и критерий. В то время как в части инновационных расходов требуется выполнение множества процедур, ограничивающих их активность к инновациям. Потому нужен какой-то баланс между финансовыми услугами и реальным сектором. 

Колебание вызывает также обоснованность взимания платы НДС по изделиям, с которых установлено взимания акцизов. В этом случае в налоговый оборот врубается и сумма акцизов. А это создает аномалию — двойное налогообложение, что необходимо убрать. 

По НДС я вообще предлагаю: либо снизить ставку НДС, как это сделано в ряде странах Евразийского союза — до 12%, либо в будущем разглядеть замену НДС на налог с продаж.

Введение налога с продаж позволит решить делему большого количества посредников, из-за которых затруднен выход российской продукции на мировые рынки. 

Кроме того, хочу сказать, что действенному взаимодействию между малым и крупным бизнесом препятствует массовое применение малыми предприятиями особых налоговых режимов, которые освобождены от НДС. Из-за этого на практике большие предприятия предпочитают производить закупки друг у друга. А введение налога с продаж будет содействовать решению этой проблемы. Опыт развитых стран показывает, что обязаны быть либо НДС, либо налог с продаж. Поэтому я бы предложил поначалу пойти на существенное сокращение ставки НДС, а потом заменить его на налог с продаж. Это простимулировало бы спрос и воскресило экономику. 

Таким образом, для стимулирования экономического роста в России становится нужным повышение конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей за счет снижения налоговой нагрузки и предоставления различного рода преференций. Понижение налогов — это допинг для экономики. Опыт промышленно развитых стран указывает, что именно в кризисных условиях необходимо снижение налоговой нагрузки на корпоративный бизнес. Глобальная практика свидетельствует, что государство имеет устойчивую базу развития лишь в том случае, если оно производит налоговую политику, стимулирующую развитие инноваций. 

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть