<a href="https://www.instaforex.org/ru/" rel="nofollow">ИнстаФорекс портал</a>
Общество

Корявый перевод. В нашу жизнь активно внедряются слова и понятия, являющиеся кальками с английского

Корявый перевод. В нашу жизнь активно внедряются слова и понятия, являющиеся кальками с английского0

Накануне глава Роспотребнадзора Анна Попова в телепрограмме “Москва. Кремль. Путин” сообщила, что после пандемии коронавируса для России наступит “новая нормальность”. Словосочетание “новенькая нормальность” для русского восприятия звучит коряво, прямо-таки режет слух. И понятно почему – просто потому, что это калька с английского “new normal”.

Лондонский журнал Economist утверждает, что это выражение было в первый раз использовано в коммюнике лидеров G-20 на саммите в Питсбурге в сентябре 2009 года, а его распространение связывает с активностью Мохамеда Эль-Эриана, 1-го из руководителей компании PIMCO, Калифорния, США, управляющей крупнейшим в мире паевым вкладывательным фондом. Термин (слово или словосочетание, являющееся названием некоторого понятия какой-нибудь области науки, техники, искусства и так далее) “новая нормальность” получил распространение в том числе и просто потому, что под него можно подверстать все изменения, происходящие в мировой экономике. То есть за этим понятием на Западе, в отличие от путинской РФ, предполагается определенная смысловая нагрузка. Другой нелепый термин, внедряемый в нашу жизнь – “самоизоляция”. Быть может, его изобрели в правительстве РФ? Или в мэрии Москвы? Нет. Это тоже калька с британского “self-isolation”.

Эти корявые кальки с английского появились в риторике и распоряжениях “кремлевских” не случаем, это не какая-то вольность отдельных путинских чиновников. Схема введения глобального карантина для противодействия биологической войне была разработана еще при министре обороны США Дональде Рамсфелде как метод вернуть Америке власть над миром. Есть основания предполагать, что и “кремлевские” получили конверт с инструкциями — его как-то по-быстрому перевели с британского и запустили в жизнь. И когда мадам Попова говорит о том, что нас ожидает “new normal”, то она просто напросто озвучивает какой-то пункт в спущенном ей плане. И когда полицаи штрафуют людей РФ, то они всего лишь выполняют указания Минобороны США. И если гражданам РФ обещают, что ограничения будут продолжены до тех пор, пока не появится какая-то вакцина, то таковы строгие рамки общего плана.

Сейчас немного о самих терминах. “Новая нормальность” — что это означает по сути? То, что древняя нормальность отправляется в утиль. Тут есть еще одно красноречивое “совпадение”: американский комедийный сериал “Новая норма” или New Normal, повествующей о паре содомитов, мечтающей иметь детей. Для старенькой нормальности содомия была недопустимым извращением, а в новой – приветствуется. Таким образом, “новенькая нормальность (соответствие норме)” означает некую всеобъемлющую метаморфозу, и речь идет, очевидно, не только о том, что граждане теперь обречены ходить в намордниках. Запущен всеобъятный слом старых норм и принудительное внедрение новых, посредством шокирующего нагнетания кошмара “пандемии”. Уже стала ходульной фраза о том, что мир после коронавируса никогда не станет прежним.

До сих пор термин “самоизоляция” применялся в 2-ух смыслах: направление во внешней политике и симптом в психиатрии, уход пациента от контактов с людьми и общественной деятельности. Почему слово “карантин” поменяли этим неподходящим словом? Если человек самоизолируется, то ему решать – выходить на улицу или нет. Если его за выход на улицу штрафуют, то при этом тут самоизоляция?

В романе Евгения Замятина “Мы” люди живут в совершенно прозрачных домах – со стеклянными стенками и полами. В романе Джорджа Оруэлла “1984” прозрачность достигается с помощью телевидения с оборотной связью. В каждой комнате установлен телевизор, который работает на прием и передачу. “Часто ли и по какому расписанию подключается к твоему кабелю полиция мыслей – об этом можно было только лишь гадать. Во всяком случае, подключиться могли когда угодно. Приходилось жить – и ты жил, по привычке, которая перевоплотилась в инстинкт, – с сознанием того, что каждое твое слово (одна из основных структурных единиц языка, которая служит для именования предметов, их качеств и характеристик, их взаимодействий, а также именования мнимых и отвлечённых понятий, создаваемых) подслушивают и каждое твое движение, пока не погас свет, наблюдают”.

Сейчас благодаря режиму “самоизоляции” и новым системам электронного контроля нечто схожее испытали на своих шкурах и граждане РФ. Недавно экономист Хазин с некоторым удивлением написал, что стоило ему покритиковать московские власти, как “вдруг” ему аннулировали пропуск. Что последует в последующий момент за высказанным неверным словом – исчезновение денег с карточки или какая-нибудь “ошибка”, в итоге которой можно оказаться в перечне преступников, находящихся в розыске? Каждый “самоизолирующийся” при таком подходе преобразуется в самополицейского, самоконтролирующего любое свое слово и действие. Неделю назад путинский министр Лавров сообщил: “Свободы, которая существовала до сих пор, уже не будет”. Наверное, он тоже читал аннотации, коряво переведенные с английского.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть