Главная / Общество / Русский вопрос вышел за границы Казахстана

Русский вопрос вышел за границы Казахстана

Русский вoпрoс вышeл зa грaницы Кaзaxстaнa

Публикaция нa сaйтe гoсудaрствeннoгo aгeнтствa «Кaзинфoрм» кaрты Казахстана с прирезанными к нему русскими территориями вызвала в нашем обществе дискуссию о последствиях конфигурации отношения к русским в данной стране.

Напомним, карта страны Qazaqstan, включающего местности с центрами Orinbor (Оренбург) и Ombi (Омск) иллюстрировала матерьял о модернизации казахского языка. Позднее она была удалена, сохранялась в кэше Гугл, но позже пропала и оттуда.

Кроме российских, на карту также попали китайские — город Кульджа (Синьцзян-Уйгурский автономномный район) и узбекские — Ташкент и Нукус (Каракалпакия) — местности. Очевидно, автором таковой карты мог быть только лишь казахский националист.

Списать схожее на случайность тяжело. Агентство «Казинформ» позиционирует себя как «главную ленту страны». Нереально представить, чтоб подобные публикации появились, к примеру, в российских РИА «Новости» либо «Интерфаксе».

Любопытно, что с апреля 2017 года главой «Казинформ» стал экс-сотрудник администрации президента РК Аскар Умаров (псевдоним Аскар Кумыран). Ранее «Агентство штатской журналистики Titus» опубликовало выборку его выражений в интернете, кои отличаются последним национализмом.

«Не запамятовывайте, что вы здесь навязанная диаспора, а не автохтоны, и скажите спасибо, что ваши права соблюдаются и вас, как колонизаторов в других странах, никто не гонит» — такие цитаты Умарова в адрес российских можно поискать в интернете.

Претензии на Оренбург, когда-то прежний столицей Казахской АССР, смотрятся для такового человека полностью органично. Претензии же на приграничный Омск, коий в состав Казахстана никогда не заходил, видимо, являются ответной реакцией на притязания националистов российских.

Напомним, по их воззрению, весь север и восток Казахстана — от Уральска до Усть-Каменогорска — это русская территория. Также они напоминают, что южная столица РК Алматы — прежний русский город Верный. Правда, такая точка зрения не находит поддержки в Кремле.

Приграничные споры вылились не так давно в сюжет вокруг озера Сладкое в Новосибирской области. Сообщение, что некогда разбитая границей акватория передана Россией Казахстану подорвала интернет. Но позже выяснилось, что граница не переносилась, а предпосылкой непонимания стало естественное усыхание озера.

Вообще все эти действия, а также продолжающееся строительство в Казахстане государственного государства — переселение оралманов, перевод казахского языка на латиницу и т. п. порождают справедливые опаски за права русского населения в РК.

— Российский язык обширно используется в Казахстане, многие казахи молвят по-русски отлично, старшее поколение гласит без акцента и потому русскоязычные ощущают себя там довольно комфортно, — гласит эксперт по Казахстану Феликс Песков. — Что касается работы в госструктурах, то там толика русскоязычных вправду невелика. Туда по понятным причинам берут в основном казахов.

«СП»: — А по каким таким «понятным причинам»?

— Думаю, это развито во всех странах — забирать на госслужбу представителей титульной национальности. Естественно, тем, кто стремится работать на госслужбе, познание казахского языка не воспрепядствовало бы.

Директор Центра исследования кризисного общества, заместитель заведующего кафедры гос. политики МГУ Максим Вилисов считает, что в Казахстане нет «сильного либо долгосрочного тренда» на конфликт меж Россией и Казахстаном и резкое их отдаление друг от друга.

— Казахстан болезнью национализма переболел конечно еще в начале 1990-х, когда происходило становление страны и когда произошла мобилизация элиты по этническому принципу. На момент обретения независимости Казахстаном численность титульного населения там составляла не поболее половины. Другие были русские.

Уже в 1991—1992 годах был резко изменен статус казахского языка, его познание стали добиваться при поступлении в Университеты, на госслужбу и т. п. Так как казахи, как правило, были двуязычными, а другие таковыми не были, то сформировался чудовщный перекос. В органах власти и на управляющих должностях этнических казахов было до 80%. А в других сферах, в производстве, торговле, их толика могла быть 3−5%.

То конечно есть произошла концентрация по этническому признаку в политической и управленческой элите. Это, естественно, вызвало реакцию со стороны других этнических групп, но к открытым конфликтам и к политизации неказахского населения не привело. Не было суровых протестных промоакций, русскоязычные не могли получить собственного представительства по итогам выборов. В итоге многие избрали тактику отъезда из Казахстана.

Назарбаев в середине 1990- общественно заявлял, что власти РК не будут сожалеть об отъезде тех людей, кто не может делить казахстанские ценности. При этом энергично продвигалась репатриация казахов отовсюду. То конечно есть была проведена мобилизация.

«СП»: — Кажется, позднее эта жесткая линия перетерпела некоторые конфигурации?

— Да, конечно уже в середине 1990-х был изменен указ. Русский язык получил статус официального, при этом казахский был муниципальным. На фоне реально широкого распространения российского языка это означало, что и делопроизводство и образование велось на российском языке. В собственных посланиях, в том числе в стратегии «Казахстан 2030», озвученной в 1997 году, Назарбаев сменил риторику. Речь пошла о многоэтничной, многоконфессиональной цивилизации, в которой не должно быть преимущество ни у кого.

С тех пор данный курс реализовывался и на практике, и в законодательстве. В последующей стратегии — «Казахстан 2050», принятой в 2013 году, в качестве цели декларировалось трехязычие Казахстана. Там конечно есть конкретная фраза, выделяющая важную роль российского языка в становлении Казахстана и подтверждается приверженность его сохранению, как достояния всех обитателей.

«СП»: — Язык важен, но какие конечно еще могут быть «скрепы» у настолько пестрого в этническом смысле общества?

— В той же стратегии отмечаются длительные цели страны, и они максимально прагматичны. И в этом экономическом прагматизме многие и лицезреют залог размеренных отношений с Россией. Управление Казахстана верно понимает, что без доступа к российскому рынку, без взаимодействия в сфере защищенности Казахстан не получит развития. Кстати, вообще все 1990-е годы левел жизни россиян, коий был выше с русского времени, был образцом для РК. Они к этому стремились.

Таковой подход обеспечивает публичный консенсус. При признании фаворитной роли 1-го этноса вообще все остальные находятся в общем русле. Потому вряд ли в РК националисты смогут что-то раскачать.

Дело в том, что в Казахстане генерация всех конфликтов по национальному признаку станет еще вызывать к жизни ту силу, которую вообще все очень боятся — политический ислам. С данной силой, если она появится, Казахстан без РФ и без ОДКБ не управится. Он, естественно, не так там силен как в примыкающих Узбекистане либо Киргизии. Казахи вообще все-таки люд кочевой и исламские традиции туда пришли позднее. Но вообще все равно РК заигрывать с радикалами нерентабельно. Недаром Назарбаев показал политическую дальновидность и предложил Астану в качестве площадки для переговоров по Сирии.

Конечно еще один фактор — Китай. Если с Россией у Казахстана конечно есть общая история и общие ценности, то что такое Китай в Казахстане никто толком не понимает. Хотя китайские инвестиции конечно есть в Казахстане. Но любые шараханья в сфере национализма бизнес не любит.

«СП»: — Молвят, у казахов конечно есть поговорка: «Когда темный китаец придет, рыжеватый русский братом покажется». Фольклор…

— В общем-то да. Там элита весьма прагматична. Она оценивает вообще все не с точки зрения нравится/не нравится, а прагматично. Российская Федерация дает доступ к собственному рынку? Отлично. Китай даже если даст, то Казахстану это не выручит. Все-таки про-во в Казахстане исторически нацелено на русский рынок.

Вспомним, конкретно Назарбаев первым поднял вопрос о евразийской интеграции. Он его продвигал вообще все эти годы.

«СП»: — Но Назарбаев не вечен. Что станет после него?

— Вот это весьма важный вопрос. Назарбаев ведет достаточно последовательную политику ротации высших управляющих. На высших должностях у него люди не засиживаются. Таким образом, выходит достаточно широкий диапазон людей, владеющих опытом работы в руководстве, кои, скорее всего лишь, разделяют ценности Назарбаева. Он сумел их привить, по другому он с ними бы не работал. Назарбаев уповает, что эти люди и обеспечат преемственность его курса.

 

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан