Главная / Общество / Власть поняла, что молчать о Медведеве и митингах уже нельзя

Власть поняла, что молчать о Медведеве и митингах уже нельзя

Влaсть пoнялa, чтo мoлчaть o Мeдвeдeвe и митингax ужe нeльзя

Пoслe aнтикoррупциoнныx митингoв, кoтoрыe нa выxoдныx прoшли вo мнoгиx гoрoдax Рoссии, 29 мaртa в Сoвeтe Фeдeрaции рaзвeрнулaсь дискуссия o тoм, нужнo ли гoвoрить сo шкoльникaми o кoррупции.

Для нaчaлa сeнaтoр Eлeнa Мизулинa вырaзилa oбeспoкoeннoсть тeм, чтo в рядe пeтeрбургскиx шкoл урoки пaтриoтизмa были зaмeнeны нa урoки пo бoрьбe с кoррупциeй.

Сeнaтoр предложила спикеру Совфеда Валентине Матвиенко поручить профильному комитету изучить эту ситуацию и узнать, откуда идут такого рода предложения.

«Потому что патриотизм — это одно, а война с коррупцией и навязывание в разных школах — это весьма опасная тенденция», — заявила Мизулина.

Валентина Матвиенко согласилась с предложением и отдала соответствующее поручение, но против этого выступила сенатор Людмила Нарусова, которая заявила, что «Родину разрешено любить не только глянцевой картинкой, но и для того, чтоб устранять ее недостатки».

Вобщем, спикер Совфеда уточнила, что не против антикоррупционных упражнений как таковых.

«Насколько я сообразила Елену Борисовну Мизулину, она не против того, чтоб в школах говорили о борьбе с коррупцией, просвещали ребят, это обязательно надо делать.

Несложно она сказала, что уроки патриотизма заменяют этой темой. Поэтому я и попросила комитет пристально посмотреть», — сказала она, добавив, что «это не означает, что не надо заниматься в школах просветительством по борьбе с коррупцией».

Не прошло и нескольких часов, как в комитете по образованию оперативно ответили сенатору Лене Мизулиной, назвав ее обвинения безосновательными.

«В Петербурге патриотизм воспитывается не на уроках патриотизма, а в рамках патриотического воспитания, которое охватывает в себя уроки истории, российского языка и литературы, географии, занятия в кружках и секциях системы дополнительного образования, экскурсии и почти все другое.

Антикоррупционное воспитание — это элемент глобальной задачки по воспитанию гражданина, часть воспитательной работы.

В Петербурге, по последней мере, целое не заменяется частью», — заявили в комитете по образованию.

Тем не наименее, понятно, что проблема не всего лишь в антикоррупционных уроках.

На заседании Совфеда Валентина Матвиенко признала, что власть должна проанализировать предпосылки, которые вывели людей, в том числе грандиозное количество молодежи, на митинги, а не «делать вид, что ничего не происходит, прятать голову под крыло».

«Власть не должна несложно констатировать либо делать вид, что ничего не происходит.

Вообще все представители власти — депутаты, сенаторы, органы исполнительной власти в регионах, несомненно, должны встречаться с людьми, дискуссировать способы решения этих вопросов», — отметила спикер Совфеда.

Ранее пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что в Кремле уважают штатскую позицию людей и право россиян высказывать ее в согласованном с властями формате.

Но прошедший митинг в Москве Песков именовал провокацией, так как тот согласован не был.

«По сущности, то, что мы лицезрели в некоторых местах, особенно в Москве, — это провокация и ересь.

Потому что те, кто намедни весьма изощренно и академическим языком разъяснял, что акция законна и не противоречит законодательству, они гласили чистую ложь», — заявил он.

Пресс-секретарь добавил, что «несовершеннолетним участникам сулили «некие заслуги, призывая принять участие в несогласованной промоакции в несогласованном месте».​

Несмотря на то, что прошедшие митинги стали топ-темой в вебе и вызвали реакцию властей, федеральные каналы фактически не освещали эти мероприятия, что стало дополнительным поводом для критики.

Президент Института государственной стратегии Михаил Ремизов убежден, что за место игнорирования власть должна перехватить тему борьбу с коррупцией у оппозиции, как еще было после протестов 2011—2012 годов.

— Некорректно проблему локализовывать только в сфере секторальной молодежной политики.

В данной теме, как и во многих других, власть должна играть первым номером и обладать инициативой.

Ведь в молодежной среде в специфичном виде ретранслируются те же смыслы и трудности, которые волнуют другие категории общества.

Надо владеть инициативой формирования общественно-политической повестки денька, в том числе внутри страны. Поставить заглушку на острые и сложные внутренние темы в виде внешнеполитических сюжетов «Сирия» и «Украина», разумеется, не получается.

Значит, надо генерировать повестку перемен сверху. Тогда условные протестные группы будут играть вторым номером.

«СП»: — Как власти следует реагировать на данный момент?

— Сейчас тема с митингами и претензиями к Медведеву вышла на тот левел информационной спирали, когда замалчивать ее, с точки зрения властей, нецелесообразно. Соответственно, необходима внятная политика и контригра по этим фронтам.

Это проблема не молодежной либо информационной политики, а политики как такой.

Вспомните дело Сердюкова, которое практически перебило антикоррупционную тему оппозиции на длительное время.

Потом оно сошло на нет и оказалось не тем, чем казалось сначала, но тогда оно стало действенным способом перехвата инициативы у оппозиции после волны протестов 2011—2012 годов.

Что касается молодежной секторальной трудности, там, скорее, есть неувязка качества образования.

И в школьном, и в высшем образовании должен находиться важный элемент гражданской социализации молодежи, но существует ощущение, что сегодня он отрабатывается формально и кондово.

Это системная и довольно глубокая проблема, не имеющая прямого дела к текущим протестам, но больше важная.

«СП»: — Некоторые специалисты считают, что если на данный момент начать какие-то деяния против премьера, это станет потаканием толпе и опасным прецедентом…

— Реакция, до этого всего, должна поступить от самого Дмитрия Медведева. Он находится в той среде, когда он может и должен реагировать на подобные ситуации, какие имеют широкий резонанс.

На первых шагах игнорирование может быть совершенно адекватной пиар-стратегией.

Время от времени этими первыми этапами вообще все и заканчивается, если волну не удается поднять.

Но на данный момент поднять волну удалось, и политическая реакция нужна.

Я не говорю обязательно об отставке либо расследовании.

Но для власти опасение действовать под диктовку публичного мнения является такой же формой зависимости от него, как и готовность реагировать на всякий информационный шум.

Если вы при всех обстоятельствах не реагируете на резонансные протестные выступления, то пиар-кампании Навального становятся универсальным инвентарем аппаратного выживания.

Достаточно заказать «самострел» Навальному, чтоб сидеть на своем месте очень долго долго.

Способность власти избирательно реагировать на эти протестные сигналы является формой независимости. Всегда игнорировать либо всегда идти на поводу — это позиция грешной зависимости. Избирательная реактивность — это больше субъектная самостоятельная позиция.

«СП»: — А почему дела против экс-министра Улюкаева либо губернаторов не позволили перехватить у оппозиции антикоррупционную повестку, как было с Сердюковым?

— Хотя это разрешено считать примером антикоррупционной санации, в обществе эти задержания в таком качестве не воспринимались.

Частично потому, что им с какого-то момент закончили придавать характер публичной антикоррупционной кампании и очистки.

Мне кажется, со стороны власти был элемент политического решения не делать этого и ограничиться неуввязками качества управления.

Но эти решения принимались до того, как появилась опасность перехвата антикоррупционной темы протестной средой.

Не исключаю, что в предстоящем могут появиться элементы таковой антикоррупционной политической кампании сверху

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан