Главная / Политика / Москва теперь игрок второго ряда

Москва теперь игрок второго ряда

Мoсквa тeпeрь игрoк втoрoгo рядa

Нa плaнeтe тoлькo двe свeрxдeржaвы — СШA и КНР. И любaя рaзнoвиднoсть «бoльшoй сдeлки» вoзмoжнa только мeжду ними.

У нaс придaют чрeзмeрнoe знaчeниe слoвaм. К примeру, спич чинoвникa, кoтoрый oт лицa Рoссии гoвoрил нa Сoвeтe Бeзoпaснoсти OOН, стaл пoдлинным xитoм. Сoглaсeн, чтo этa кaзaрмeннo-блaтнaя ритoрикa зaнятнa. Нe фигурaми рeчи, a мeстoм ee испoльзoвaния.

Нo фактически потом было голосование. И его результаты, во-первых, важнее, а во-вторых, дают больше еды для раздумий.

Против «сирийской» резолюции, внесенной Соединенными Штатами, Британией и Францией, голосовала коллективно с Россией одна Боливия, правителю коей уж точно нечего терять. Наилучший друг и, если веровать бумагам, военно-стратегический союзник нашей державы, Казахстан, воздержался. И, что самое менторское, воздержался и Китай, предоставив Москве закрывать собою Башара Асада в одиночку.

Но и это не самое принципиальное. Кремль все равно заветовал эту резолюцию. Но всего лишь американский ракетный удар был нанесен до, а не после этого заседания Совбеза, значение которого потому было сугубо ритуальным. Единственный его смысл только в том и заключался, чтоб замерить степень интернациональной изоляции нашей страны. Степень оказалась высочайшей.

Эта история   — с применением силы поначалу и обменом обличительными репликами позже, раскрывает главную тайну мировой политики. Которая заключается в том, что деяния весят гораздо больше всех слов. Не нужно поэтому мучительно гадать, о чем потом договорился посланный Трампом госсекретарь Тиллерсон с Путиным и Лавровым. Даже если они и договорились о чем-то, то фактически обе стороны известны как хозяева собственного слова. Могут и назад взять. А вот крылатые ракеты назад на пусковые установки еще не вернутся.

Когда полтора года вспять состоялась первая ссора с Эрдоганом, оформленная, если кто запамятовал, как окончательный и окончательный разрыв, аналитики тоже гадали, что станет последующим шагом, и быть   ли русско-турецкой войне.

Война не свершилась, и разрыв оказался не окончательным. Немного остыв и взвесив соотношение сил на линиях соприкосновения, наши вожди пришли к выводу, что испытать поделить с Турцией сирийские местности можно, а вот вынудить ее поджать хвост опасностями и бойкотами нельзя. А если начать мериться силами, так итог не очевиден.

То поистине новое, что появилось между Анкарой и Москвой за последние месяцы, это совсем не какие-то конструктивные договоренности. Сейчас договоренности есть, а завтра одна из сторон либо обе разом решат, что их нет. По-истинному новое   — это дух равенства, коий пропитал взаимоотношения.

Президент Путин начал исходить из того, что президент Эрдоган имеет не наименьший, чем он сам, вес и ресурсы. По крайней мере, в тех спорных краях. Соответственно, принципно изменилась и стилистика сменяющих друг друга русско-турецких ссор и примирений, какие стали менее показными и больше взвешенными и ответственными. Если, естественно, такие понятия вообщем применимы к авантюрам.

В стадию приблизительно такого   же реалистического перерождения вступают сейчас и российско-американские дела. Не в том смысле, что они становятся равноправными. Они конкретно что перестают быть такими. Слишком уж неравны потенциалы. Как всего лишь обе стороны демонстрируют свою силу, это сходу становится очевидным.

Вспомним Обаму. Главное его внешнеполитическое достижение заключалось в том, что он принудил человечество поверить в слабость и безволие Соединенных Штатов. Сделать это, располагая огромной силовой машиной, потребляющей практически половину мировых военных расходов, было тяжело, но гений Обамы вообще все превозмог.

На сирийском участке это смотрелось так. В 2012 году глава Америки установил для Асада «красную линию»: если, дескать, использует химическое орудие, то США применят силу. Вообразив, что таковой ситуации просто не возникнет, Обама запамятовал американскую народную мудрость: никогда не угрожай пистолетом, если знаешь, что не будешь стрелять.

И вот, в 2013 году химоружие было использовано. Перепуганный глава Соединенных Штатов метался в поисках помощи. И был счастлив, когда получил ее от Путина, коий сказал, что проследит за хим разоружением сирийского режима. Так что «красную линию» пересек не Асад, а Обама: с этого момента в очах вождя России он стал слабаком, коий наверняка спасует при любом лобовом столкновении.

Это почти все объясняет в последующих событиях. И уж точно предрешило сирийскую операцию, начатую Путиным в 2015 году. Если   бы Америка не воспринималась как равный по силе либо даже более слабенький игрок, на такую операцию   бы не рискнули.

Эта искаженная оптика с полной серьезностью была взята на вооружение нашим руководящим слоем. Отсюда и мечты о какой-то «большой сделке», чуток   ли не о «новой Ялте», которую типо можно будет сделать с новым американским президентом. Данный миф исходил из того, что Обама   — непокладистый лидер слабой державы, а Трамп   — покладистый.

Понятия не имею, сговорчив   ли Трамп. Вот всего лишь держава у него не слабенькая, и, в отличие от предшественника, он это знает. Может быть, Трамп и желает договориться с Путиным. Ну, так он и с Эрдоганом желает договориться. Как с принципиальным, но более слабеньким игроком. Логика «сделок» полностью в духе Трампа. Но кто произнес, что это сделки равных?

На планетке только две сверхдержавы   — Соединенные Штаты и КНР. Любая разновидность «большой сделки» вероятна только между ними. Американская авианосная группировка идет к Северной Корее. С кем Вашингтон дискуссирует судьбу этой полоумной страны? Только с Пекином.

Хотя КНДР соседствует и с Россией, и любые пертурбации, способные там произойти, затрагивают нашу страну несравненно ближе, чем судьба какого-то Башара Асада, обе сверхдержавы держат Москву на расстоянии от собственных двусторонних консультаций. Вес не тот. Когда пригодится, позовут. А пока лучше потолковать вдвоем.

Понимают   ли в Кремле, что правила поменялись?

Не судите по словесной размашке. Да, Путин обругал американских союзников «китайскими болванчиками» (хотя от слова «кивалы» вообще все-таки удержался). Речистый Лавров перед публикой очевидно подавлял неопытного и немногословного Тиллерсона. А «дипломат» в ООН неистовствовал как разошедшийся взводный перед рядовыми.

Но разве вы не увидели обмена ролями? Уже недавно силу в ход пускал Путин, а Обама в ответ разглагольствовал о «российской экономике, разорванной в клочья санкциями». В настоящее время дубиной размахивает Трамп. Всего лишь за этим и стоит смотреть, а вовсе не за его твиттером.

Согласится   ли Путин стать геймером второго ряда, чтоб извлечь хотя   бы те достоинства, которые этот статус способен дать? Единственный шаг в эту сторону он еще и так сделал   — признал равенство с Эрдоганом. И с Ираном, очевидно, тоже. Значит, вероятен и второй шаг. Состоится   ли он? По логике, да. Но вмиг   ли логика возьмет верх, гадать не стану.

Сергей Шелин

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан