Главная / Экономика / Россияне переходят на дешевый хлеб

Россияне переходят на дешевый хлеб

Россияне переходят на дешевый хлеб0

Россияне сберегают на еде, многие не могут позволить себе овощи, мясо, а тревоги в связи с коронавирусом принуждают опять вводить антикризисные семейные «бюджетные правила», в которых часто бытует запрет на любимые деликатесы. Эксперты считают, что социальную поддержку населения нужно наращивать, так как падающие доходы и повышенная тревожность россиян из-за неопределенности с возвратом коронавируса могут не дать оперативно вернуть потребление.

Выручка 96% крупнейших тепличных предприятий России свалилась на 25% и более, говорится в исследовании влияния пандемии на отрасль, которое провела ассоциация «Теплицы РФ». 90% представителей предприятий защищенного грунта отметили падение спроса на овощную спецпродукцию из-за снижения покупательной способности населения.

Хотите в самые кратчайшие сроки организовать фулфилмент для интернет-магазина? Это не проблема! Современное оснащение складских площадок позволяет работать с различными категориями товаров, а также обеспечивать полный комплекс услуг для вашей компании.

У некоторых респондентов утраты выручки достигли более 50%, сказал депутат Госдумы и президент «Теплиц РФ» Алексей Ситников.

По мнению большинства – 67% – представителей тепличных компаний, главной причиной текущих проблем в отрасли стал недостаток помощи со стороны государства. Также, по мнению 17% предприятий, негативно сказалось «нерадивое ценообразование на продукцию в торговых сетях», которые в апреле пытались диктовать низкие цены закупки. И хотя в мае посчастливилось восстановить статус-кво во взаимоотношении с торговыми сетями, но, по словам Ситникова, весенние месяцы для оранжерейных хозяйств были потеряны.

У розницы свои проблемы – после (дипломатический представитель высшего ранга своего государства в иностранном государстве (в нескольких государствах по совместительству) и в международной организации; официальный представитель) мартовского ажиотажного спроса (это зависимость между ценой и количеством товара, который покупатели могут и желают купить по строго определённой цене, в определённый промежуток времени) покупатели «легли на дно», в апреле с началом «карантикул» реализации продуктов питания резко упали.

Центр макроэкономического анализа и короткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) со ссылкой на данные глобальной аналитической компании Neilsen докладывает, что в российской рознице отмечается повышение спроса на более дешевые продукты. Доля спроса на товары низкого ценового сегмента выросла практически в половине категорий. Наибольший рост продаж в низком ценовом секторе отмечается по мясу, макаронным изделиям, чаю, сокам.

Если доля низкого ценового сектора продуктов питания и товаров повседневного спроса выросла с 16,9 до 17,7% в среднегодовом значении, то в категории макаронных изделий она выросла со среднегодовых 19 до 23%. Еще один пример – повышение доли продаж дешевого майонеза: с 7,3 до 9,5%. Директор по работе с ретейлерами «Nielsen Российская Федерация» Константин Локтев ранее сообщил журналистам, что о влиянии пандемии на доходы указали 24% опрошенных покупателей.

Экономические последствия пандемии коронавируса изменили предпочтения россиян в сторону более дешевенького хлеба, заявил также исполнительный директор ассоциации производителей и поставщиков продовольственных продуктов «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков.

«Получается трансформация – переход в более дешевенький сегмент при сохранении самого маржинального высшего сегмента, то есть можно сказать, что перераспределяется средний сектор в сторону более низкой платежеспособности населения, и я думаю, что этот тренд пока что, к огорчению, будет сохраняться», – сказал он.

«Хлебопеки понимают, что цены на спецпродукцию поднимать нельзя, у населения доходы тоже упали, а у некоторых в малом бизнесе, которые закончили существовать, они просто закончились», – сказала член экспертного совета комитета Госдумы по аграрным вопросам и научно-технического комитета Минсельхоза Ольга Пономарева.

А гендиректор «Черкизово» Сергей Михайлов рассказал, что в стране почти каждый шестой не может себе позволить брать мясо. По его словам, 20–25 млн россиян потребляют не более 50 кг мяса на человека в год против 73 кг, которые требуются по оценке Минздрава. По его словам, речь идет о социально незащищенных слоях населения, толика которых будет расти.

«Сейчас нет официальной статистики по доходам населения во втором квартале. Что непосредственно произошло с ними с апреля, когда у нас начался «локдаун», Росстат расскажет только в конце июля, но по косвенным данным (снижению оборота розничной торговли, к примеру) вполне можно судить о том, что доходы – основа потребительского спроса – серьезно сократились, что и привело к изменениям в потреблении россиян», – произнес «НГ» директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики Жора Остапкович.

Оборот розничной торговли продовольственными товарами сократился в апреле 2020 года на 15% по сопоставлению с мартом и примерно на 9% к апрелю 2019-го. А в мае он вырос на 2,7% по сопоставлению с апрелем (объем торговли составил почти 1,3 трлн руб.), при этом он все равно был на 8,6% меньше, чем годом ранее.

«По нашим оценкам, во втором квартале доходы свалились на 15–17%, и, даже если не будет развития по худшему сценарию со 2-ой волной COVID-19, по итогам года плюса все равно не будет, падение реальных располагаемых доходов составит 4–5%, а это большие деньги с учетом того, что общие ежегодные доходы россиян составляют 60 трлн руб., – гласит Остапкович. – Снижение доходов запускает обычный для любого кризиса сценарий: люди переходят от потребительской модели поведения к сберегательной. Домохозяйства создают собственные резервы и вводят свое «бюджетное правило», выделяя средства на совершенно необходимые для них вещи и отказываясь, например, от покупок деликатесов, которые до кризиса позволяли себе раз-два в месяц даже семьи из числа малообеспеченных».

На людей давит как настоящая потеря доходов (денежные средства или материальные ценности, полученные государством, физическим или юридическим лицом в результате какой-либо деятельности за определённый период времени), так и угроза потерять их в будущем на фоне неопределенности совершенствования ситуации.

По словам эксперта, нынешний кризис отличается от предыдущих – нет заморочек с банковской сферой, в стране накоплены резервы. «Кризис не разрушил главные фонды, не снизилась квалификация сотрудников, поэтому после снятия ограничений, начала работы и на фоне сезонного понижения цен на овощи и фрукты ситуация начнет восстанавливаться. Но если неопределенность с эпидемией не уйдет, то это восстановление будет весьма медленным, тренд может измениться к следующему году, потому что психологически люди теперь еще долго будут более сдержанными при покупке продуктов», – считает эксперт.

Остапкович подчеркивает, что речь не идет о той малозначительной доле населения (в демографии — совокупность людей, живущих на Земле (население Земли) или в пределах конкретной территории — континента, страны, государства, региона, области и так далее) РФ, которая о кризисе узнает из газет и ценами на продукты интересуется только лишь из любопытства.

«Большинству населения необходимо наращивать социальную помощь со стороны гос-ва вплоть до введения базового безусловного дохода, который сейчас дискуссируется, например, в Европе. Для восстановления спроса, да и всей экономики, сейчас самое принципиальное не рост ВВП, не производство оборудования или техники. Сейчас куда важнее сокращение естественной безработицы и рост доходов», – пояснил Остапкович.

«Очевидно, что о возврате к прежней модели употребления можно говорить по мере восстановления доходов, – сказала «НГ» гендиректор Центра агропродовольственной политики Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Наталья Шагайда. – Гласить об оживлении сейчас можно с большой натяжкой. Оно есть, если ассоциировать неделю с неделей: граждане сидели на изоляции, покупали только то, что было весьма нужно. Сейчас стали выходить из дома, покупать то, на что хватило скопленных денег. После открытия предприятий сферы услуг, общепита они наняли рабочих, уже выплатили какие-то деньги, люди пошли в магазин».

Но, по словам профессионала, если сравнивать с прошлыми периодами, то картина складывается иная: «Невзирая на ажиотажный спрос на относительно дешевые продукты длительного хранения, что в особенности проявилось в марте 2020 года (рост на 4,7% к апрелю (четвёртый месяц года в юлианском и григорианском календарях, второй месяц староримского года, начинавшегося до реформы Цезаря с марта) 2019 года), за январь–апрель 2020-го прирост покупок был на уровне погрешности: вообще всего 0,3%, тогда как в 2019-м он был в плюсе на 2,1% относительно 2018-го».

Как произнесла Шагайда, такой результат сложился из-за того, что после высшей точки ажиотажа в марте 2020 года покупки продовольствия упали в апреле более чем на 9%. После такого падения любое оживление в неделю указывает рост. «При этом могут даже не расти доходы. Люди издержали свои запасы в апреле, стали докупать необходимое и дешевое. Фактически, в апреле был один из двух самых провальных месяцев по покупкам продовольствия за период нашего наблюдения с января 2013 года, – добавила Шагайда. – После этого несложно ожидать оживления, как это было и после драматического падения в декабре 2016 года (внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима)). Так что смотреть нужно за доходами и занятостью».

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан