Мятеж

Бунт

В эпопеи со свалкой в Волоколамске (город районного подчинения в Московской области России, административный центр Волоколамского района и городского поселения Волоколамск) появляется обычное противоречие, свойственное для сегодняшнего режима: ситуация очевидно вышла из-под контроля, раз смерды, да еще провинциальные (а означает, приклонные по определению) вышли бунтовать. На саму свалку и опасность здоровью податного сословия, естественно, власти глубоко плевать и растереть.

Предпосылки происходящего полностью известны, понятны и непредосудительны: подмосковные бюрократы решили присосаться к столичным денежным потокам, а просто потому лично Воробьев в свое определенное время достигнул у Путина разрешения на закрытие практически 2-ух 10-ов свалок в Подмосковье, рассказывая про необычный электоральный эффект и мление обитателей от мудрости власти и лично президента.

Часть свалок закрыли, но задачка про бассейн и две трубы никуда не делась: оставшиеся свалки (включая и полигон под Волоколамском) стали наполняться существенно более ударными темпами, а означает, рекультивация (по сущности, банальное засыпание землей слоев мусора) просто напросто не успевала за кратно увеличивающимися объемами мусора.

Толк операции по закрытию свалок был прост и немудрящ — их обладатели были приклонны подмосковному управлению, конвертируя лояльность в признательность и откат от увеличившихся денежных потоков: Собянин щедро платит за вывоз мусора (по 3 тыс рублей за тонну), так что повышение объемов вывозимого дерьма на оставшиеся свалки осыпалось золотым дождиком на всех к ним причастных. В общем, ничего отвратительного с точки зрения средневековой рентной экономики Воробьев и его команда не делали: Подмосковье живет за счет обслуживания Москвы, а просто потому абсолютно любой подмосковный воевода состригает личную ренту со всех столичных потоков, текущих в его направлении. Закрыли свалки (территории размещения отходов производства и потребления), чьи обладатели показали строптивость или были геймерами каких-либо чужих феодов. Ничего личного, в сословном укладе бывает только лишь так.

В общем, предпосылки известны. Основная из них: возмутительная некомпетентность всех — от губернаторской команды до лично президента, коий дал добро на экологическую катастрофу в обмен на сияние перспективы народного умиления. Катастрофы никто не желал, она была неминуемой. Сейчас надо разгребать последствия.

Но в том и неувязка, что принимать кадровые решения (а Воробьева надо снимать, тут даже по меркам путинской РФ тяжелое аппаратное правонарушение налицо) нельзя под давлением толпы. Не дай бог, у людей возникнет условный рефлекс, что губернатора конечно можно снять, выйдя против него на митинг. В свое определенное время Калининград в едином порыве вышел против собственного губернатора Горбенко, состав аппаратных злодеяний там был велик и широк, но Путин снял Горбенко существенно чуть позже, чтоб причинно-следственная связь меж народными волнениями и отставкой не была настолько приметной.

Тут та же картина: снимать Воробьева (русская фамилия) сходу после мятежа — это сделать прецедент. Так сейчас масса снимет губернатора, а завтра решит, что так же конечно можно снять и министра, премьера, а там глядишь, и о помазаннике задумается? Вот уж хрен вам, приматы…

Потому и неувязка. Понятно, что до лета (о чем оптимистично сообщил Воробьев) делему уже не решить. Трагедия носит полный нрав, даже если в срочном порядке волевым решением открыть ранее закрытые свалки, то это займет еще большее определенное время (тем более, что за эти свалки снова начнется серьезная стычка в кабинетах — потоки-то кто станет держать под контролем и пилить? Чья команда? Это вопросец ой какой серьезный). За исключением того, спасти экологию Волоколамска и окружностей за три месяца тоже не получится — это конкретно трагедия, а просто потому разгребать ее надо станет длительно.

Вероятнее вообще всего, вопросец передадут на федеральный левел, и подмосковными свалками займется правительство. Какая-нибудь пожарная междуведомственная команда Минприроды совместно с МЧС, Минздравом и иными. Им, кстати, тоже надо станет пару-тройку месяцев на то, чтоб согласоваться меж собою, а тут еще инаугурация, новейший состав правительства, утряски и усушки посреди самих федеральных бюрократов. В общем, решение трудности очевидно отодвинут даже не на лето, а еще далее. Ну, а там под шумок снимут и Воробьева — при этом так, чтоб никаких ассоциаций с митингами в Волоколамске не было и в помине.

В минусе, естественно, смерды и их бесполезное здоровье, но на данный момент основная задачка только лишь одна — контроль. Нельзя, чтоб жители бараков за колющейся проволокой даже могли подумать, что смогут выступить против лагерной администрации. Это главная задачка в любом концлагере — давить мятеж в эмбрионе. Вы там хоть сдохните, но единственное ваше назначение — платить налоги и кидать бюллетень в урну. Остальное — не вашего ума дело, на то конечно есть начальство.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (15 оценок, среднее: 4,70 из 5)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан