<a href="https://www.instaforex.org/ru/" rel="nofollow">ИнстаФорекс портал</a>
Политика

Коронакризис: дальше будет только хуже

Коронакризис: дальше будет только хуже0

Региональные бюджеты и кошельки россиян приметно похудели в результате пандемии, и в ближайшей перспективе ситуация будет усугубляться.

Падение реальных доходов населения и депрессия региональных бюджетов — таковы экономические результаты пандемии. И, как полагают специалисты, выход из  коронакризиса будет болезненным и долгим.

Россияне вышли из самоизоляции беднее, чем были до

Абсолютно каждый пятый в стране заявил о падении доходов (денежные средства или материальные ценности, полученные государством, физическим или юридическим лицом в результате какой-либо деятельности за определённый период времени) в период пандемии. Толика россиян, живущих на доходы от пяти до 15 тысяч рублей, за время самоизоляции выросла до 36,5%. Таковы результаты исследования СК «Росгосстрах Жизнь» и научно-технического центра «Перспектива». 1-ый телефонный опрос специалисты провели в период с 26 февраля по 3 марта, еще до объявления всеобщей самоизоляции. 2-ой — в июне, когда большинство ограничений в стране сняли. За основу брали не заработную плату, а средний доход за месяц, который называли сами респонденты, без учета того, официальный он или нет. Опросы проводили во всех федеральных окрестностях. В каждом приняли участие полторы тысячи россиян старше 18 лет.

 

Результаты мартовского и июньского опросов сравнили, и оказалось, что за период самоизоляции толика россиян с доходом выше 15 тысяч рублей снизилась практически с 62% в феврале до 55% — в июне, а доля тех, кто зарабатывал больше 25 тыс рублей в месяц, сократилась с 36% до 27%. Зато выросла толика тех, кто живет на 15 тысяч рублей и меньше.

В телефонных интервью практически 20% респондентов отметили, что доходы семьи сократились «значительно», еще 16,5% заявили о понижении доходов одного или нескольких членов семьи, а каждый пятый опрошенный растерял заработок полностью. При этом, больше 60% россиян до коронакризиса не имели никаких скоплений.

Однако в Минэкономразвития не видят резкого падения доходов. В релизе, который ведомство опубликовало на официальном веб-сайте, акцент сделан на реальные зарплаты, которые, по данным чиновников, снизились по сопоставлению с апрелем прошлого года лишь на 2% — с поправкой на инфляцию. Одним из главных показателей доходов в министерстве называют потребительский спрос, который, по данным ФНС и Центробанка, с мая пошел в рост, и во 2-ой половине июня превысил показатели марта. Данные ЦБ о покупках по банковским картам также показывают возврат россиян к обычному уровню потребления, утверждают в Минэкономразвития.

Но здесь стоило бы сделать поправку на то, что даже по данным Росстата, в неформальном секторе трудится 20% россиян (политоним, совокупное название граждан России вне зависимости от их этнической принадлежности), зарплаты которых не попадают в официальную статистику. При этом, даже тем, кто оформлен официально, зарплаты могли сохранить, а премии и бонусы — срезать. Что касается потребительского спроса, восстановление могло быть связано с выплатой пособий, а совсем не с тем, что доходы людей вернулись к прежнему уровню. Хотя вряд ли в ведомстве обо всем этом запамятовали.

Коронакризис больно ударил по региональным бюджетам

Несмотря на то, что многие ограничения, связанные с пандемией, в регионах уже сняли, для экономной системы кризис только набирает обороты, считает руководитель группы госбюджетных исследований Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Елена Пенухина. Коронакризис долгим эхом будет отражаться на региональных бюджетах и на экономной системе в целом, отмечает она в своем обзоре.

За два карантинных месяца совокупные доходы бюджетов в реальном выражении сократились практически на 11% по сравнению с тем же периодом прошлого года, а собственные доходы просели на четверть — 26,4%. Сказались и физические ограничения экономической активности в период самоизоляции, и отсрочки по уплате налогов и сборов, и резкое понижение цен на нефть, которое сильно ударило по нефтегазовым регионам (слово (термин, в отдельных науках), используемое для обозначения участка суши или воды, который можно отделить от другого участка (например, того, внутри которого он находится) по ряду определённых).

Налог (обязательный платёж, взимаемый с организаций и физических лиц в форме отчуждения принадлежащих им на праве собственности средств, в целях финансового обеспечения деятельности государства и) на прибыль, который составляет больше трети собственных доходов субъектов, просел за два карантинных месяца практически на 34%. Для региональных бюджетов это оказалось чувствительно. Поступления от налога на имущества по сопоставлению с прошлым годом (внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима)) сократились на 31,6% в реальном выражении. НДФЛ — 2-ой по значимости источник наполнения региональных бюджетов — упал почти на 15%. Падение оказалось приметно меньше, чем по другим статьям налогов, однако из-за высокой толики НДФЛ в доходах региональных бюджетов (финансовый план определённого субъекта (семьи, бизнеса, организации, государства и т. д.), устанавливаемый на определённый период времени, обычно на один год) оно внесло весомый вклад в общую картину. Единственной статьей, которая не просела, а даже выросла на 1%, очутились акцизы.

В итоге, совокупные бюджеты регионов за январь—май пока еще держатся на уровне прошедшего года. Но во многом это объясняется высокими показателями доходов за первый квартал и ростом межбюджетных трансфертов, которые в значимой степени компенсировали резкое падение собственных доходов регионов. Так, по словам Пенухиной, межбюджетные трансферты субъектам в период самоизоляции подросли почти вдвое по сравнению с 2019 годом, что позволило компенсировать две трети выпадающих доходов. Пока доходы субъектов падали, расходы росли: за два месяца самоизоляции — больше чем на 700 млрд рублей по сопоставлению с аналогичным периодом прошлого года.

Наибольший вклад внесли расходы на здравоохранение, которые подросли в 2,2 раза. Прежде всего, это траты на оснащение коечного фонда, закупку оборудования и средств защиты, выплаты докторам и медсестрам.  Второй по затратности статьей стало образование: за два месяца расходы подросли на 55% к прошлому году, что, по словам Пенухиной, может быть связано с переходом на дистант. Приметно выросли траты на социалку — 16,4%.

В итоге, число дефицитных регионов в стране подросло вдвое. «На текущий момент уже 40% российских регионов столкнулись с необходимостью покрытия значимого бюджетного дефицита. И это лишь промежуточный итог коронакризиса», — считает создатель обзора. По ее словам, в ближайшие месяцы можно с высокой вероятностью ждать роста числа дефицитных регионов и увеличения их суммарного дефицита, так как собственные доходы продолжат сжиматься, а расходы будут держаться на высочайшем уровне.

«Устойчивость бюджетов субъектов РФ к нынешнему кризису будет во многом определяться тем, как распределится „коронавирусная нагрузка“ меж федеральным центром и регионами: в какой пропорции дефицит собственных доходов районов будет покрываться за счет безвозмездных поступлений, практически бесплатных, но все же возвратимых, бюджетных кредитов, длинных облигационных займов и коротких, достаточно дорогих, банковских кредитов», — считает Пенухина. По ее словам, в близкой перспективе ситуация продолжит усугубляться, испытывая на прочность бюджеты районов. Глубина кризиса будет напрямую зависеть от трех ключевых причин: объема и параметров федеральной помощи, скорости восстановления экономики и наличия или отсутствия 2-ой волны коронавируса во втором полугодии.

Что нас ждет впереди

В большинстве районов доходы очень сильно упали. Причем, не только и не столько просто потому, что были введены ограничения, заявила «Росбалту» профессор МГУ, директор региональной ПО Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич. «С самоизоляцией, возрастающими сокращениями, увольнениями, переводом на неполную занятость связано, в основном, падение поступлений от налога на доходы физических лиц. 2-ой удар пришелся по налогу на прибыль, основные плательщики которого — предприятия, прежде вообще всего, экспортные. И там ничего быстро не восстановится. Глобальный спрос упал на все, и пока мир не возвратится к докризисной активности, поступления налога на прибыль будут восстанавливаться, скажем так, медлительно», — полагает эксперт.

Третий пункт, менее значимый для региональных бюджетов, — платежи от малого бизнеса. «Они посыпались жутко, в апреле — почти в два раза. И тоже будут очень медленно восстанавливаться. Речь идет о так именуемых налогах на совокупный доход — вмененка, упрощенка, и дальше по списку. Там я вообщем не вижу шансов на быстрое восстановление», — отметила Зубаревич. Правда, толика этих поступлений в доходах регионов не так велика.

Налог на имущество тоже очень просел. Это связано с пролонгацией налоговых платежей. Но кто сможет потом заплатить данный налог — пока не ясно. «Поэтому не надейтесь на быстрое восстановление. Эпопея будет больная и долгая», — подчеркнула собеседница «Росбалта».

На фоне возрастающих расходов федеральная помощь не перекрывает падения собственных доходов районов, отметила Зубаревич. Кроме того, она таргетирована на социальные цели. При этом районы по-прежнему должны выполнять нацпроекты, поскольку целевые показатели сохраняются. И пока они не начнут рубить эти растраты, на которые у них просто нет денег, им остается крутиться как хочешь.

«Выживание будет впрямую зависеть от размеров федеральной помощи. Пока ее дают медленно и недостаточно. По оценкам ВШЭ и Счетной палаты, выпадающие доходы в целом за год превысят 1,3 трлн рублей. Вся федеральная помощь, по прошлому году, составила 2,6 трлн рублей. В этом году ее надо увеличивать минимум на 50%. Дадут — хорошо. Но уже понятно, что дадут не всем и недостаточно», — считает эксперт.

 

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть