Главная / Политика / Кремль не в силах понять упорство протестов

Кремль не в силах понять упорство протестов

Кремль не в силах понять упорство протестов0

Интенсивное неприятие Дегтярева Хабаровском показало ошибочность представлений власти о том, что за каждым явлением стоят денежные средства и какие-то организаторы.

Политический кризис в Хабаровском крае стал, возможно, самым серьезным испытанием для центральной российской власти после официального окончания второй Чеченской войны. Несмотря на то, что события последних трех недель на Далеком Востоке имеют вроде бы региональную специфику, этот кризис — системный. В том смысле, что испытанию на данный момент подвергается вся политическая система Российской Федерации, выстроенная в последние два десятилетия. Отлаженная, как казалось, до последнего винтика, она сейчас дает сбой.

Что мы видим? Кремль во вполне присущем ему стиле как будто пинцетом выдернул из своего кресла руководителя Хабаровского края Сергея Фургала, поместив его за решетку. Хоть и не часто, но такое бывало, но к тому социальному взрыву, который произошел в Хабаровске, это нигде ранее не приводило. Мало ли кого до этого снимали и сажали? После аналогичной операции в 2015 году в отношении (Родство — отношения основанные на происхождении от общего предка или возникшие в результате заключения брака) тогдашнего главы Сахалинской области Александра Хорошавина люд на улицы не вышел, принял это как должное. Не было бунтов и после посадки главы Коми Вячеслава Гайзера (2015 год), вятского губернатора Никиты Белоснежных (2016 год), главы Удмуртии Александра Соловьева (2017 год). А тут такое…

Мы помним, что фаворит ЛДПР Владимир Жириновский изначально резко отозвался об аресте Фургала («На всех камер не хватит!»). Возможно, кому-то в Кремле это показалось похоже на пресловутый раскол элит — один из ночных кошмаров нашей власти. Но подобные вещи Владимир Путин умеет гасить очень быстро. ЛДПР в качестве компенсации за Фургала получила наместником в Хабаровске (город (с 1880 года) в России, центр Хабаровского края) другого собственного члена — Михаила Дегтярева. В прошлые годы такая «рокировочка» прошла бы как по маслу. Но сегодня — нет. Интенсивное неприятие Дегтярева Хабаровском наглядно показало ошибочность представлений прокремлевских политтехнологов, согласно которым за каждым массовым протестом стоят денежные средства и какая-то организованная группа. Других же идей у них, похоже, не имеется.

В то же время это также показало и то, что межэлитные договоренности в русской политике, которые играли определенную роль в прошлом, сегодня имеют значение только лишь… для этих самых элит. Людям на улице на них глубоко наплевать. И в этом тоже есть и своя логика, и примета нового времени — люди явно рассуждают в том духе, что если элиты не уважают их выбор, то почему они обязаны уважать непонятные им закулисные договоренности верхов?

Между тем по своему упорству и длительности хабаровские протесты уже превосходят даже московские выступления оппозиции эталона 2011—2012 годов. Москвичи обычно выходят на улицы разово. Как правило, это постоянно согласованные с властями митинги и демонстрации, которые проходят по устоявшимся и продиктованным властью правилам: люди проходят по строго определенному маршруту, в строго отведенное время, после чего дисциплинированно расползаются. Кроме того, между теми или иными демонстрациями московской оппозиции обычно проходит достаточно много времени. В Хабаровске же за 18 дней, прошедших с момента задержания Фургала, прошло уже 17 шествий и митингов, направленных никак не только в его защиту, но, по сути, в первую очередь, против политики федерального центра в отношении Далекого Востока.

С момента последнего «умиротворения» Чечни политика Кремля в отношении русских регионов в целом была достаточно однотипной. Она сводилась к тому, что центр постоянно прав, даже когда не прав совсем. Он забирает себе львиную долю произведенного в регионах ВВП, распределяя далее ресурсы по своему усмотрению. Главы республик, краев и областей постоянно должны были играть роль оператора центральной власти на местах, вне зависимости от того, избирались они или назначались из Москвы.

Эта система в таковой сложной стране с такими разными регионами изначально была грешна и покоилась исключительно на страхе региональных начальников, внушенном во многом событиями 2-ух последних Чеченских войн. Рано или поздно она должна была дать сбой и вот он произошел. О возможной взрывоопасности ситуации на Дальнем Востоке мне приходилось писать и говорить не раз, но система работает по принципу «гром не грянет, мужчина не перекрестится».

Кроме того, что, собственно, центр может предложить в качестве альтернативы? Перевоплотить нашу номинальную Федерацию в реальную? Но в этом случае ему, как минимум, для начала пришлось бы научиться уважать выбор людей на местах и отказаться от практики снимать и назначать региональных начальников по собственному усмотрению. Возможно такое в действующей политической системе? Очевидно, что нет. Сама ее сущность это исключает.

Тогда что? Остается либо периодически подкидывать деньжат на те или другие инфраструктурные проекты, либо тушить уже вспыхнувший пожар ассигнациями (к чему федеральная власть прибегла и на данный раз, срочно выделив Хабаровскому краю 1,3 млрд руб.), либо восполнить никудышность региональной политики телевизионным пиаром.

20 лет этот скудный набор мер федерального центра в отношении Далекого Востока худо-бедно работал, но вот на наших глазах произошел системный сбой. Который, к примеру, выражается в том, что люди (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры) (причем уже не только на Дальнем Востоке) не верят власти даже тогда, когда она приводит в оборону своей позиции вроде бы реальные факты. В этом смысле все действия федеральных органов власти по раскрытию тех или других эпизодов вменяемых Фургалу (Иванович Фургал (род. 12 февраля 1970(1970-02-12), Поярково, Амурская область) — российский политический и государственный деятель) преступных деяний, не будут иметь никакого успокаивающего эффекта. Власть так длительно лгала своему народу по-крупному, была так оскорбительно высокомерна, что сейчас любые, даже самые честные слова и предъявляемые факты, будут подвергаться сомнению, осмеянию и опровержению только лишь на том основании, что они исходят от нее.

Кроме того, люди ведь не слепы и не глухи, прочитать умеют. Информация о том, что Фургал был отстранен из-за конфликта с близкими к власти олигархами, гуляет по спец сети, и с этим ничего не поделаешь. На этом фоне все факты против Фургала, старательно озвучиваемые следствием, воспринимаются людьми со смешками и издевками.

А когда над властью смеются — это вообще очень страшный для нее звоночек. Как говаривал классик, «человечество весело расставалось со своим прошедшим…».

Конечно, «кремлевские ястребы» сейчас разрывается от переполняющего их незатейливого желания «размазать печень протестующих по асфальту». По другому говоря, от желания действовать так, как всегда. Кого-то из хабаровских оппозиционеров уже начали отлавливать поодиночке… В общем, тоже отлично известный, но порой чреватый тяжелыми для самой власти (это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению) последствиями способ борьбы с оппозиционно настроенными гражданами. Бывший президент Украины Виктор Янукович, в попытке подавить Майдан, тоже его практиковал, и мы знаем, где он сейчас…

Впрочем, главный смотрящий по стране в отношении хабаровских протестов взял пока долгосрочную паузу. Это вообще в его стиле — не знаешь что делать, поставь процесс на паузу. Рассматривая такую стратегию Кремля отрешенно, строго политтехнологически, следует признать, что она сейчас возможно является единственно верной. Другое дело, что это именно тактический прием. Стратегия же Кремля поменяться не может — в противном случае пришлось бы ломать сконструированную им же систему. Но это нереально. Другой системы там не знают, а главное, знать не хотят.

Так или иначе, но монолит сегодняшней российской политической системы (множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которое образует определённую целостность, единство) столкнулся с неспособностью решать важнейшие экономические и социальные трудности страны и народа, недовольство которого выражается сегодня политическими протестами в Хабаровском крае и не только лишь там. Переживет ли эта система текущий кризис? Скорее всего, на этот раз да, так как, как мы понимаем, власть пока не задействовала по полной свой главный политический ресурс — силовой. С другой стороны, как не раз уже приходилось отмечать, его применение тут может иметь весьма непредсказуемые последствия. А значит, если и есть выход из сегодняшнего тупика, то только временный. Главное, что остается пока непонятным — сколько это время будет продолжаться.

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан