<a href="https://www.instaforex.org/ru/">ИнстаФорекс портал</a>
InstaForex
Политика

Власть пытается заставить замолчать оппозицию и журналистов, но получается плохо

Суды над СМИ и тяжбы с политиками не красят сегодняшний режим и вызывает вопросы у населения

Власть пытается заставить замолчать оппозицию и журналистов, но получается плохо0

На фото: сотрудник полиции и участница пикета в поддержку Ивана Сафронова, задержанного по подозрению в гос измене (Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС)

Российское общество и власти (это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению), похоже, вышли на новый шаг противостояния. После голосования по поправкам в Конституцию давление на оппозицию очевидно усилилось. Под каток попали и левые, и либералы и журналисты — все, кто имеет собственное мировоззрение.

Самым громкой историей за последние сутки стал арест советника главы Роскосмоса, прежнего журналиста «Коммерсанта» Ивана Сафронова, которого подозревают в работе на забугорные спецслужбы. Уголовное дело Сафронова (свою вину он отрицает) насчитывает уже семь томов, что по словам юриста свидетельствует о длительной, возможно многолетней, слежке. В поддержку Ивана по всей стране корреспонденты провели одиночные пикеты с лозунгом: «Журналистика — не преступление».

Арест Сафронова случился сходу после приговора в Пскове, где местную журналистку Светлану Прокопьеву судили за «оправдание терроризма». Таким образом обвинение трактовало ее статью о взрыве в приемной ФСБ в Архангельске. Поддержать Прокопьеву приехали многие статусные корреспонденты из Москвы. Вместо 6 лет заключения, которые просил прокурор, суд присудил штраф. Но нужно было видеть, как публика встречала Светлану аплодисментами — это и есть ответ власти на репрессии.

Внимания власти удостоилась и думская оппозиция. Решение, принятое ЕСПЧ в пользу депутата Госдумы Валерия Рашкина было оспорено его оппонентом — Вячеславом Володиным. Спикер Госдумы назвал его политическим и ангажированным и потребовал извинений. «Документ ЕСПЧ озаглавлен „Рашкин против РФ“. В этом и есть смысл происходящего», — заявил Володин.

Предметом спора были последствия речи Рашкина на митинге 7 ноября 2009 года, где он гласил о людях, виновных в «преступлениях перед народом и русской нацией». В той собственной речи коммунист критиковал правительство за падение уровня жизни, рост цен и низкое качество мед обслуживания. Российский суд присудил за это политику штраф в 1 млн рублей.

— Судопроизводство, в особенности по политическим вопросам, о тех же выборах, находится под жестким административным контролем у гос чиновников, губернаторов, администрации президента, — рассказал «СП» депутат Госдумы от КПРФ Валерий Рашкин. — Решения иногда принимаются не по закону, а сообразуясь с интересами власти.

Мы, оппозиционные депутаты, жертвы данной ситуации. Поэтому мы вносили законы о реформе судов. Чтобы не президент назначал арбитров, а граждане их выбирали. Тогда судьи будут отчитываться только перед избирателями. Но «Единая Российская Федерация» была против.

«СП»: — Пока этого нет, россиянам приходится обращаться за правосудием в европейскую юриспунденцию — ЕСПЧ…

— Некоторые уже ссылаются на принятые поправки к Конституции, где установлен основной приоритет российского законодательства над международным. Тут есть нюансы, о которых они молчат.

В Конституции записано, что ратифицированные международные договоры, согласия, конвенции, которые после ратификации внесены в законодательство РФ, являются законами РФ. И тут как раз наступает приоритет наших законов с точки зрения исполнения интернациональных ратифицированных договоров. К таким нормам как раз и относятся политические свободы: слова, собраний, митингов и т. п.

Такового же рода договорами являются, например, соглашения о борьбе с терроризмом, с торговлей органами, с коррупцией. К примеру, конвенция ООН по борьбе с коррупцией ратифицирована, но в части ст. 20, где есть конфискация имущества, она в законах (Закон (право) — в узком смысле нормативно-правовой акт, который принимается законодательным органом государственной власти, регулирует определённые общественные отношения) РФ не прописана. Потому ведется спор о допустимости конфискации имущества. В этой части решения (многозначный термин) ЕСПЧ у нас не действуют.

Потому решение ЕСПЧ в мою пользу законно. Я как политик имел право выступать на митинге и охарактеризовывать ситуацию в стране, руководителей страны (территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко), партию власти, отдельные личности и их действия в отношении народа. Страсбург это подтвердил.

«СП»: — Спикер Госдумы, проиграв вам в ЕСПЧ, высказался довольно жестко. Намекнул, что ваши действия вредят РФ…

— Это введение в заблуждение. Я вхожу в первую десятку политиков, на которых наложены ограничения на заезд в Евросоюз, а также в США, Канаду и Австралию. В Европе меня обвиняют в том, что я защищал и защищаю Россию по вопросам Крыма и Донбасса. За то, что собирал митинги, собирал средства для помощи. Кто из депутатов «Единой РФ» находится в этом списке?

Более того, когда в ЕСПЧ рассматривался мой вопрос (форма мысли, выраженная в основном языке предложением, которое произносят или пишут, когда хотят что-нибудь спросить, то есть получить интересующую информацию), спецпредставители РФ намеренно указали, что я нахожусь под санкциями ЕС, чтобы судьи не встали на мою оборону. Вы можете такое представить?! Я спорил с этим, указывал, что это моя позиция не имеет взаимоотношения к спору Рашкин-Володин. К чести ЕСПЧ они приняли итоговое решение, независимо от вопроса о санкциях.

«СП»: — Выходит, вам теперь должны вернуть 1 млн рублей?

— По нашему закону, если истец — в этом случае я, выигрывает в ЕСПЧ, то средства, которые были выплачены мной лично Володину, мне возвратит не Володин, а государство. Но я, как человек, понимающий, что бюджет — это деньги избирателя, принял решение отказаться от компенсации со стороны гос-ва. То, что присудил ЕСПЧ — это затраты на суд.

Кроме того, я попытался изменить наше законодательство, чтобы не правительство выплачивало, а конкретный гражданин. У нас ведь жалуются в основном на чиновников, на приближенных к Кремлю, которые зная, что даже проиграв в Страсбурге платить не будут, вовсю используют административный ресурс. Но «Единая Россия», как и правительство мои поправки отклонила.

Сейчас Володину, как законопослушному гражданину (ЕСПЧ вынес решение на основании русского законодательства, в котором прописаны нормы международного права) надо извиниться передо мной, просто потому что выше Страсбурга ничего нет. Он может только обжаловать там же, в коллегии ЕСПЧ. В этом случае, я готов там выступить.

— Последняя неделя — неделя противоборства журналистов (журналистка — человек, литературный работник, который занимается сбором, созданием, редактированием, подготовкой и оформлением информации для редакции средства массовой информации, связанный с ним) и силовиков, — говорит автор расследований против гос чиновников и олигархов журналист Сергей Ежов. — За акции солидарности с коллегами в автозаках и отделениях полиции побывали 10-ки представителей СМИ, в том числе и я. Журналистов задерживают по всей стране, не только в Москве. Но основной точкой противостояния стала столичная Лубянская площадь.

Вероятно, пикеты в этом «священном» месте несусветно раздражают. И если бы с плакатами выходили куда-нибудь на Пушкинскую, то все скорее прошло бы умиротворенно и без задержаний. Но и такого влияния бы пикеты не оказывали. Значит, были бы бесполезными, а протестовать на данный момент действительно важно.

«СП»: — Напомните, что было написано на вашем плакате во время пикета?

— «ФСБ — не редактор, корреспондент — не террорист».

«СП»: — Увеличение в УК РФ числа политических статей действительно может искушать представителей спецслужб трактовать их очень широко…

— Опасность в том, что уголовные дела на журналистов из прецедентных рискуют перевоплотиться в обыденные. Тем более, преследуют СМИ либо под явно надуманными поводами, либо не напрягают себя публичным предъявлением доказательств вовсе. Да и реакция общества развязывает силовикам руки для новейших дел. Прокопьевой дали штраф — и многие облегченно вздохнули: «Не срок». Но главное в том, что журналистку признали виновной, наказание же вторично. Такие приговоры и будут длиться до тех пор, до которых мы будем им радоваться.

Действительно же радует здесь то, что журналисты научились давать коллективный отпор, несмотря на пресловутые «двойные сплошные». Не боясь ни спецслужб, ни реакции властей и хозяев изданий. Пример сотрудников «Ведомостей» показывает, что бороться можно и с личными собственниками своих СМИ.

«СП»: — Отстаивая ценности капитализма, нужно быть готовым к личному столкновению с ним…

— Как бы это высокопарно не звучало, но многие корреспонденты в своей работе действительно руководствуются общественным долгом. И по мере того, как неравенство в стране наращивается, по-настоящему профессиональная и честная работа журналиста начинает быть все более небезопасной для властей. Будь то антикоррупционные расследования, рассказывающие о незаконном обогащении гос чиновников. Или социальные репортажи, вскрывающие глубинные проблемы государства и неспособность политиков с ними совладать. Или даже простое освещение деятельности оппозиции,

Сергей Аксенов

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть