Главная / Происшествия / Хабаровский край должен быть домом для претендента

Хабаровский край должен быть домом для претендента

Хабаровский край должен быть домом для претендента

Врио губернатора Хабаровского края Миша Дегтярев готовится в августе доложить президенту РФ о состоянии дел во вверенном ему районе. Вот только докладывать, кажется, не о чем. Протесты не утихают. Фурроров миссии назначенца Кремля не просматривается. Попытка «приобрести» расположение жителей оказалась неудачной. Люди оскорблены не почтением центра к региону.

Местные политики пытаются использовать эти настроения хабаровчан. Так, депутат законодательной думы Хабаровского края Петр Емельянов предложил устанавливать ценз оседлости не мение 10 лет для кандидатов в губернаторы региона. Законопроект о соответственном изменении устава края был внесен 30 июля.

Создатель закона объяснил, что лицо, претендующее на высший пост в районе, «должно знать общественно-политическое и социально-экономическое устройство Хабаровского края (административно-территориальная единица в некоторых странах или государствах), быть авторитетным и экспертным в вопросах организации критерий и качества проживания на территориях». А самое главное: «Хабаровский край должен быть домом для претендента».

Но, по мнению первого секретаря Хабаровского крайкома КПРФ Петра Перевезенцева, такая инициатива антиконституционна.

— Это малограмотный шаг, который показывает, что автор просто не понимает, как устроен указ. Любой человек в России имеет право избирать и быть избранным. И это можно делать в любом районе. Тут действует конституционный закон прямого действия.

Если следовать логике Емельянова, то можно докатиться и до расовых, и до государственных ограничений. Скажем, на Чукотке может быть губернатором только лишь чукча, а в ЯНАО — ненец, а в Хабаровском крае — какие-нибудь нанаец или эвенк. Так быть не должно.

«СП»: — Если это нелегально, то и вряд ли реализуемо. Тогда что стоит за этой инициативой?

— Данный человек — Емельянов, вместе с Александром Каяном после ареста Фургала вышли из ЛДПР. На них обвалился вполне справедливый гнев их однопартийцев, которые напомнили, кто обычно 1-ым бежит с тонущего корабля… В результате они стали не рукопожатыми в крае.

При этом они объявили о сотворении своего движения. Чтобы обратить на себя внимание они и выдвинули требование ценза оседлости для грядущего губернатора. Но это недопустимо. Мы же даже против прописки ранее возражали. У нас все-таки многонациональное государство.

Единственное разумное исключение из такового подхода — запрет иностранного гражданства для кандидата в президенты РФ и того же ценза оседлости для него. Это как раз верно и прописано в Конституции. Я это поддерживаю. А у идеи Емельянова шансов быть принятой нет.

Завтра, в субботу, ожидаем продолжения уличных протестов. Думаю, будет приблизительно также, как в прошлые выходные дни.

Своими наблюдениями и впечатлениями от уличных выступлений в Хабаровске с «СП» поделился новосибирский блогер Росс Марсов, который находится в районе.

— Самое главное, что сейчас происходит, это попытка расколоть протест (протестом обычно понимают реакцию на общественную ситуацию: иногда в поддержку, но чаще против неё) на умеренных и буйных. Буйные — это те, кто просит возвращения Фургала, выходят ежедневно, а по выходным два раза в денек. Депутаты Емельянов и Каян — скорее умеренные. Они призывают людей уйти с улиц, ходить только лишь по тротуару и решать все проблемы не через протест, а буквально через обращение к депутатам.

Ими, а также некоторыми другими «мутными» людьми было озвучено предложение ввести десятилетний ценз оседлости в Хабаровске. Молвят, его уже внесли в виде законопроекта. Но люди это всерьез не воспринимают, мужчины перебивают, орут на тех, кто это предлагает, называют провокаторами.

«СП»: — Как люди умудряются протестовать в будние дни?

— Обычно каждодневный митинг начинается в 18−19 часов, в 20 часов идут на шествие по проезжей части, в 21.00 приходят на площадь Ленина, до 22.00 скандируют лозунги, либо бывает открытый микрофон, если есть громкоговоритель, а потом многие люди остаются, общаются. А им угрожают, пробуют напугать арестами. И делают это якобы сочувствующие. Но их особо не внемлют.

Больше всего люди опасаются, что протест будет «слит». Они собираются идти до конца. Скандируют «один за всех, все за 1-го». Активистов сейчас сажают на «сутки», но люди их не бросают. Фургала не кинули и политзеков тоже. Поддерживали, например, водителя «фургаламобиля», когда его судили — изменили маршрут шествия, пошли к суду. Полиция оправдывалась.

«СП»: — Каково общее непередоваемое впечатление о протесте?

— Мне доводилось бывать на самых разных оппозиционных культмероприятиях в разных городах России, но такой мощи народной я не лицезрел нигде. В Петербурге, Москве, Новосибирске люди выходили на расслабоне, как на пешую прогулку, чтобы покричать, чтобы их увидели, но не имея никаких планов на потом. Затем они шли пить кофе и расползались.

В Хабаровске же видно, что у людей накипело. Они воспринимают происходящее как последний шанс. На данный момент или никогда. Лозунги кричат во все горло. Состав протестующих тоже увлекателен. Тут выходит обычный народ. Не только молодежь, но и люди (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры) среднего возраста. Они весьма злые на власть. Их явно довели.

Главная движущая сила протеста — унижение со стороны власти. Тут люди весьма гордые. Здесь силен местный патриотизм. Есть даже миф, что дальневосточники — крутые люди, крепче, посильнее духом, чем вся остальная Россия. А с ними власть так поступила. Это копилось длительно, а теперь прорвало.

«СП»: — В чем конкретные претензии людей?

— Из края повсевременно выкачивают ресурсы, вывозят лес. Я сам видел на Амуре огромное количество барж, груженных лесом, которые двигались в сторону нашего прежнего острова Большой Уссурийский, который отдали в 2004 году. Многие местные активы, предприятия скупаются, местных на работу не берут даже на низовые позиции.

Весьма разозлила людей ситуация с сыном местного миллиардера Денисом Неклюдовым. Данный мажор со своими дружками — какими-то этническими бандитами в золотых цепях «понтовался», своими автомашинами они чуть ли не задавили людей, ломали флаги. Протестующие предъявляли за это претензии полиции, а те отводили глаза. Им было постыдно.

«СП»: — На завтра, субботу, что-то запланировано?

— Как обычно будет шествие. В субботу выйти готовы вообщем все. Это самый главный день протеста.

«СП»: — Каковы «стратегические» планы протестующих?

— У протестующих на данный момент план продолжать шествия, пока не поднимется вся Российская Федерация, в первую очередь Дальний Восток, Сибирь и Москва. На митингах кричат «Российская Федерация просыпайся», «Я, Мы, Он, Она, за Фургала (Иванович Фургал (род. 12 февраля 1970(1970-02-12), Поярково, Амурская область) — российский политический и государственный деятель) вся страна» и «Нам нужна поддержка всей державы».

«СП»: — Власти упрекают оппозицию за то, что ее эмиссары слетелись в Хабаровск (город (с 1880 года) в России, центр Хабаровского края) и подогревают страсти. Ясно, что они хитрят. Но все-таки объясните, пожалуйста, свою мотивацию. Почему вы приехали в Хабаровск?

— Я — сибиряк. Родился и вырос в Сибири. И повестка Хабаровского края против вывоза ресурсов, против колониального гнета Москвы мне близка. Я поддерживаю такие лозунги и приехал сюда по идеологическим соображениям. А когда узнал больше о Фургале, сообразил, что он был хороший политик. Но я здесь нахожусь как блогер, не как политический активист. В организации протестов не участвую, в основном наблюдаю, снимаю.

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан