Главная / Экономика / Беларусь уже в следующем году может лишиться экспорта электроэнергии в Литву

Беларусь уже в следующем году может лишиться экспорта электроэнергии в Литву

Беларусь уже в следующем году может лишиться экспорта электроэнергии в Литву0

Беларусь уже в последующем году может лишиться экспорта электроэнергии (физический термин, широко распространённый в технике и в быту для определения количества электрической энергии, выдаваемой генератором в электрическую сеть или получаемой из сети потребителем) в Литву из-за непримиримой позиции Вильнюса в отношении строительства БелАЭС. Но место белорусского поставщика электроэнергии готов занять российский оператор экспорта (как понятие, происходит от лат. exporto, что в буквальном смысле означает вывозить товары и услуги из порта страны или государства) и импорта электроэнергии — компания «Интер РАО».

В 2018 году Беларусь нарастила экспорт электроэнергии в Литву в 7 раз в сравнении с 2017 годом — до 1,0140 млрд. кВт.ч. В январе-апреле этого года Беларусь (официальное название — Республика Беларусь (белор) нарастила экспорт электроэнергии в Литву еще на 39,5% в сопоставлении с аналогичным периодом 2018 года — до 612,2 млн. кВт.ч, в денежном выражении экспорт возрос на 58,6% до 32,063 млн. долларов.

Так что в 2019 году Беларусь может затмить прошлогодний рекорд по экспорту электроэнергии в Литву.

Сейчас Беларусь экспортирует электроэнергию в литовскую зону энергобиржи Nordpoolspot в режиме «на 24 часа вперед» в соответствии с правилами торговли электроэнергией в странах Балтии. Согласно им, поставки электроэнергии в Литву из «третьих» государств — в том числе из России и Беларуси — не предполагают заключения долгосрочных контрактов.

После пуска БелАЭС Литва запретит экспорт белорусской электроэнергии

Президент Литвы Даля Грибаускайте (в июле она покинет данный пост) недавно выступила в парламенте с годовым докладом и заявила, что надо и дальше добиваться полного закрытия БелАЭС. «С Европейской комиссией уже подписано политическое соглашение о синхронизации электросетей Балтийских государств с сетями Западной Европы. Поэтому не надо оглядываться назад, на Восток, мы отлично знаем, что в кольце БРЭЛЛ из московских диспетчерских по проводам течет не только лишь электричество, но и политическое влияние», — заявила она.

По словам Д. Грибаускайте, страны-члены конвенции Эспо признали, что БелАЭС построена на опасной площадке. «Речь идет не о безопасности станции, речь идет о опасной площадке. Значит, на ней не может функционировать ни одна электростанция. Следует и далее добиваться полного закрытия Белорусской АЭС», — сказал она.

Новым президентом Литвы не так давно избран Гитанас Науседа. Эксперты полагают, что в вопросе «атомного» противоборства с Беларусью Г. Науседа не будет столь непримиримым, как его предшественница, он — сторонник прагматичных подходов.

Перед 1-ым туром выборов, отвечая на вопросы телеканала «Белсат», Г. Науседа сообщил, что тема БелАЭС не должна полностью затмить отношения между Вильнюсом и Минском, просто потому что Литве важно сохранить Беларусь независимой от России.

«Перестройка энергетической или производственной системы Беларуси, которая будет воспользоваться электричеством с БелАЭС, повысит уровень независимости Беларуси от России. И это весьма важно, чтобы мы могли реально говорить о независимости белорусской экономики и независимости ее энергетической системы», — произнес он.

Однако это заявление вряд ли может свидетельствовать о том, что позиция Литвы (официальное название — Литовская Республика (лит) в отношении БелАЭС важно поменяется и Беларусь сможет продолжить экспорт электроэнергии в Литву после вовлечения атомной энергии в собственный энергобаланс.

Россия наращивает поставки (может означать: Поставка в гражданском праве — последний этап выполнения договора поставки, на котором происходит возмездная передача товара поставщиком покупателю) в Литву

Серьезно наращивает поставки электроэнергии в Литву в последние два года не только лишь Беларусь, но и Россия. В 2018 году «Интер РАО» увеличила экспорт в Литву на 41% — до 4,4 млрд. кВт-ч. В первом квартале 2019 года в Литву из РФ было поставлено 1,697 млрд. кВт-ч электроэнергии, что в 2,1 раза больше, чем в первом квартале прошедшего года.

Следует отметить, что в целом экспорт российской электроэнергии в первом квартале 2019 года (внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима)) вырос на 43% — с 3,378 млрд. кВт-ч до 4,832 млрд. кВт-ч. Выручка организации от экспорта электроэнергии при этом выросла в 2,4 раза и достигла 14,5 млрд. рублей. Рост в основном связан с повышением рублевого эквивалента цены продаж из-за роста цен на бирже электроэнергии Nord Pool в зонах «Литва» и «Финляндия» и курса евро, а также с повышением объемов экспорта по этим направлениям.

Повышенный спрос на российскую электроэнергию в районе Балтийского моря эксперты объясняют двумя факторами. Во-первых, в Скандинавии значимая часть электроэнергии вырабатывается на гидроэлектростанциях и в условиях засушливой погоды топ-уровень воды в резервуарах ГЭС снижается, что влечет снижение выработки, вызывая недостаток. Во-вторых, большую роль играет рост стоимости угля.

Ранее денежный директор Eesti Energia Андри Авила пояснял, почему в 2018 году в рыночный район Nord Pool российской электроэнергии поступило больше, чем когда-либо. Дело в том, что русским компаниям — производителям электроэнергии не нужно платить квоты за выбросы СО2 (а с 2017 года цены на квоты CO2 подросли в три раза).

Таким образом, российские компании имеют конкурентное преимущество перед компаниями из Евросоюза. Такая ситуация может сохраниться вплоть до 2025 года, когда державы Балтии намерены выйти из энергокольца БРЭЛЛ.

«Интер РАО» сомневается в готовности государств Балтии выйти до 2025 года из системы БРЭЛЛ

Страны Балтии планируют до 2025 года совсем выйти из энергокольца БРЭЛЛ (Беларусь, Россия, Эстония, Латвия, Литва) и перейти на синхронную работу с европейскими энергосистемами. В связи с этим Минэнерго РФ и Еврокомиссия на данный момент обсуждают возможность сохранения экспорта российской электроэнергии в страны Балтии.

»Выход государств Прибалтики из единого энергокольца с Беларусью и Россией не означает прекращения коммерческих поставок электроэнергии», — сообщила временно исполняющая обязанности руководителя блока трейдинга «Интер РАО» Александра Панина не так давно в интервью РИА Новости.

«Это очень важная тема, которой мы занимаемся», — произнесла она. Переход на самостоятельную работу энергосистем стран Балтии планируется выполнить в 2025 году. Между тем, страны Балтии перенесли испытания по раздельной работе, которые планировали провести в этом году. «Потому мы не уверены в готовности стран Балтии (область в Северной Европе, соответствующая современным Литве, Латвии, Эстонии (в совокупности часто называемым страны Балтии или прибалтийские страны), а также бывшей Восточной Пруссии (в том числе) выйти из БРЭЛЛ в 2025 году», — отметила А. Панина.

Но даже если будет отсоединение в 2025 году, «это не значит, я надеюсь, что будут отключены все ЛЭП», сказала она. «Есть способы сохранения связи и с несинхронными энергосистемами, это вопрос на техническом уровне и экономически решаемый. Пока до 2025 года далеко и мы его не обостряем. Потому обращаю внимание, что выход из кольца БРЭЛЛ не означает, что у нас не сохранятся коммерческие поставки», — сообщила А. Панина.

«Интер РАО» готова потеснить белорусский экспорт

Кроме того, даже после пуска БелАЭС «Интер РАО» надеется сохранить экспорт российской электроэнергии в Литву буквально через Беларусь.

«Литва с осторожностью относится к строительству Белорусской АЭС, в связи с чем осенью прошедшего года министерство энергетики Литвы приняло нормативный акт о том, что с момента начала производства электроэнергии Белорусской АЭС, в том числе на шаге пуско-наладочных работ, торговое сечение Беларусь — Литва будет закрыто. То есть на физическом уровне киловатт-часы могут пойти из Беларуси, но за эту электроэнергию Литва платить не хочет», — пояснила А. Панина.

Какой выход из этой ситуации лицезреет российская компания? «Мы предлагаем свою электроэнергию, достаточно низкоуглеродную. Потому все-таки эту норму целесообразно разделить: если запрещаются поставки из Беларуси, то верно сохранить поставки из России (официально также Российская Федерация (РФ) — государство в Восточной Европе и Северной Азии). Мы даже готовы предлагать «зеленую» энергию. Министерство энергетики поддерживает нас в этом», — поведала А. Панина.

На вопрос, создает ли запуск БелАЭС возможность потеснить Беларусь на литовском направлении, она ответила: «Если будет изменено законодательство в Литве, — да».

За исключением того, сейчас «Интер РАО» просит открыть для торговли электроэнергией сечения на имеющихся линиях Россия — Латвия и Россия – Эстония, — в дополнение к уже действующим сечениям Российская Федерация (Калининград) — Литва и Беларусь – Литва. Ведь Беларусь взимает плату за транзит электроэнергии, а прямые поставки в Эстонию и Латвию были бы русской компании более интересны.

Тем более, что «Интер РАО» имеет большой потенциал для увеличения экспорта электроэнергии в страны (территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко) Балтии. Потенциал — это пропускная способность межгосударственных линий электропередачи (ЛЭП), которые соединяют Россию с иными странами. Если линии на 100% заполнены, значит, потенциала нет. «У нас потенциал есть, просто потому что наиболее востребованные линии – в Финляндию и Литву – загружены на 50-60%», — отметила А. Панина.

В 2013 году сист операторы стран Балтии подписали соглашение о том, что для поставок из других государств выделены только два сечения: Калининград – Литва и Беларусь — Литва. Чтобы прирастить их число, нужно переподписать соглашение. Системные операторы считают, что это — вопрос местных регуляторов.

«Русская сторона поднимала этот вопрос на заседаниях комитетов БРЭЛЛ — нам пока не ответили. Тут вопрос политический, и это понятно: для Эстонии и Латвии при открытии границ встает выбор меж своими электростанциями и импортом. Но мне кажется, в условиях конкурентного рынка выбор должен в первую очередь диктоваться экономическими законами»,- произнесла А. Панина.

Следующая задача, по ее словам, – увеличение перетока электроэнергии из Калининградской области. Пропускная способность линий Калининград – Литва ограничена инструкциями: «680 МВт они могут нам поставлять, 600 МВт – мы им». До 2011 года Калининградская область больше потребляла энергии, чем поставляла. Но на данный момент появились новые электростанции, и «Интер РАО» может вести экспортные поставки в большем объеме. «Русский системный оператор считает, что переток может быть увеличен до 1000-1300 МВт. Системный оператор Литвы выступает против пересмотра имеющихся ограничений. Поэтому идет отдельная дискуссия, какая на самом деле пропускная способность линий», — поведала представитель российской компании.

Также страны Балтии сейчас употребляют линии Россия – Латвия и Россия – Эстония для обеспечения собственной надежности и торговых операций меж своими энергосистемами. «В этой связи мы говорим о недопустимости возникновения дискриминационной обстановке, в которой энергосистемы стран Балтии будут использовать энергосистему РФ для своих целей и одновременно вводить ограничения для российской электроэнергии», — сообщила А. Панина.

Профицит электроэнергии после запуска БелАЭС создаст трудности для Беларуси

Когда замышлялся проект строительства БелАЭС, белорусские власти рассчитывали «излишнюю» электроэнергию экспортировать на европейский рынок. Сейчас реализация амбициозного спецпроекта в Беларуси завершается, однако пока никто внятно не может сказать, что делать с «излишней» электроэнергией. Литва отказывается покупать белорусскую электроэнергию после пуска БелАЭС, Польша не видит в этом необходимости.

Между тем, сторонники строительства БелАЭС рассчитывали, что к 2020 году потребление электроэнергии в стране возрастет до 47 млрд (натуральное число, изображаемое в десятичной системе счисления единицей с 9 нулями (1 000 000 000 = 109, тысяча миллионов) в системе наименования чисел с длинной шкалой) кВт-ч. Сильно ошиблись — чуть ли не на 10 млрд кВт-ч: в 2018 году потребление электроэнергии в Беларуси составило 37,8 млрд. кВт-ч (возросло на 2,3% в сравнении с 2017 годом).

«Когда у нас темпы потребления электроэнергии были одни, все задумывались, что так будет и дальше. Но не так сложилось. Сейчас у нас складывается профицит электроэнергии. В 2021 году в нашем энергобалансе «встречаются» атомная и «зеленоватая» электроэнергия – 2400 МВт — атомной и около 830 МВт – от ВИЭ. Нам нужно будет как-то поискать баланс между ними», — отметил начальник управления энергоэффективности, экологии и науки Минэнерго Беларуси Сергей Гребень 30 мая на круглом столе «Перспективы совершенствования ветроэнергетики в Республике Беларусь», которая прошла на Белорусской универсальной товарной бирже.

«Не нужно было создавать этот профицит», — заметил в ответ гендиректор научно-производственного общества «Малая энергетика» Анатолий Смирнов.

По словам А. Смирнова, после ввода в эксплуатацию БелАЭС «никакого излишка электроэнергии у нас быть не может». «А будет потенциальная возможность реализации большего объема электроэнергии. Потому что баланс такой, что электроэнергию девать некуда: она либо потребляется, либо экспортируется», — объяснил эксперт.

Он считает, что проблему «лишней» электроэнергии в Беларуси после пуска АЭС следовало бы решать иначе, «Вопрос: как использовать гидроаккумулирующую станцию, которая была построена в русские времена для выравнивания графика Игналинской АЭС? Вот это был бы хороший выход», — выделил эксперт.

По мнению исполнительного директора ассоциации «Возобновляемая энергетика» Владимира Нистюка, Беларусь могла бы продавать в Литву не атомную, а «зеленоватую» энергию.

Комментируя эту тему, А. Смирнов заметил, что теоретически такая вероятность есть у тех «зеленых» установок, которые были построены в Беларуси ранее и уже успели вернуть вложенные в их строительство инвестиции. Однако не все так просто.

«Куда девать «излишнюю» электроэнергию, до сих пор неизвестно. Многие думают, что это могла быть Литва. Хотя там общее потребление электроэнергии составляет вообще всего лишь 10 млрд. кВт-ч в год, а собственное производство — 6,5 млрд. кВт-ч. Даже если бы Литва естественно отказалась от той энергии, которая идет ей в счет компенсации закрытия Игналинской АЭС из Швеции по кабелю по супер льготной стоимости (Литва через шведский подводный кабель покупает электроэнергию по 3,5 цента за кВт-ч — Прим. ред), она могла бы у нас приобрести всего лишь 3,6 млрд. кВт-ч электроэнергии. А у нас только один блок АЭС будет производить 9 млрд. кВт-ч. Так что это — не панацея», — подчеркнул А. Смирнов.

Напомним, физический запуск первого энергоблока БелАЭС запланирован на осень 2019 года, 2-ой – в 2020 году. Два реактора БелАЭС будут производить 18 млрд кВт-ч – около половины сегодняшнего объема электроэнергии, которую потребляет Беларусь. Это означает, что уже через два года более 50% от общего объема электропотребления в стране будет обеспечивать БелАЭС.

Ранее заместитель министра энергетики Беларуси Миша Михадюк сообщал, что после запуска БелАЭС изменится принцип формирования загрузки диспетчерского видеографика. Если сейчас в базе диспетчерского графика стоят тепловые электро станции, то после запуска в базе графика будет атомная электрическая станция как наиболее эффективная, – то есть, менее эффективные энергомощности будут употребляться в последнюю очередь.

Таким образом, с появлением в балансе энергосистемы державы атомной электроэнергии изменится не только режим работы ТЭЦ, но и объем производимой ими электроэнергии. Как следует, снизятся и доходы областных энергоорганизаций, хотя их затраты при этом не поменяются. И это – еще одна проблема, с которой Беларусь столкнется после ввода БелАЭС.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан