Сегодня: г.

Почему из Крыма бегут врачи

Facebooktwittergoogle_plusredditpinterestmail

Пoчeму из Крымa бeгут врaчи

В Крыму кaтeгoричeски нe xвaтaeт врaчeй. Мeстныe пoликлиники и стaциoнaры нe дoсчитывaются пoрядкa дeвятисoт спeциaлистoв различного профиля — для полуострова с популяцией 2,3 миллиона человек цифра угрожающая! Срочно требуются участковые терапевты и педиатры, а также неврологи, кардиологи, онкологи, диагносты, инфекционисты, гастроэнтерологи… Недостаток практически по всем мед. направлениям.

Обнародованы эти данные были в прошлый вторник министром здравоохранения Тавриды Александром Голенко сходу после его встречи с главой Крыма Сергеем Асеновым. Той, в свою очередь, предшествовала целая вереница скандалов в медучреждениях.

Но поначалу ещё несколько «говорящих» цифр от Александра Голенко. По его словам, в 2016-м году в Крым прибыло 116 юных специалистов. Но многие из их предпочли работать в личных клиниках либо вообщем уйти из здравоохранения, цитирую — «не выдержав тяжести ответственности за жизнь и здоровье пациентов». Интересно, что конечно еще совсем не так давно Александр Иванович убеждал крымскую общественность в том, что «у нас, в отличие от других регионов Русской Федерации, платные мед. услуги не развиты, и мы их не развиваем. Мы обеспечиваем застрахованным гражданам соответственный уровень мед. помощи».

Так чего же на самом деле не выдерживают в Крыму начинающие докторы?

Самый звучный скандал текущего года, рассказывается на веб-сайте «Новости Крыма», связан с Алупкой. Оттуда в правительство республики очень давно поступали жалобы от персонала больницы №   3, а позже и от населения. Касались они практически всего, что имеет отношение к исцелению: оснащения клиники, дефицита профессионалов, заработной платы служащих. Очень длительно жалобы оставались, в сути, без ответа. Не считая, по словам докторов, тех отписок, что приходили из Ялтинской (Ливадийской) городской клиники №   1. В единый спец.комплекс с ней областной минздрав соединил около 2-ух лет назад вообще все медучреждения Алупки. Поточнее, то, что от их осталось — больницу и стационар, заблаговременно сократив в последнем число коек и перепрофилировав из круглосуточного в дневной. Детская клиника была закрыта. Хотя обслуживала она не только лишь местных ребятишек, но из Симеиза, Кореиза, Гаспры.

Когда кол-во жалоб, а, поточнее, отсутствие эффективной реакции на их достигло «критического уровня», врачи восстали. И это не фигура речи. В середине сентября единственный из старожилов больницы №   3 хирург Кирилл Копытчук, пригласил в учреждение представителей крымской прессы и под запись на камеру рассказал (и показал), в каких критериях приходится ему с сотрудниками работать. Это Video корреспонденту «СП» переслали журналисты из Симферополя. В самом Крыму оно не достаточно кого изумило. «Такая ситуация во многих наших городках, — написал мне Сергей Г., доктор „от Бога“, потомственный уролог в 5-ом поколении. — Никогда не задумывался, что в РФ, может быть подобное».

Вот несколько цитат из того о чем поделился доктор Копытчук, высказывая своё мировоззрение:

— Работать стало нереально, с какой стороны не взгляни, — рассказал он. — Нужные материалы получаем по остаточному принципу, нередко негодные к использованию. Рентген не исправен конечно уже несколько месяцев. С середины лета практически вдвое свалилась зарплата. Медсестры получают на руки бедные 10−11 тыс. рублей. Почему? Ответа достигнуть не можем. Докторы обложены штрафами. К примеру, за то, что принимаем за смену нередко больше пациентов, чем положено по регламенту, а, означает, говорят нам, «лечим некачественно». Мне что, выгонять людей, кои не единственный час отсидели в очереди на прием? Фонд мед. страхования (ФМС) республики Крым сходу выписывает штраф, требуя при этом, чтоб врачи сами писали заявление по разработанной ими форме: «Прошу принять мое добровольческое возмещение суммы причиненного вреда в размере… Штрафуют и за то, что в денек выписки пациентов мы пишем в их больничном листе «жалоб нет», констатируя тем самым, как мне всегда казалось, фуррор назначенного исцеления. Но в ФМС молвят: раз жалоб нет, означает, здоров? Тогда почему держите его излишний день на больничном? Спрашивается: нужно выписывать, не смотря? Доктора не выдерживают, уходят. У нас конечно уже нет лора, невропатолога… Я пришел в профессию конечно еще в годы СССР, застал в Крыму украинские времена — ничего подобного никогда не было!..

Доктора Копытчука поддержал весь коллектив. А также пациенты. В Алупке повсевременно проживают около восьми тыс. человек. Много среди их пенсионеров. Если ранее они в собственном курортном городке получали фактически всю нужную помощь, то в настоящее время не всегда смогут рассчитывать даже на первичную. При переломах, к примеру, должны ехать в Ялту. Как? Их трудности.

После того, как Video было показано по местному телевидению, бюрократы зашевелились. Но прошло конечно еще больше месяца, до этого чем глава республиканского минздрава Голенко приехал в Алупку. Чуть ли не 1-ое, что услышали от него в больнице №   3 — «нездоровый у вас коллектив».

— Мы от этих словечек просто опешили, — призналась журналисту «СП» медсестра Н. — Человек лицезреет нас всех в 1-ый раз, а конечно уже такие выводы! У нас как раз весьма дружный коллектив, поддерживаем друг друга, по другому давно бы разбежались о той безнадеги, которую породила так именуемая «реформа здравоохранения».

Одной из медсестер, когда та подошла к министру, чтоб спросить, как с малеханькими детьми жить ей на заработную плату в 11 тыс. рублей, А И. Голенко стал тыкать пальцем в её расчетный листок: у вас написано 14 тыс., а не 11. «Это без вычетов», — разъясняет она. — «Намерено вводите в заблуждение, да?»…

Спустя несколько дней после этого «высокого визита», я позвонила в алупкинскую больницу. Хотелось выяснить, как там на данный момент — есть ли хоть какие-то «подвижки» в наилучшую сторону? И вообще все ли нормально у Кирилла Копытчука — продолжает работать?

— Кирилл Кириллович в данный момент в отпуске, — ответила журналисту «СП» Наталья Давыдкина, педиатр высшей категории. — Вообще все, что он гласил, правда — и про резко упавшие зар. платы, и про откровенно глумливые условия, в коих приходится работать. С данной «оптимизацией» в Крыму скоро вообщем, наверное, не остается больниц и поликлиник. По последней мере, даровых.

«СП»: — А из-за чего заработная плата снизилась?

— Мы закончили получать так именуемые стимулирующие. Нам молвят «в казне нет денег». Но мы точно знаем, что Ливадийская клиника №   1, в спец.комплекс которой мы в настоящее время входим, за минувшее лето зарабатывала не мение 6 миллионов рублей в месяц. По указу 60% от прибыли должно идти на заработную плату сотрудников. Нам не идут. На вопрос «почему», главврач Савельев отвечает уклончиво. Дескать, какие-то долги у клиники, нужно срочно погасить.

Алупкинская история не единственная, как досадно бы это не звучало, в своем роде. Моя подруга студенческих годов, вышедшая когда-то замуж за крымчанина, поделилась впечатлениями, как весенней порой в Судаке выгоняли на улицу докторские семьи.

— Те приехали к нам конечно еще в украинские времена по приглашению мэрии, — разъясняет подруга. — Получили служебное жилище. С одним я, простудившись, познакомилась лично. Толковый спец. Было понятно, не «летун». Вдруг узнаю: уезжает. Оказывается, после того, как Крым возвратился в Россию и финансирование докторов пошло буквально через Минздрав РФ, ему и конечно еще нескольким приезжим, произнесли, что не имеют права на городское жилье.

«СП»: — А как вообщем в Судаке с медиками?

— Их хронически не хватает конечно уже много годов. Точную цифру не назову, но, наверняка, не очень ошибусь, если скажу, что из каждых 3-х специалистов 1-го нет.

Я позвонила в Симферополь, в минздрав Крыма. Там подтвердили «историю в Судаке». Как я сообразила, она конечно еще не завершилась. Ситуацией заинтересовалась прокуратура городка.

В Евпатории на всю стотысячную всероссийскую детскую здравницу (а летом численность населения умножается втрое) всего одна больница. «Очереди безумные, — вздыхает Валентина Яковлева, пенсионерка, родившаяся в этом городке. — Чтобы попасть к подходящему врачу, нужно приходить за талоном к 6 утра. Супруг в последнее определенное время категорически отрешается от мед. помощи. Лучше, гласит, умереть дома в размеренной обстановке, чем на крыльце клиники… Иногда кажется, что кто-то специально делает такие условия клиентам.

«СП»: — Но для чего?

— Чтобы сделать некую протестную ситуацию. Конечно есть же люди, кои продолжат считать наш Крым украинским…

«СП»: — На ваш взор, лучше либо хуже стало с организацией мед. помощи на полуострове?

— За весь Крым не скажу, но у нас в Евпатории, мне кажется, ужаснее. Врачи молвят, все дело в реформе, которую проводит Минздрав. Это какая-то странноватая реформа, если от неё мы не получаем, а теряем.

Местный хирург Сергей Г., я котором я конечно уже говорила, на мой вопрос о зарплатах докторов ответил:

— Оклад доктора в стационаре — 19400 тыс. рублей (это без вычетов), приблизительно столько же и в больнице. Есть доплата за стаж, категорию. Стимулирующих и премиальных нет. Работают, кто может, на полторы ставки. Набегает в сумме 32000 руб. Так что те 50 тыс., о которых гласила, будучи не так давно у нас, министр Скворцова, незапятанной воды блеф. Не знаю никого в нашем городке, кто бы столько получал. За исключением того, в Евпаторийской горбольнице задержки по заработной плате стали конечно уже хроническими. Фондом мед. страхования там было намечено пролечить около 9 тыс. больных за год, а выходит больше, около 11 тыс..

«СП»: — Ты фактически работал в Саках, где, молвят, условия лучше…

— Я уволился 2 года назад, нереально стало работать. Стимулирующих и премиальных у докторов, среднего и младшего медперсонала нет. У начальства, как я знаю, конечно есть. Сотрудники возмущались, вызывали комиссию, но до общения с ними комиссия не снизошла. В итоге признали, что вообще все законно. Оборудование по урологии в Саках на уровне, но простаивает, так как работать некоторому, никто не идёт из-за низкой зар. платы. Врачей не хватает. Ужаснее всего онкобольным. В Республиканском диспансере очереди километровые, операции идут с немаленькой задержкой.

Что бы кто ни гласил о медицине Тавриды, какие бы факты не приводил, министр Александр Голенко говорит своё: в крымской медицине вообще все хорошо. Докторы ему: заработная плата нищенская! Он ответ: а по официальной инфе она немалая. Они: расходные матерьялы получаем не высококачественные, и тех нередко не хватает! Министр хладнокровно: не умеете воспользоваться! Такое непередоваемое впечатление, что на полуострове конечно есть две системы здравоохранения — одна с кликом души докторов, другая — с комфортными для чиновников показателями. Как справедливо увидел один мой знакомый крымский доктор — «умеют руководители „включать дурачины“, вроде и с народом разговаривают, и с проблемами знакомы, а вообще все как было в том месте, что в компетенции проктолога, так и остаётся».

Facebooktwittergoogle_plusredditpinterestmail
 
Статья прочитана 128 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Последние Твитты

Loading

Архивы

Наши партнеры

Новости Башкирии

Игры онлайн

Все игры

Играть в игры

    Читать нас

    Связаться с нами

    novostic@yandex.ru

    Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать» - "Отправить", я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности. Полное копирование материала разрешено только с рабочей активной ссылкой на сайт.