Главная / Экономика / Спад российской промышленности сложно назвать случайным

Спад российской промышленности сложно назвать случайным

Спaд рoссийскoй прoмышлeннoсти слoжнo нaзвaть случaйным

Рeкoрдный зa вoсeмь годов спад индустрии в ноябре породил пессимистические настроения относительно грядущего российской экономики. Ничего ужасного, это разовая ситуация, индустрия восстанавливается, успокаивают в Минэкономразвития. Что же случилось в прошлом месяце с индустрией и правду ли молвят в министерстве, отвечающем за экономический рост?

Наибольшее за восемь годов падение русской промышленности в ноябре носит разовый нрав и не меняет общего тренда на восстановление, считает глава Минэкономразвития Максим Орешкин. «Мы лицезреем последние данные не весьма хорошие, но это разовая волатильность, связана с отдельными историями в отдельных отраслях. При этом общий тренд остается положительный», – произнес он.

Меж тем, когда Росстат показал падение промпроизводства в ноябре на 3,6%, это оказалось очень неожиданным результатом. Ни ведущие экономисты, ни само Минэкономразвития о падении даже не задумывались, рассчитывая на маленький, но рост. А в итоге случилось наибольшее с 2009 года падение. Таковой провал в индустрии заставил многих задуматься о том, что наметившийся тренд на восстановление русской экономики очутился временным и Россию ожидает не наилучший 2018 год. Что же так обвалило индустрия в ноябре?

В экономическом ведомстве разъясняют резкое падение индустрии воздействием сделки ОПЕК+ в совокупы с теплой погодой. Нефтяная операция привела к падению выпуска в добывающем секторе на 1%. Температурный же момент привел к падению производства электроэнергии на 6,4%.

Плюс сказалось падение в ноябре обрабатывающей индустрии на 4,7%, больший негатив занесло металлургическое про-во. Серьезное падение наблюдается в производстве драгоценных и других цветных металлов, а также ядерного горючего – на 28,7% в ноябре. Вобщем, проблемы тут были и в октябре (минус 19,5%), когда в целом индустрия резкое понижение не показала. Но в МЭР считают, что эта динамика вызвана высочайшей волатильностью и не носит базовый характер.

Но экономисты случайностей тут не наблюдают. Никто, естественно, не опровергает, что ОПЕК+ и теплая погода оказали воздействие, в частности, на падение добычи нефти, производства термический и электроэнергии, а также понижение спроса на газ. «Однако погодный момент не является решающим. Основной негатив таит в себе спад в машиностроении, коий составил в ноябре 6,7% к уровням прошедшего года», – парирует партнер практики «Промышленность» «НЭО Центр» Александр Ракша. По его словам, конечно еще в прошлом году благодаря рекордно низким ценам на нефть начался неспешный, но верный переход обрабатывающего сектора в фазу роста. В прошедшем году машиностроение показало спад на 0,9%, но, как ни феноминально, это стало одним из наилучших показателей за последние годы. Для сопоставления: в 2015 году машиностроение упало сразу на 8,9%.

В этом году нефть подорожала, доходы от экспорта нефти подросли, в экономике появились денежные средства, что привело к разморозке инвестпрограмм. Но инвестиции идут на закупку ввезенного, а не русского оборудования. Да конечно еще укрепление рубля делает завезенные из других стран аналоги чуть-чуть дешевле.

«Основными бенефициарами выступили конкретно зарубежные производители. По сущности, единственная подотрасль российского обрабатывающего производства, которая на данный момент показывает уверенный рост, – это автомобилестроение, да и то во многом благодаря совершенно беспрецедентной по своим масштабам госпрограмме поддержки автопрома», – гласит Ракша. Потому падение промпроизводства в ноябре случайным он не считает и не лицезреет предпосылок для видоизменения ситуации в 2018 году: стимулов для роста обрабатывающего производства чуть-чуть.

«Спад в индустрии в ноябре вряд ли носит разовый нрав. В этом конечно можно будет скоро убедиться, когда появятся данные за декабрь и за год в целом», – пессимистичен также ген.директор экспертной группы VETA Дмитрий Жарский.

Противоречащие же этому комменты главы Минэкономразвития Орешкина связывают впрямую с занимаемым им креслом, фактически именно его ведомство отвечает за динамику экономики. «Можно спорить, как велик на самом деле ноябрьский спад. Но с позиции здравого смысла конечно можно заключить, что угрюмая официальная оценка полностью соответствует действительности. Если мы верили недавнешним позитивным показателям, указывающим на рост русского ВВП, то нет обстоятельств не доверять статистике из того же источника в случае ее ухудшения», – считает старший риск-менеджер ИК «Норд Капитал» Виталий Манжос. А пробы Минэкономразвития прикрыться неофициальным расчетом «медианной» динамики темпов роста в обрабатывающей индустрии, которая смотрится поболее выигрышно, он считает «лукавой попыткой оправдать нехорошую тенденцию с помощью видоизменения методики расчета показателей».

Справедливости ради нужно отметить, что имеется и статистическая причина спада в обрабатывающей индустрии на 4,7% (что в основном и воздействовало на ноябрьский общий итог). «В прошедшем году был принят новейший ОКВЭД (ОКВЭД-2), в связи с чем Росстат провел реклассификацию отраслей индустрии. В результате одни сектора индустрии оказались статистически «укрупнены», а остальные – «разукрупнены», то конечно есть выделены в отдельную статью. Потому

рост производства в ноябре 2016 года в годичном исчислении на 2,7% очутился во многом «бумажным», а в текущем году статистический момент уже не действует, отсюда и спад, коий в Минэкономразвития окрестили «разовой волатильностью», – разъясняет замдиректора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова.

И вообще все же в любом случае статистика указывает общий спад русской промышленности. «Даже если исключить «бумажный» завышенный рост ноября 2016 года, то на данный момент много отраслей, кои по-прежнему переживают спад. В частности, швейная индустрия, производство стройматериалов, неких видов хим. продукции и электрического оборудования. Например, про-во асбестоцементных листов (шифера) в ноябре свалилось почти на 22% в годичном исчислении», – отмечает Мильчакова.

Инвестиции в сектор металлургии сократились на 15%, в про-во готовых железных изделий – на 8%, в про-во транспортных средств – практически на 28%. Низкий спрос на недвижимость приводит к сокращению производства строй материалов, пищевая индустрия растет медлительно из-за низкого потребительского спроса.

«В декабре такового спада в годичном исчислении конечно уже не станет, однако это не значит, что вообще все проблемы конечно уже решены. Весьма важно посодействовать машиностроению и строительной отрасли инвестициями. А для этого надо менять налоговый климат», – резюмирует Мильчакова.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан