Главная / Финансы / Платежный баланс Беларуси: дефицит растворился в нефти

Платежный баланс Беларуси: дефицит растворился в нефти

Платежный баланс Беларуси: дефицит растворился в нефти0

Нацбанк опубликовал платежный баланс Беларуси за 2018 год. Откроешь его — не поверишь. По итогам прошедшего года недостаток счета текущих операций, который является предпосылкой многих бед Беларуси, практически сошел на нет. Как это стало допустимо?

Для осознания обстановке чуть-чуть теории. Платежный баланс державы отражает соотношение валютных платежей, поступающих в страну из-за границы, и всех ее платежей за границу. Счет текущих операций платежного баланса включает внешнеэкономические операции с экономическими ценностями. Под текущими операциями понимаются операции с продуктами, услугами и доходами.

Недостаток платежного баланса по текущим операциям значит, что стране нужно находить источники для его финансирования — естественно привлекать займы, продавать активы.

Время от времени с недостатком текущего счета гос-ва сражаются с помощью девальвации — понижают цикл государственной валюты, чтобы тем самым повысить ценовую конкурентоспособность экспорта и уменьшить импорт (за счет его удорожания).

Такового очень давно не было

Для Беларуси многие годы был характерен высочайший недостаток текущего счета платежного баланса. Последний раз счет текущих операций платежного баланса находился в положительной области в 2005 году. В следующие годы (из-за роста цен на энергоэлементы, требований РФ делиться с ней нефтяными доходами, стимулирования внутреннего спроса) недостаток в платежном балансе Беларуси был весьма значимым.

Так, в 2007-2014 годы недостаток текущего счета превосходил и 5%, и даже 10% (!) ВВП. В 2015-2016 годы, когда власти стали ограничивать валютное предложения и обеспечивать ценовую стабильность, недостаток текущего счета уменьшился до 3,8% и 3,5% ВВП, соответственно, но оставался значимым.

Большой недостаток текущего счета властям приходилось финансировать, в том числе, за счет займов. Если в 2006 году наружный госдолг Беларуси составлял 2,6% ВВП, то в начале 2017-го — 28,4% ВВП. Таковой же показатель, по данным Минфина, сформировался и на 1 января 2019 года.

Стабилизация топ-уровня наружного госдолга Беларуси в 2017-2018 годы произошла на фоне улучшение обстановке в платежном балансе ( Баланс — равновесие, уравновешивание). В 2017 году недостаток счета текущих операций платежного баланса был равен 1,7% ВВП, а по итогам 2018 года (внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима)) — вообще всего 0,4% ВВП.

Такового лучшего результата в платежном балансе Беларусь не знала с 2005 года. Благодаря чему недостаток посчастливилось свести к минимуму?

Как докладывает Государственный банк в комменты к платежному балансу, «сокращение размера недостатка счета текущих операций случилось за счет роста положительных сальдо наружной торговли услугами и вторичных доходов».

Что касается услуг, все просто напросто. За 2018 год положительное сальдо наружной торговли услугами подросло на 9,3% по сопоставлению с 2017 годом до 3,3 млрд баксов. Такая положительная динамика стала вероятна благодаря повышению экспорта компьютерных услуг. Кстати, положительное сальдо наружной торговли услугами позволило в 2018 году перекрыть отрицательное сальдо наружной вели торговлю продуктами (2,7 млрд баксов).

Нефтяные доходы

Что касается роста положительного сальдо вторичных доходов, то тут требуются отдельные пояснения. По данной статье отражаются, в том числе, операции с перечислением пошлин. До 2010 года по данной статье фактически отсутствовали довольно серьезные потоки, но позже ситуация поменялась.

В 2011-2014 годы Беларусь уплачивала пошлины от экспорта нефтепродуктов в русский бюджет. Соответственно, в данный период сальдо операций по вторичным доходам было отрицательным для Беларуси.

После подписания контракта о ЕАЭС Беларусь (официальное название — Республика Беларусь (белор) с 2015 года стала зачислять в собственный бюджет экспортные пошлины на нефтепродукты, выработанные из русской нефти.

Соответственно, в 2015-2016 годы отрицательное сальдо вторичных доходов пропало. А в апреле 2017 года президенты Беларуси и РФ условились о «перетаможке» нефти — механизме компенсации Беларуси больших цен на газ, и со 2-ой половины 2017-го объем вторичных доходов Беларуси, получаемых из РФ, стал повсевременно расти.

Так, в 2017-м вторичные доходы сектора госуправления Беларуси, поступившие из РФ, составляли 1,18 млрд баксов и возросли практически в два раза по сопоставлению с 2016-м.

В 2018 году, когда в бюджет Беларуси были зачислены таможенные пошлины с 6 млн тонн русской нефти, вторичные доходы гос-ва, поступившие из РФ, по сопоставлению с 2017-м подросли на 38,2% до 1,64 млрд баксов.

Внедрение нефтяной схемы позволило не только лишь прирастить доходы бюджета, но и, как лицезреем, приметно сделать лучше состояние платежного баланса.

Недостаток вновь станет расти?

Отсутствие недостатка текущего счета (либо его малая величина) — лучшая ситуация, не требующая вербования дополнительных займов или реализации активов. Не возникает в этом случае и предпосылок для девальвации.

Меж тем, специалисты подразумевают, что недостаток текущего счета платежного баланса Беларуси может вновь начать расти.

Платежный баланс Беларуси: дефицит растворился в нефти1Перспектива роста недостатка текущего счета платежного баланса полностью настоящая, основания для такового совершенствования событий наблюдаются, отмечает научный гендиректор Исследовательского центра ИПМ Ира Точицкая.

«Налоговый маневр в нефтяной отрасли РФ провоцирует рост входящей цены на нефть, что породит повышение импорта. Неясно, как в данной обстановке будут конкурентоспособны белорусские НПЗ. Таким образом, значимая часть денежных доходов, поступающих в страну, очутилась под вопросом», — констатирует Ира Точицкая.

Платежный баланс Беларуси: дефицит растворился в нефти2Старший специалист «Альпари» Вадим Иосуб также считает, что ухудшение обстановке в платежном балансе полностью допустимо.

«У нас может продолжать расти экспорт услуг, но утрат, связанных с воздействием налогового маневра на платежный баланс, это не компенсирует. Потому риск роста недостатка (недостача; недостаточность чего-либо) текущего счета платежного баланса полностью очевиден», — считает Вадим Иосуб.

Если это произойдет, власти обратятся за новыми заимствованиями, считает Ира Точицкая.

«Чтобы минимизировать размер таких заимствований, можно ждать определенных шагов по сокращению расходов и повышению доходов бюджета. В частности, за счет уменьшения налоговых льгот. Это, наверняка, позволит привлечь дополнительные ресурсы в бюджет и, может быть, как-то восполнить утраты из-за налогового маневра», — считает Ира Точицкая.

При этом специалисты не ждут, что правительство будет использовать курсовую политику для решения возможных заморочек в платежном балансе.

«Госдолг и корпоративный долг в основном номинированы в зарубежной валюте. Соответственно, ослабление курса нацвалюты механически ведет к повышению долговой нагрузки на правительство и предприятия. Потому маловероятно, что власти будут использовать девальвацию для решения возможных заморочек в платежном балансе», — считает Вадим Иосуб.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан