Главная / Общество / Лукашенко хоть и диктатор, но у него стоит поучиться, как защищать жизнь людей

Лукашенко хоть и диктатор, но у него стоит поучиться, как защищать жизнь людей

Властям нужно разобраться, что они сделали не так в период пандемии

Лукашенко хоть и диктатор, но у него стоит поучиться, как защищать жизнь людей0

На фото: президент Белоруссии Александр Лукашенко во время грандиозной церемонии возложения цветов к Вечному огню в День независимости Белоруссии (официальное название — Республика Беларусь (белор) (Фото: Sergei Grits/AP/TASS)

Диктатура президента Белоруссии Александра Лукашенко (Григорьевич Лукашенко (белор) достигнула невиданных пределов: он, как демиург, управляет первоосновами бытия. А иначе как разъяснить, что смертность от заразного вируса в стране — 4,5 на 100 тыс. человек?! И это при том, что не было ни принудительной изоляции здоровых людей под опасностями штрафов, ни цифровой слежки, ни закрытия всего и вся — начиная от скамеек и скверов и заканчивая университетами и школами.

Эти меры борьбы с заразой активно применялись чиновниками в РФ, но не помогли сохранить жизни людей хотя бы на уровне Белоруссии. Смертность в РФ от коронавируса — 6,9 на 100 тыс. человек. При том, что денежных, медийных и иных ресурсов, брошенных на локализацию вируса, у нас было потрачено намного больше.

Может, Лукашенко «химичит» со статистикой? Но, во 1-х, в такой маленькой стране ничего скрыть невозможно; а, во-вторых, делегация Глобальной организации здравоохранения посещала Белоруссию и криминала не обнаружила.

Празднование Пасхи, Первомая и проведение Парада Победы эпидемию тоже не разожгли. Совсем не потому, что у белорусов неколебимое здоровье и не из-за «гипноза» Лукашенко. Сработали три фактора: чёткость госуправления, русская система здравоохранения и дисциплина народа. Сознательность людей всегда увеличивается, когда они видят логику в решениях власти, а не просто желание заработать на беде очередной млрд или загнать «стадо» под цифровой «кнут», используя эпидемию как предлог.

Происхождение заразительного вируса до сих пор неясно. Президент России (другое официальное название — Российская Федерация (РФ), — государство в Восточной Европе и Северной Азии) заявил, что «нам нужно противодействовать тому, что случилось. А не рассусоливать на тему о том, откуда это взялось».

Звучит неубедительно. Это всё равно, как если бы при разливе дизельного горючего в Норильске решили не искать виновных, а только устранять последствия катастрофы. Ясность с коронавирусом нужна — в интересах науки и общества.

Каковы же последствия борьбы с эпидемией для хозяйственной деятельности? Академик РАН Сергей Глазьев, выступая на сессии Столичного экономического форума «Covid меняет мир. Оздоровление России — экономическое, психологическое, соц», привёл данные, касающиеся спада производства. Из государств, входящих в Евразийский экономический альянс, меньше всего пострадала Белоруссия. Страна осталась в пределах денежной устойчивости.

Что же касается России, Казахстана, Киргизии и Армении, то в среднем цифра «схлопывания» составила 20% от ВВП. Придётся либо растрачивать резервы, что уже происходит, либо наращивать долги.

А теперь — утопия. Представим, что все державы Евразэса с начала марта 2020 года пошли бы по иному, чем рекомендовала ВОЗ, пути. А конкретно: сохранили хозяйственную деятельность по максимуму; не закрыли границы между гос-вами Союза; вместо запугивания населения срочно собрали региональную медико-эпидемиологическую структуру из специалистов-вирусологов для разработки фармацевтических средств и вакцин.

Беда всегда объединяет людей (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры). У нас вышло по-другому. Если бы Роспотребнадзор не давил на управление Русской православной церкви, не было бы закрытия храмов на Пасху, а, означает, обошлось бы без нынешнего противостояния вокруг Среднеуральского женского монастыря и его основоположника схиигумена Сергия Романова.

Вслед за Пасхой Россия могла бы провести в «военной обстановке», с максимальными мерами предосторожности, Парад Победы 9 Мая. Такой праздничек стал бы точкой сборки «сил добра». Вынос знамени Советского Союза на Параде — это наше право, и мы обязаны его вернуть. Чтить советский народ-победитель, который шел в бой и в цех, в партизанский отряд и в колхоз под красноватым флагом — святая обязанность потомков. Это наша историческая память, в её сердцевине — кровь 10-ов миллионов людей. Разве можно предавать героев — победителей фашизма…

Вирусный кризис открыл окно способностей для перегруппировки сил на постсоветском пространстве. Евразийский союз мог бы не только сохранить здоровье людей и экономику, но и воскресить мечту человечества о справедливом обществе. Где от каждого — по способностям, а труд — это не обворовывание ближнего, но украшение планетки и заявка на общее будущее.

К сожалению, пока «многоядерный», действенный, гибко реагирующий на мировую повестку дня, да и просто напросто слаженно работающий Евразийский союз — лишь мечта. И это при том, что уже сегодня он соединяет воединыжды 182 млн. человек, проживающих на 14% мировой суши. Огромный вещественный ресурс на обильном духовном поле!

Почему же этот проект госстроительства — буксует? Очень много воруют «прорабы» и «архитекторы», утаскивая средства в офшоры, на личные виллы и дачи? Утрачены умения и профессионализм, нет кадров, способных забирать на себя ответственность и предъявлять созидательный результат, а не очередной провал? Мешают неприятели, в лице мирового домината (тайного правительства), перед которым покорливо склоняют выи несменяемые управленцы? Или запуск масштабного интеграционного проекта — лишь имитация, еще одна уловка-морковка для доверчивых граждан?

Однозначно ответить сложно. Очевидно одно: Российская Федерация — самая большая страна Евразэса, и от её правящего класса, от политической системы, от общественного самочувствия народа в значительной мере зависит успех грандиозного спецпроекта.

Почему же наши достижения столь скромны?

Участникам сессии Столичного экономического форума был задан вопрос: «Использует ли правительство России текущий кризис как вероятность роста?» Ответы распределились так: а) да, у правительства не осталось выбора (14%); б) да, но не полностью, меньше и медленней, чем надо (30%); в) нет, эта власть (это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению) не заинтересована в смене политики (56%).

Сергей Глазьев увидел, что все ответы в той или иной мере правильные. Правительство работает в режиме пожарной команды, и оно заинтересовано в том, чтобы переломить ситуацию и выйти на экономический рост. Но в рамках бюджета сделать новые возможности для развития нереально, а власть на финансовом рынке находится в руках денежных спекулянтов. «Надо признать, что могущественные круги, которые манипулируют Центральным банком, оказываются более влиятельными, чем политические установки сверху», — увидел Сергей Глазьев.

С другой стороны, «силы зла», обслуживающие финансовых спекулянтов, не являются кое-чем фатально-демоническим (как не является им и коронавирус). Центробанк — орган госвласти и регулирования, и его управление утверждается Госдумой. Неужели нашему парламенту и правящей партии нравится, что абсолютно каждый скачок курса рубля вниз — это 25−30 млрд. рублей прибыли для денежных спекулянтов за счет разорения всех остальных?! Или всё-таки нет?

Лидия Сычева

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан