Главная / Общество / Смертная казнь и эвтаназия уже с нами

Смертная казнь и эвтаназия уже с нами

Смертная казнь и эвтаназия уже с нами0

Сама жизнь в РФ устроена так, что без всяких решений чиновников оба этих института стали ежедневной реальностью.

Высокие чиновники обсуждают возможность легализации эвтаназии (практика прекращения жизни человека, страдающего неизлечимым заболеванием и испытывающего вследствие этого заболевания невыносимые страдания, по его просьбе) в РФ, а депутаты Госдумы предложили вернуть смертную казнь. Опросы демонстрируют, что большинство граждан поддерживают обе идеи. Едва ли не впервые за долгое время власть и люд едины. Возникает вопрос: почему в обществе усилились мрачные макабрические настроения?

Доказательством тому страстная, порожденная Госдумой дискуссия о новой категории людей (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры), которые стали жертвой Перестройки — по аналогии с жертвами политических репрессий с соц льготами. Кстати, жертвами Перестройки, по опросу ВЦИОМ, себя считает четверть людей, а желающих получить льготы по этой статье в полтора раза больше, что гласит об ироничном отношении населения к инициативам руководства.

Так вот, не надо нам изводить время и силы на полемики, возвращать ли смертную казнь и разрешать ли эвтаназию, ибо сама наша жизнь устроена так, что без всяких уложений оба этих института стали реальностью. Топ-уровень здравоохранения в стране (территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко), которая гордится тем, что находится на шестом месте в мире по топ-уровню ВВП (ППС), постыдно низкий. В пересчете на душу населения российское государство растрачивает на лечение своих граждан меньше, чем небогатая Румыния или наш партнер по БРИКС Бразилия.

Что уж гласить о богатых странах: Норвегия, которая, как и Россия, живет за счет кормилицы-нефти, растрачивает на жителя в 23 раза больше средств, чем мы. В России за 2020—2022 годы госбюджетные расходы на медицину составят 2,9% ВВП. Это в 3-4 раза ниже, чем в странах «большой семерки». Вобщем, Запад, как мы установили, чахнет и загнивает, посему всяким англосаксам нужно постоянно хворь выводить. Мы скрепами сильны и от духовности соками наливаемся.

Реформа здравоохранения довела приличную для своего времени советскую медицину до чахоточного состояния. Сегодня в РФ пациентов зачастую пользуют так, что лечение похоже на эвтаназию, о чем говорят ненароком попавшие в захудалые провинциальные клиники иностранцы. Если серьезно, то рассуждать об эвтаназии нам рано, потому что у большинства россиян просто напросто нет выбора. Прежде чем ставить вопрос об эвтаназии, надо научиться достойно жить и достойно вылечивать. Если власть при нынешнем состоянии здравоохранения и социального обеспечения потворствует схожим дискуссиям, это выглядит кощунственно.

Схожие мысли возникают относительно смертной экзекуции. Слишком много странных убийств неудобных людей — Борис Немцов, Сергей Магнитский, Анна Политковская, Наталья Эстемирова, Юрий Щекочихин, Александр Литвиненко… Поверило ли общество в судебные вердикты?  Не постоянно убийство имеет политический подтекст. В 2017 году в СИЗО был убит исполнительный гендиректор «Роскосмоса» Владимир Евдокимов. Следствие в тупике, скоро на инопланетян грешить начнут…

В русских тюрьмах в год умирает около четырех тысяч человек, то есть семь человек на тыс заключенных, тогда как в среднем в Европе этот показатель равен 2,8. Число самоубийств в наших кутузках превышает 450 случаев в год, намного больше, чем в любой стране Евро союза. Таким образом, даже для случайно преступившего через закон человека родимая кутузка — хождение по тонкому лезвию со смертельным риском.

Жестокость нашей власти (это возможность навязать свою волю другим людям, даже вопреки их сопротивлению) — ее родимое несмываемое пятно. Государству существенно легче принять суровый закон, чем смягчить его, даже если разумеется, что пулеметная очередь приговоров рикошетом бьет по самому государству (политическая форма организации общества на определённой территории, политико-территориальная суверенная организация публичной власти, обладающая аппаратом управления и принуждения, которому). Толика оправдательных вердиктов, которые выносят наши судьи, — 0,25%, в 40 раз меньше, чем в пик Грандиозного террора при тиране Сталине. Не надо ныть! Как говорил Жеглов, взыскания без вины не бывает.

Сколько раз президент прилюдно и убедительно говорил о том, что силовики разоряют и кошмарят бизнес. Убытки на сотни млрд! Последний раз — в мае по итогам «прямой линии» Путин дал поручение исключить применение статьи 210 УК РФ (Организация криминального сообщества) по экономическим делам против российского бизнеса. Срок — до 1 августа, но до сих пор поручение не исполнено. Забитые коммерсанты тем временем сматывают удочки и сворачивают инвестиции. Доверие к силовым структурам и к суду находится на уровне безоговорочного нуля.

Стоит ли удивляться мрачным умонастроениям, охватившим общество? Непередоваемое впечатление, будто оптимизм выветрился из нашей жизни. Сегодня только в желтоватом доме можно услышать песни вроде «Эх, хорошо в стране русской жить» или «Легко на сердце от песни веселой», которые пела страна. Сейчас иные мотивы — «Я укрылся в подвале, я резал кожаные ремни, стянувшие слабенькую грудь». Но эти песни скоро попадут под запрет, ибо можно разглядеть вредную рекламу…

Проще простого было бы объяснить унылое и даже обреченное настроение долгими экономическими невзгодами. Даже не долгими, а темными, без огонька надежды. Мы ничего не понимаем в макроэкономике, но знаем, что Примаков за полгода после ужасного кризиса поднял ВВП на 24%. Мы знаем, что нелепый Трамп разогрел экономику США так, как не удавалось ни одному умному президенту. Мы читали, что ленинский НЭП за считанные годы возвратил страну на уровень процветающего 1913 года. Даже фашист Франко сделал экономику процветающей. Наше правительство не может. Так длительно не может, что закрадывается ощущение, что не хочет. Чему же радоваться? Одно слово — вышка и крышка, в смысле эвтаназия…

Бизнес запуган. Сейчас надо прижать к ногтю граждан. А то пошли разговорчики, что выросло непоротое поколение. Но это во вред молодежи. Просто потому как народ — это дети, без строгости на дурную дорожку, как у соседей случилось, потянет. Как еще разъяснить запредельную тяжесть приговоров по «московским беспорядкам», которых вовсе не было.

Тенденция всеобщего ожесточения подкрепляется строительством заборов в информационном пространстве, под благим предлогом ограничить влияние иноземцев на неокрепшие умы. При этом не отменен стратегический курс на модернизацию и цифровую революцию. Но вся эпопея государства Российского показывает, что наверстать технологическое отставание удавалось только лишь в периоды открытости и сотрудничества с Западом. А закрытость, все равно в эпоху ли Николая I или Брежнева, безизбежно приводила к тяжелому поражению. Мы уважаем историю, как никакую из наук, так для чего же наступать на грабли?

И, как говорится, на посошок, еще одно предложение власти из того же кладбищенского ряда — реанимация вытрезвителей, которые в советскую эру служили негласным хранителем отечественного культурного кода. Это заведение — финишная и трагическая точка духовных скитаний русского человека, который пытаясь поискать внутреннюю гармонию, мечется между трезвостью и пьянством и, в силу фатальной склонности к крайностям, завершает их в черном и трагическом помутнении. Наш вытрезвитель — свойственник иностранной эвтаназии…

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан