Главная / Политика / «Челябинск, Челябинск, я ещё не хочу умирать…»

«Челябинск, Челябинск, я ещё не хочу умирать…»

«Челябинск, Челябинск, я ещё не хочу умирать…»0

Страдающие от вредного производства паронита жители три месяца ждут ответа на свое письмо (в значении сообщение — текст на бумаге или других материалах, используемый при переписке между двумя и более адресатами) от Алексея Текслера 

В поселке Першино, популяцией более пятисот жителей, людей время от времени тошнит. Взрослых меньше, а дети, бывает, мучаются приступами рвоты двое и трое суток. Здешние доктора объясняют родителям, что причина тому вредоносный воздух от предприятий. Вот как подует ветер, разгонит газы, дети и перестанут мучиться. Самое вредоносное предприятие – по производству паронита. Его открыли на неподалеку от Першино, на Аджарской улице, 2, несколько лет назад. После чего и стало людей тошнить в зависимости от погоды и темпов труда паронитопроизводителей. Просто потому люди с надеждой молятся Богу Погоды и радуются ветрам.

Я бы не поверил в схожее, если бы жители Першино не рассказывали все это лично мне. Если вы полагаете, что поселок Першино это кое-где в Уганде иль в Бангладеш, и местные жители не умеют читать-писать, то очень ошибаетесь. Это в одной из самых цивилизованных и правовых государств мира, где забота о здоровье людей и сбережении населения является основной государственной политикой! Это, вы не поверите – в России. Более того – в Челябинске! В городке, чутка ли сказать, трудовой доблести и славы!

«Чаще травят по ночам»

— У нас тут в районе дымная свалка. А с паронитового завода, который неподалеку, постоянно летят на поселок маленькие частицы. И все мы тут мучаемся бронхолегочными заболеваниями, — рассказывает жительница поселка Першино (топонимМария Шелишпанова. — Муж мой не так давно умер от болезни легких. И часто у детей наших тошнота, рвота.

— По вечерам в очах словно песок какой, — жалуются бабушки Любовь Мингалеева и Нина Зуева. – Внуков нельзя привезти погостить.

Я в рассказах не сомневаюсь, просто потому как у меня самого уже через полчаса пребывания в поселке запершило в горле. Прямо под стать наименованию селения – Першино. И это притом, что в данный момент за забором паронитового завода не слышно было никаких звуков работы.

— В основном они работают по ночам, шифруются, — объясняет еще один мой собеседник — Александр Шмаль. – Но выхлопы от завода чувствуешь круглые сутки.

Я не стал повторять путь моих коллег-журналистов, которые сюда приезжали ранее, пробовали штурмовать неприступное предприятие. Мечтали встретиться с руководством – бесполезно, естественно. Очевидно, никто бы и со мной разговаривать тут не стал, а уж тем более – показывать производство. Ясно и без того, что про-во более чем зловредное. Иначе его бы не прятали за глухим забором от прессы и от общественности.

Любопытно, что в январе 2018 года работа этого паронитового предприятия под заглавием «ООО Техно Проф» решением суда Советского района (территориальная единица в ряде государств: СССР, России, Азербайджана, Белоруссии, Литвы, Молдавии, Украины, Узбекистана и Таджикистана) города Челябинска была приостановлена, как особо страшная для всего живого, включая людей. Но не успел народ вздохнуть с облегчением, как практически через несколько недель душегубка вновь заработала. Только сейчас она поменяла название на «ООО УЛИХ».

Что такое УЛИХ, никто не знает. Местные предлагают такие расшифровки: «Укажем Людям (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры) Идти на Х..», «Жестокое убийство Людей Испарением Хризотила», или еще что-то в этом роде. Ну, а поскольку «УЛИХ» никакой суд не закрывал, то он и работает, продолжая дело почившего «Техно Проф». Вот такая обычная манипуляция со сменой вывески, а в результате все остались в дураках, включая арбитров.

Но люди не хотят идти на …, они опять взялись писать жалобы. Но же руководство УЛИХа уже каким-то неведомым нам методом договорилось с контролирующими органами. Похоже, даже с генпрокуратурой. В результате на эти жалобы приходят успокоительные ответы. Например, из ответа (реплика, вызванная заданным вопросом или реакция на какое-либо событиезаместителя прокурора прокуратуры Металлургического района Челябинска Р.Д. Султанова от 26 апреля 2019 г. следует: «…у предприятия имеется спецпроект нормативов предельно допустимых выбросов вредных веществ в атмосферу, разрешение на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух стационарными источниками. Объекты предприятия, оказывающие негативное воздействие на окружающую среду, поставлены на муниципальный учет, им присвоена 2-я категория негативного воздействия на окружающую среду».

Проще говоря: УЛИХ получило разрешение отравлять атмосферу и население вредными субстанциями, а потому терпите. А если хилый – сразу в гроб.

Чиновники защищают отравителей

Но першинцы жаждут жить. Более того, они желают, как в Европе, жить долго и дышать чистым воздухом. А потому написали коллективную жалобу самому временно исполняющему обязанности губернатора Челябинской области Алексею Текслеру: требуем-де вообщем убрать смертельно опасное предприятие за пределы города Челябинска! А если и это не очень поможет, то погрозились поехать в Кремль и вручить петицию самому главному борцу за их народное счастье.

Я, признаться, тоже не понимаю: почему нелегальные на Западе ядовитые производства, связанные с использование асбеста, нефраса и другой очень вредной химией, могут работать в России прямо под носом у населения?

Они у нас как бы даже контролируются и как бы работают в рамках допустимых характеристик, если верить письму заместителя прокурора Р.Д. Султанова. Только першинцы, подавляя кашель, уже никому не веруют и предлагают мне прийти внезапно с независимыми экспертами на само предприятие. Все там запечатлеть, замерить. Мысль показалась мне интересной. Но как проникнуть неподкупным экспертам на завод?

И я отправился с этим вопросом к заместителю прокурора Природоохранной прокуратуры Челябинской области Наталье Дримановой.

— Указ о прокуратуре Российской Федерации позволяет провести внезапную внеплановую проверку, — объяснила Наталья Николаевна. – Но, чтобы провести проверку, нужен повод. Основанием являются сигналы, воззвания граждан о нарушениях экологических требований и прав граждан на безопасные условия жизнедеятельности.

— Есть, есть такие сигналы! – говорю я привлекательному прокурору.

— И в то же время, согласно нынешнему законодательству, прокурор или зампрокурора вынося мотивированное решение о проведении внеплановой выездной поверки, должен ставить в известность руководителей предприятия о проверке (Тестирование Инвентаризация Допинг-контроль Проверка подлинности Служебная проверка Проверка орфографии Проверка на дорогах Камеральная налоговая проверка Выездная налоговая проверка Проверка).

— Как это должен ставить в известность?! Что это за неожиданная проверка, если директоров предприятий заранее о ней упреждают? – недоумеваю я.

Специфичность производства паронита в том, что после изготовления очередной партии этой спецпродукции через трубу в воздух выбрасывается ядовитое облако, состоящие из паров нефраса и других вреднейших элементов. Затем облако постепенно растворяется и концентрация яда в атмосфере снижается до минимума. Потому поймать химиков-отравителей, что называется, с поличным, требуется как раз во время работы их душегубки.

— Есть положение 294-го Федерального указа от 2008 года, в котором сказано, что руководитель предприятия должен быть уведомлен о проверке не мение, чем за сутки, — разводит руками Наталья Дриманова.

— Ну и какой смысл в схожей проверке? Это все равно что подозреваемого в производстве наркотиков за сутки предупредить, что мы завтра к именно тебе заявимся на квартиру с обыском.

— Вопрос этот не ко мне. Я всего лишь рядовой исполнитель, который действует в соответствие с федеральным законодательством. Если генпрокуратура и природоохранные органы этот закон нарушат, явятся с проверкой без подготовительного уведомления, то результаты их проверки будут признаны недействительными.

— И это какие же… люди таковой закон изобрели? И что вы об этом законе думаете.

— Народные избранники из Гос думы, разумеется, приняли. А я, в силу своих должностных обязанностей, не имею права данный закон обсуждать.

Бизнес кошмарит людей

Как пояснил мне потом не пожелавший публичности большой гос чиновник из Челябинского Заксобрания: закон этот, мягко говоря, сомнительный приняла Госдума после исторического изречения «Перестаньте кошмарить бизнес!». И как только лишь его кошмарить перестали, бизнес порою начал сам кошмарить. Поэтому предприятия вроде УЛИХа неуязвимы по всей РФ. В их цехах могут производить не только паронит, но и смертельный «боярышник», паленую водку и всякий страшный контрафактный продукт. А чего им бояться? Их же за сутки предупредят о «внезапной» проверке.

Кстати, глава комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов избирался в депутаты как раз от Челябинска. И не просто напросто от Челябинска (седьмой по количеству жителей, пятнадцатый по занимаемой площади город Российской Федерации, административный центр Челябинской области, городской округ с внутригородским делением), его избирательный округ находится на территории именно Металлургического района! Района, где предприятия меняют вывески и травят обитателей парами нефраса. Спросить у слуги народа, что он думает об этом, мы не смогли. Его ассистентка по СМИ Алла Юрьевна две недели кормила нас обещаниями, но в итоге глава Комитета Госдумы по экологии так и не снизошел до того, чтобы прокомментировать экологическую ситуацию в собственном родном округе.

Чем опасны «мелкие» предприятия вроде УЛИХа, просвещал меня все тот же гос чиновник из Заксобрания, у них низкие выхлопные трубы. И вся отрава стелется по земле на километры вокруг: на овощные грядки, на садовые деревья. И биться в такой атмосфере за здоровье, продолжительность жизни россиян нелепо.

Паронитовый правитель Александр Стародумов

Второе производство паронита в Челябинске расположено в промзоне по адресу: улица 2-я Потребительская, 32 б. Тут помимо паронитового еще ряд всяких цехов. И постороннему человеку легко просочиться на территорию, потому как сторож на общих воротах не расспрашивает: кто, куда и для чего идет.

Несмотря на воскресный день, паронитовый цех работал. Войдя в него, я сходу же с непривычки ощутил резь в глазах и спазмы в горле. Надо сказать, что сам я не с Альпийских лугов приехал. В свое время служил и на дизельной субмарине, и кочегаром трудился на бывшем заводе «ЗиЛ». А тут сразу прямо до тошноты.

По версии жителей поселка Першино, люди в таких цехах работают только лишь в противогазах и чуть ли не в космических скафандрах. Ничего подобного. Семь-восемь юных мужчин под руководством юного мастера в этом угаре трудились даже без респираторов! Оборудование допотопное. Фотографировать, понятно, не разрешили. Со всеми вопросами адресовали к начальству, которое «в пн будет».

Но то, что я здесь увидел и ощутил, по-моему, тянет на уголовную статью о злобном нарушении законодательства об охране труда и здоровья граждан. Мне искренне жалко этих молодых работяг, которые явно в таких условиях до пенсии не дотянут. Хорошо бы, если какие асоциальные элементы, а то ж работящие и полезные мужики.

— Сколько можно тут заработать? – спросил я у изнуренного паренька с болезненным ликом.

— Тыс двадцать, — ответил он.

А ведь начальники этого адища явно огребают на здоровье работяг-бедолаг деньжищи немалые. И плевать им на тех, кто на них горбатится.

И не такое уж про-во паронита в Челябинске «мелкое», как утверждал мой собеседник. Руководитель паронитового производства (в экономическом смысле — процесс создания какого-либо продукта) на улице Потребительской Александр Стародумов, который, как мы подозреваем, является также и реальным собственником производства на улице Аджарской, весенней порой этого года похвалился в своем аккаунте в ВКонтакте, что его компания занимает 3-ть (!) рынка производства и сбыта паронита в России и странах СНГ.

Паронитовый правитель Челябинской области публично позиционирует себя в качестве успешного коуча, прошедшего обучение в западных институтах. Он проводит тренинги для предпринимателей и представителей органов власти, о чем с нескрываемой гордостью ведает у себя в Фейсбуке и ВКонтакте. То есть учит добиваться успеха по магическим зарубежным методикам. А сам, по сути, получает прибыли за счет здоровья обычных мужиков, работающих без респираторов, и выбросов ядовитых газов.

Вот «покошмарить» бы данный бизнес, но, к сожалению, некому.

Кстати сказать, из цеха на улице Потребительской тоже выведены низкие вытяжные трубы, и никаких видимых дымов в разгар работы из этих труб не наблюдается. Вредные газы, оказывается, бесцветные.

Рядом с паронитовым цехом еще достаточно производств, на которых до сотни людей, наверняка, также дышат этою отравой. А куда деваться? Им тоже не напророчишь длинной счастливой жизни. Как написал челябинский народный поэт Егор Сердитый:

Век у челябинца недолог,

И просто потому ужасен он,

Труба дымит, чадит на город,

И умирающего стон

Снова в ночи под небом лунным

Летит сквозь смог в смертельной темноте.

Недолго жить и деве юной

На сей отравленной земле…

Письма с экологического фронта

Наша редакция, растревоженная страданиями челябинцев, выслала запросы в соответствующие органы и вот какая прям-таки гоголевская история из этого вышла.

Ответ из Управления челябинского «Роспотребнадзора» гласит примерно то, что они не имеют право «кошмарить» бизнес ООО «Улих» и ООО «Техно Проф» по указу от 26 декабря 2008 года, за номером 294-Ф3. А потому «Роспотребнадзор» не совал туда и носа.

На деньках я связался по телефону с Валентиной Кабировой, челябинской помощницей того самого главы Комитета по экологии Госдумы Владимира Бурматова.

— Как быть с людьми, которые вопиют от производства асбеста? – спросил сотрудник.

И Валентина Алексеевна пояснила, что «Роспотребнадзор» на депутатский запрос прислал ответ: они все проверили, вредных выбросов (Выброс (статистика) — результат измерения, не подпадающий под общее распределение) нет. Все в рамках указа.

Ну ничего себе! В редакцию все тот же челябинский «Роспотребнадзор» сообщает:

«Плановые контрольно-надзорные культмероприятия в отношении ООО «Улих», ООО «Техно Проф» …не проводились в соответствии с требованиями Федерального указа…».

Вот и пойми, кто кого дурачит?

В ответе из Министерства экологии Челябинской области шершавым и никому не ясным языком сообщается, что письмо из «Версии» они перенаправили в челябинский «Росприроднадзор» и в челябинский «Ростехнадзор». В то же время министерство нам докладывает, что, согласно разъяснению Федеральной службы в сфере природопользования, с 1 января 2019 года выдача разрешений на выбросы в атмосферу загрязняющих веществ является нелегитимной (читай – нелегальной). Стоп! Но как тогда быть с ответом заместителя прокурора прокуратуры Металлургического района Челябинска Р.Д. Султанова от 26. 04 2019 г., в котором сказано: «…у предприятия имеется (…) разрешение на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух». Но если учитывать, что в письме из прокуратуры отсутствует слово «законное» разрешение, тогда вроде пазлы сходятся.

Не мение ошарашивающий ответ получила редакция из челябинского «Ростехнадзора».

«В территориальном разделе муниципального реестра опасных производственных объектов Уральского Ростехнадзора за организациями ООО «Улих», ООО «ТД Техно Проф» … небезопасных производственных объектов не зарегистрировано.

Согласно пунктов 6,7 «Требований к регистрации объектов (Объект — философская категория, выражающая нечто, на что направлена практическая или познавательная деятельность субъекта (наблюдателя)) в муниципальном реестре <…> отнесение объектов к опасным производственным объектам осуществляется эксплуатирующей организацией на основании проведения их идентификации.

<…> ООО «Улих», ООО «ТД Техно Проф» документов на регистрацию небезопасных производственных объектов в Уральское управление Ростехнадзора не подавали <…> На основании вышеизложенного, контрольно-надзорные функции в отношении вышеуказанных учреждений Ростехнадзор осуществлять не может, ответить на ряд поставленных вопросов, касающихся соблюдений требований промышленной защищенности данными организациями, не представляется возможным. Ю.А. Шувалов (заместитель руководителя)».

Прочитав это очень много раз, я понял, примерно, так: начальники опасных предприятий (самостоятельный, организационно-обособленный хозяйствующий субъект с правами юридического лица, который производит и сбывает товары, выполняет работы, оказывает услуги) сами решают, в силу собственной морали, любви к Отечеству или же их отсутствия, заявлять им правду, что производство у них опасное, или не извещать. А так как в нашем случае руководители ООО «Улих» и ООО «ТД Проф» об опасном производстве не заявили, то оно считается безопасным и потому челябинский «Ростехнадзор» вопросов к ним не имеет.

Ответ из челябинского «Росприроднадзора», в корне противоречащий ответу из областного Министерства экологии, в частности, говорит:

«…ООО «Улих» приказом Управления (Челябинского «Росприроднадзора») № 860 от 27.08.2018 г. выдано разрешение (Разрешение, сделать что-то — антоним к слову «запрет») на выброс вредных (загрязняющих) веществ в атмосферный воздух №1914 на период с 27.08.2018 по 26.08.2025».

Дальше говорится: «ООО «ТД Проф» является объектом, подлежащим региональному государственному экологическому надзору. Информацией о реквизитах разрешения на выброс данного предприятия Координирование не располагает… В 2018 – 2019 годах контрольно-надзорных мероприятий в отношении ООО «Улих» Управлением не проходило. Не подлежит включению в План проведения проверок юридических лиц и индивидуальных бизнесменов».

Единственное, что мне становится понятным из всех этих ответов – упразднить бы все эти контролирующие, как бы, организации. А на сэкономленные от упразднения денежные средства вредные предприятия перевезти за город по требованию населения. А для чего все эти природоохранные и человекоохранные организации, если, судя по их ограниченным способностям, они могут только писать туманные ответы, из коих следует, что заниматься жалобами людей никто серьезно не собирается.

Жители Першино понадеялись на внимание к их беде нового управляющего области Алексея Текслера. Тем более о внимании к экологическим проблемам того просил сам президент державы, назначая на эту должность. Но прошло уже три месяца, как они направили письмо новому главе района, но ответа так и не получили.

Теперь думают, голосовать ли им за такого губернатора. И собирают подписи под письмом гаранту Конституции.

Москва-Челябинск-Москва.

Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан