Главная / Происшествия / «Это современный Освенцим»: СК Белоруссии не торопится наказывать за пытки

«Это современный Освенцим»: СК Белоруссии не торопится наказывать за пытки

"Это современный Освенцим": СК Белоруссии не торопится наказывать за пытки

После президентских выборов в Белоруссии были задержаны более 6 тыс человек (общественное существо, обладающее разумом и сознанием, а также субъект общественно-исторической деятельности и культуры). Как минимум 450 из них были избиты, и потом рассказывали о пытках и унижениях, которым их подвергали при задержании. Волонтерский спецпроект Probono.by, который помогает задержанным, получил с начала протестов более 1,5 тыс обращений, но Следственный комитет не возбудил ни одного уголовного дела в отношении служащих МВД и других структур, причастных к преступлениям против мирных людей. Корреспондентка «Открытых медиа» посетила больницы и побеседовала с несколькими пострадавшими (жертва — 1) человек, пострадавший или погибший от чего-либо; 2) человек, пострадавший или погибший ради чего-либо; 3) животное, объект охоты хищника; 4) живое существо или предмет, приносимое в дар).

Одним из пострадавших стал 30-летний Роман Зайцев, который вышел на промоакцию протеста 9 августа и получил в грудь «нелетальную»светошумовую гранату. Результат — огромная дырка в груди, разрыв барабанных перепонок, повреждение легкого, огромное количество рваных ран от осколков и черепно-мозговая травма, а также оторванные фаланги 2-ух пальцев. Мужчина провел в медикаментозной коме несколько дней и на данный момент находится в военном госпитале.

Компенсацией за ранения семья не занимается, и денежные средства в качестве поддержки ей перечисляют неравнодушные белорусы. Супруга пострадавшего опасается, что после выписки правоохранительные органы могут заинтересоваться Романом как участником несанкционированной спецакции.

Другого пострадавшего, водителя автобуса Павла Сибилева, спец следователь «навестил» почти сразу же после того, как тот пришёл в себя. 10 августа, под конец смены, на его маршруте начали создаваться баррикады, и Сибилев вышел из автобуса, чтобы побеседовать с коллегой, который тоже встал на маршруте. Когда мужик собирался вернуться в салон, то почувствовал некий удар сзади: как выяснилось потом, в него попали светошумовая граната и несколько резиновых пуль. На данный момент он понемногу приходит в себя, однако все еще испытывает сильные боли. Тем не мение следователь, по его словам, допрашивал пострадавшего несколько часов.

«Мог меня опросить за 30 минут, а часа два всё продолжалось. Но мне скрывать нечего. И моя точка зрения такая, что всё орудие против людей тогда — это несправедливо было. У людей ничего не было, умиротворенно все, спокойно. Хотелось бы, чтобы виновные понесли за это все взыскание, но не будет этого, думаю», — заявил Сибилев.

 Родион Терешков был задержан 9 августа, когда пошел гулять в центр города. Когда станцию метро «Немига» в один момент закрыли, он попытался добраться до дома пешком, но на месте появились автозаки с ОМОНом, который «начал «паковать» всех попорядку, в том числе Родиона», а в автозаке ему и другим задержанным распылили в лицо перцовый газ. Некое время спустя он смог позвонить жене и сказать, что его везут в изолятор на улице Окрестина, после чего она не слышала и не лицезрела его в течение пяти суток.

То, что происходило с ним все это время, молодой человек именует современным Освенцимом: «Били все время: пока мы выходили на улицу, пока досматривали наши вещи. Восемь часов люди лежали на брусчатке на улице. 25 человек спали с включенным светом в камере 3 на 4 метра». По его словам, некоторая женщина из ОМОНа раздевала девушек и била их дубинками, прогуливалась и постоянно смеялась, а разным группам людей отдавали команды раздеться донага. Еду начали давать только на третьи сутки: людей «покормили» заплесневелым хлебом и кислой кашей с чаем, зато повсевременно запугивали тем, что в следующий раз они вернутся домой «грузом-200».

После (дипломатический представитель высшего ранга своего государства в иностранном государстве (в нескольких государствах по совместительству) и в международной организации; официальный представитель) освобождения Терешков поехал снимать побои во Фрунзенское РУВД и подал заявление об избиении, а буквально через несколько дней ему сообщили, что заявление перенаправили в Следственный комитет. «Но меня даже в камере держали больше 72 часов без суда или официальных обвинений. Так что на данный момент я больше беспокоюсь не о том, что будет признан факт, а о том, чтобы мне не дали еще суток 10 или больше», — сообщил он.

19-летнего дизайнера Елисея Федина задержали в Могилеве на 3-ий день после выборов, когда по всей стране начались мирные спецакции протеста против насилия силовиков. Сам он предложил организовать цепь солидарности 12 августа, но намедни был задержан на стадионе вместе с друзьями. «Как только мы узрели мужчин в черных балаклавах, то пробовали убежать, но нам навстречу выскочило еще около 10 мужчин в гражданском и в медицинских масках. Один из них сделал мне подсечку под ноги, я свалился. Хотел подняться, но тут же получил удар кулаком в глаз. Позже были еще удары, в том числе ногами», — рассказал Федин, которого продолжали избивать и в автомашине по пути в УВД Могилевского облисполкома.

Сотрудники милиции (название: парамилитарных организаций, созданных для защиты предприятий и транспортных коммуникаций от противоправных посягательств и пожаров, поддержания порядка при массовых мероприятиях,) интересовались, сколько Елисею заплатили, и пробовали выяснить, кто именно его курирует, однако потом обратились в дежурную скорую около УВД и отправили в больницу, попросив не рассказывать, что его избивали конкретно сотрудники милиции. Медики зафиксировали у него закрытую черепно-мозговую травму, ушиб грудной клеточки, перелом решетчатой кости, сломанную орбиту глаза с рассечением века.

«Скоро пришел сотрудник следственного комитета. Я написал заявление по факту избиения работниками милиции и кражи мобильного. Через минут 20 тот же спец следователь явился уже с сотрудником уголовного розыска — мне вернули мой телефон. При этом предупредили, что после выписки меня ожидает уголовная статья, что меня посадят минимум на три года за компанию митингов», — говорит Елисей. Сейчас его уже выписали из клиники, и он переживает, что может оказаться жертвой «подставы» со стороны милиции, пока в Следственном комитете не торопятся реагировать на заявления его самого и других жертв произвола.

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан