Главная / Культура / Рестораны заставляют готовить русские блюда. Но где их взять?

Рестораны заставляют готовить русские блюда. Но где их взять?

Рестораны заставляют готовить русские блюда. Но где из взять?
Историк российской кухни Павел Сюткин удивлён планами о внедрении нормативов на российские яства в ресторанах.

Что считать русским? Американские помидоры и картофель?

Грузинские шашлыки и узбекский плов? Немецкую колбасу и французские котлеты? Или нам сейчас всё это запретить, как нерусское?

«Смотри русское», «носи русское» безизбежно ведет к девизу «ешь русское». Но тут-то нас ожидают сюрпризы, — пишет в собственном Живом Журнальчике Павел Сюткин. — Каких только лишь мыслей не возникает на это счет в стране!

Планово идет ликвидирование тыс тонн «неприятельской» еды, каверзно прорвавшейся на русские просторы. Вынашиваются планы о введение нормативов на российские яства (то, что едят, чем питаются — любое вещество, пригодное для еды и питья живым организмам для пополнения запасов энергии и необходимых ингредиентов для нормального течения химических реакций обмена) в ресторанах. Отличающиеся духовностью, отвагой и аппетитом казаки отправляются рейдами по магазинам, выискивая крамолу.

Но все почаще мы сталкиваемся с обычным вопросом: как нам найти «русскость» того или другого товара или яства? И, самое главное, кто и как станет это делать? Вот, к примеру, салат с крабами – это российское яство? — Нет? А фактически почему? Крабы в наших морях водятся, а листья зелени давно выращиваются.

А картофельное пюре с котлеткой? — Фактически, очевидно чуждое. Картофель — американский, а слово котлета даже звучит не по-русски. Не говоря уже о том, что до конца XVIII века (до прихода германских и французских поваров) рубленые котлеты у нас и не использовались.

Или помидоры, политые растительным маслом? Вот, кстати, с помидорами все совершенно причудливо. Понятно, что происхождение из Америки уже само по себе делает их чуждыми и подозрительными. Вобщем, как тогда поступать с обыкновенными нашими щами или бычками в томате – неясно. И вообщем, нежели обернуться назад, то продукт данный – совершенная экзотика для нашей кухни даже во 2-ой половине XIX века.

Вот почитаем только лишь журнальчик «Российское слово» за 1859 год. «Вчера подали мне что-то красноватое, плавающее в оливковом масле. «Что это такое? Спросил я. – Томат, monsieur, яблоко любви. Яблоко любви весьма понравилось мне по самому наименованию и также по собственному кисленькому вкусу». А сейчас собранные на собственных 6 сотках и любовно закатанные в баночки эти самые помидоры уже не вызывают у россиян никакой аллергии от собственного зарубежного происхождения.

Сама по себе мысль использования местных товаров — полностью здравая. Это одна из тенденций современной кухни (Кухня (фр. Cuisine) — подбор блюд, совокупность кулинарии народа, страны, региона или же кулинарии, обусловленной определёнными кулинарными условиями), на коей захватили мировую славу много поваров и рестораторов. Но абсолютизировать ее нереально. Все-же климат у нас не средиземноморский. В благословенные русские времена даже обыденный репчатый лук просто напросто пропадал из торговли с января до мая-июня, когда новейший сбор заполнял магазинные полки.

И если уж мы заговорили про СССР, то как быть с русской кулинарной классикой? Все эти шашлыки по-карски, азу по-татарски, суп кюфта, венгерский гуляш, салат «Ташкент» и т. д. Это в свете сегодняшних инициатив, как рассматриваться станет?

Сами мы убеждены, что российская кухня обогащалась от взаимодействия с зарубежной. И считаем также, что наша государственная кулинария — не только лишь крестьянские домостроевские яства. Но и роскошная кухня XVIII-XIX века. Но как, к примеру, галантин с осетриной или майонез из дичи впишется в нынешнюю политическую действительность, мне непонятно. Да что там майонез! Знакомые нам с юношества котлеты по-киевски – это духовно или уже нет?

Пока же рвение «конечно есть российское» приводит время от времени к комичным результатам. Выдумывания новейших «патриотичных» заглавий для узнаваемых яств. К примеру, «Салат оливье от Петра I» или «Обрубленный шницель по рецепту Малюты Скуратова». В общем, ровно также, как было у нас в 1920-е годы, запомнившиеся кулинарам кроме остального еще и яством «Клецки по-пролетарски».

Как же быть сейчас со всем этим в меню ресторанов – совсем неясно. Пройдет ли экзамен на «русскость» салат с помидорами (или помидóр (лат) и огурцами (тоже подозрительными даже по наименованию, происходящему от греческого ἄγουρος). Или рестораторы будут обязаны конфузливо убирать его в конец, ставя на 1-ые пространства «редьку в патоке» и «репу, чиненую пряжеными печерицами?»

«Так конечно можно докопаться до пшеницы и ржи с их месопотамским происхождением», — пишет avb1.

✍ Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать», я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок: