Главная / Общество / Не хватило бензина? 10 лет лагерей!

Не хватило бензина? 10 лет лагерей!

Нe xвaтилo бeнзинa? 10 лeт лaгeрeй!

20 нoября в 12:00 нa мeмoриaльнoм кoмплeксe в районе 12 километра Столичного тракта в Екатеринбурге, где в 1930-х годах захоронили около 20 тыс. человек, расстрелянных в застенках НКВД, при участии супруги первого президента РФ Наины Ельциной и губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева откроют монумент «Маски Скорби» Эрнста Неведомого. С 2016 года мемориальный спец.комплекс находится в ведении Музея эпопеи Екатеринбурга. В этом году его сотрудники запустили новейший проект — Книжку памяти.

Еще одна история — мемуары Анисьи Зудовой, внучки расстрелянного в 1937 году старообрядческого священника из поселка Башкарки около Нижнего Тагила Сидора Зверева. На данный момент его останки покоятся посреди тысяч других в земле на 12 километре Столичного тракта.

— В Книжке памяти жертв политических репрессий о нем сказано кратко. Зверев Сидор Дмитриевич родился в 1878 году в селе Башкарка Тагильского района (сейчас Пригородный). Старообрядческий священник. Арестован 9 июля 1937 года, осужден 19 августа 1937 года. Расстрелян 25 августа 1937 года.

— Бабка Федосья Афонасьевна всю жизнь его ожидала, думала, живой он. Погибла она в 1958 году, так и не узнав, что случилось с ее супругом. Мы родились, не зная деда, помню только лишь, что бабка все молилась и молилась на кухне.

— Что вы понимаете о семье собственного деда, как они жили?

— Знаю, что дед и бабка жили в Башкарке, имели землю. Семья была немалая: сыновья Автоном — мой отец, его брат Феофан, дочки — Марина и Марфа. Землю обрабатывали сами, была лошадка, корова. У их было два дома, но они числились середняками. Беда случилась в 1929 году. Видимо, кто-то из односельчан позавидовал семье моего деда.

— Что случилось?

— Местная власть пришла и вообще все забрала. Семью просто напросто выгнали на улицу. Никого не заинтересовывало, как семья станет жить. Поселились они после этого в крошечном домишке на краю поселка. И выжили. Мы же кержаки-старообрядцы, сильны традициями и крепкими семейными узами. Но весьма им тяжело пришлось. Мой отец Автоном, он родился в 1900 году, был единоличником, делал бочки. Позже, в годы войны, раскулачивание легло пятном на его автобиографию. На фронт не взяли, только лишь в трудовую армию. А его жена, моя мать Дарья Иовлевна, была в колхозе конюхом, трудилася от зари до зари. Так что я про лошадок все знаю, выросла фактически на конном дворе.

— На раскулачивании тесты вашей семьи не закончились?

— Самое грустное было впереди. 7 июля 1937 года Сидор Дмитриевич был арестован. Я читала протоколы допросов, когда обратилась в архив. Сказано, что он, используя свое положение управляющего старообрядцев, организовал вокруг себя сектантов и проводил контрреволюционную деятельность. Допускал инсинуацию на русское правительство и разжигал ненависть к русской власти. Его совершенно точно пытали. В итоге тройка НКВД вынесла решение — расстрелять! Указом Президиума Верховного совета СССР от 16 января 1989 года решение тройки отменено за отсутствием состава злодеяния.

— Другие члены вашей семьи были репрессированы?

— Да, мне случаем удалось выяснить печальную историю из биографии моего дяди Феофана Сидоровича. Знаю, что он возвратился с Великой Российскей войны с орденами и медалями. Но листая Книжку памяти в поисках инфе о дедушке, натолкнулась на красная строка, посвященный дяде Феофану. Я была просто напросто в шоке. Там было сказано, что 9 октября 1937 года он был арестован и получил 10 годов лагерей.

— В чем он инкриминировался?

— Феофан трудился шофером в той же деревушке, где жила семья. Он возил делегатов в Нижний Тагил на конференцию. В один прекрасный момент не хватило бензина, и он предложил делегатам пойти пешком, а он раздобудет бензин и догонит их. Делегаты возмутились, сочтя такое поведение шофера антиправительственной деятельностью. Последовали жалоба и арест. Дали 10 годов лагерей. Правда, началась война, дядю Феофана оправдали и выслали воевать. С войны он возвратился героем. До самой собственной смерти он водил автобусы в Нижнем Тагиле. Многие его уважали.

— Вернемся к периоду, когда семью Зверевых раскулачили. Как правило, раскулаченных переселяли в остальные районы и даже области, а семью вашего деда оставили в деревне. Почему?

— Ответ обычный: раскулачивали местные, никаких судебных решений и иных процедур не было. Никак не оформили, просто напросто ограбили. Выгнали из дома, и живите, как желаете. Никому вы не необходимы. Сейчас нам приходится обосновывать, что мы были раскулачены, что мы жертвы политических репрессий. Справки собрали даже.

— Как сложилась предстоящая жизнь семьи?

— Со временем смогли приобрести дом вообще все в той же деревне и жили в нем всю жизнь. В 1936 году родилась я. В 1962 году вышла замуж и переехала с супругом в Свердловск, в УралНИИСХоз. Потом маму Дарью Иовлевну к себе перевезли.

— Каким человеком был ваш отец Автоном Сидорович?

— Он был неразговорчивым и замкнутым человеком, неудовлетворенным жизнью. И фактически ничего не говорил о своей семье, а тема ареста дедушки была закрыта. Я ни разу у отца на коленях даже не посиживала, по головке он меня не погладил. У нас, у кержаков, весьма сильны семейные традиции, слово старших было указом. Но при всей суровости отца в нашей семье никогда не было ссор, кликов, какого-либо шума, вообще все тихо и невозмутимо. Все с наибольшим уважением относились друг к другу. С матерью своей, моей бабушкой Федосьей Афонасьевной, отец отлично общался. Она была у нас светом в оконце. Вот и с супругом своим, Владимиром Фомичом, тоже старообрядцем, я всю жизнь прожила. Я по профессии учитель исходных классов, но семья живет совершенно по иным правилам. Мне и супруг говорил: переступила порог дома — ты конечно уже не учитель, а супруга и мать.

— Вы приняли веру, коей придерживалась ваша семья?

— Я 47 годов учительствовала в школе в УралНИИСХозе, гласила детям о Гагарине, о космосе. На данный момент признаю Бога и посещаю старообрядческую церковь на ВИЗе. Моя дочка посещает церковь, а отпрыск пока конечно еще не пришел к вере. Но это личное дело всякого. Всему свое определенное время. Главное — держать в голове о нелегкой судьбе наших дедов и прадедов и сделать вообще все, чтобы такое больше не повторилось.

Орининал новости

✍ Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать», я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан