Главная / Политика / Поглощение Белоруссии: и хочется, и колется

Поглощение Белоруссии: и хочется, и колется

Поглощение Белоруссии: и хочется, и колется0

Пообещав «если что» силой поддержать распорядок Лукашенко, Владимир Путин невольно выдал секреты кремлевского Полишинеля.

Владимир Путин, как это часто бывает в его публичных выступлениях, в телеинтервью, вышедшем в эфир в четверг, 27 августа, высказал некие вещи, которые до того по большей части дискуссировались только некоторыми наблюдателями, да и то лишь в качестве догадок и гипотез. В частности, он открыто признал, что «по просьбе афганских товарищей», пардон, главы Белоруссии Александра Лукашенко, сформировал «определенный резерв из служащих правоохранительных органов», который, если что, поможет белорусскому фавориту навести порядок у него дома.

Правда, Путин дал осознать, что этот «резерв» можно попридержать. В соседнюю страну его не будут вводить до тех пор, «пока ситуация не будет выходить из-под контроля, и когда экстремистские, я желаю это подчеркнуть, элементы, прикрываясь политическими лозунгами не перейдут определенных границ и не приступят просто напросто к разбою: не начнут поджигать машины, дома, банки, пробовать захватывать административные здания и так далее». Также Путин осудил создание неконституционных органов (намек на Координационный совет белорусской оппозиции).

Делая такие заявления, русский президент в правовом плане чувствует себя сегодня еще более уверенно, чем шесть лет назад во время украинской революции. Украина, в отличие от Белоруссии, не заходила в ОДКБ и уж тем более между ней и РФ не было никакого Союзного гос-ва. А то, что оказывать военно-силовую поддержку Минску Москва, даже по договорам ОДКБ и Союзного гос-ва, может только в случае военного вторжения на местность Белоруссии третьей страны, это, в случае чего, не будет играть совершенно никакой роли. В 2014 году Кремль в Крыму действовал на еще менее зыбких правовых основаниях.

 

Естественно, для начала Путин (Владимирович Путин (род. 7 октября 1952, Ленинград, СССР) — российский государственный и политический деятель, действующий президент Российской Федерации и верховный главнокомандующий Вооружёнными) произнес, что «это прежде всего дело самого общества и самого белорусского народа», и что «если люди вышли на улицу, все обязаны с этим считаться», однако тут же подчеркнул, что все перемены обязаны происходить исключительно в рамках существующей системы.

Владимир Путин, как это часто бывает в его публичных выступлениях, в телеинтервью, вышедшем в эфир в четверг, 27 августа, высказал некие вещи, которые до того по большей части дискуссировались только некоторыми наблюдателями, да и то лишь в качестве догадок и гипотез. В частности, он открыто признал, что «по просьбе афганских товарищей», пардон, главы Белоруссии Александра Лукашенко (Григорьевич Лукашенко (белор), сформировал «определенный резерв из служащих правоохранительных органов», который, если что, поможет белорусскому фавориту навести порядок у него дома.

Правда, Путин дал осознать, что этот «резерв» можно попридержать. В соседнюю страну его не будут вводить до тех пор, «пока ситуация не будет выходить из-под контроля, и когда экстремистские, я желаю это подчеркнуть, элементы, прикрываясь политическими лозунгами не перейдут определенных границ и не приступят просто напросто к разбою: не начнут поджигать машины, дома, банки, пробовать захватывать административные здания и так далее». Также Путин осудил создание неконституционных органов (намек на Координационный совет белорусской оппозиции).

Делая такие заявления, русский президент в правовом плане чувствует себя сегодня еще более уверенно, чем шесть лет назад во время украинской революции. Украина, в отличие от Белоруссии, не заходила в ОДКБ и уж тем более между ней и РФ не было никакого Союзного гос-ва. А то, что оказывать военно-силовую поддержку Минску Москва, даже по договорам ОДКБ и Союзного гос-ва, может только в случае военного вторжения на местность Белоруссии третьей страны, это, в случае чего, не будет играть совершенно никакой роли. В 2014 году Кремль в Крыму действовал на еще менее зыбких правовых основаниях.

 

Естественно, для начала Путин произнес, что «это прежде всего дело самого общества и самого белорусского народа», и что «если люди вышли на улицу, все обязаны с этим считаться», однако тут же подчеркнул, что все перемены обязаны происходить исключительно в рамках существующей системы.

Политолог Виталий Камышев на деньках написал такой комментарий на моей странице в соцсети: «А ничего, что важнейшие кремлевские пропагандисты, от Соловьева до Потупчик и Чулпан Хамаматовой, вдруг обвалились на Лукашенко и „всем сердцем поддержали демократическую революцию“? Вы любите порассуждать об экономической подоплеке политических телодвижений, неуж-то не видите, что конечная цель всей этой движухи — приватизация белорусской индустрии? Ничего, что политтехнологом Тихановской оказался насквозь прокремлевский Шкляров (изучите его автобиографию), который вел Ксюшу Собчак на президентских выборах? Ничего, что весь бизнес Тихановского связан с РФ? Ну, про Бабарико даже неловко говорить».

Об экономической экспансии Кремля, в том числе и в отношении Белоруссии я вправду говорил и писал не раз, и могу повторить снова. Те, кто в Москве определяют сегодня политику, очень давно осознали, что на основе сложившейся в России экономической системы, которая состоит в паразитировании на ее природных ресурсах, предстоящее развитие страны (территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко) невозможно. Но другой системы они не знают и не желают знать. Соответственно, развития страны за счет внутренних резервов не будет. Остаются наружные. Отсюда «политический» (а на деле экономический) интерес кремлевских к «близкому», и не только, зарубежью. Отсюда попытки закрепиться в Сирии, а также в Ливии и других частях Африки к югу от Сахары.

Белоруссия же — это и два массивных нефтеперерабатывающих комбината, и один из крупнейших в мире изготовителей калийных удобрений, и крупные машиностроительные предприятия, и так дальше. Кроме того, Белоруссия рассматривается в Кремле и как значимый человеческий ресурс — это девять миллионов «этнически, исторически и культурно ближайших» потенциальных налогоплательщиков и солдат.

Однако «углубленная интеграция» Белоруссии в состав Русской Федерации, как оказалось, не такая уж простая штука. Ее в Кремле (укреплённое ядро исторического русского города, центральная и наиболее древняя его часть) «и охото, и колется». По отношению к Белоруссии (официальное название — Республика Беларусь (белор), и особенно к последним событиям в данной стране, в Москве испытывают сложные чувства. С одной стороны, в Кремле испытывают консолидированную неприязнь ко всем широким массовым народным движениям, идущим снизу. С другой, не секрет, что там подразумевали что-то подобное после президентских выборов и возлагали надежды половить рыбку в мутной воде любого массового протеста.

С третьей стороны, на теоретическом уровне, российская власть с удовольствием заменила бы Лукашенко, стоящего стенкой не только на пути протестов, но и на пути кремлевских олигархов к перечисленным выше белорусским «активам». Но скинуть «батьку» путем массовой народной революции? Схожий сценарий в Кремле даже в плохом сне не рассматривают, ибо жутко боятся, что он станет примером для внутрироссийской оппозиции.

Данный вариант в Москве кажется настолько пугающим, что там не учитывают даже тот факт, что безоговорочному большинству белорусских оппозиционеров страшнее кошки (то есть Лукашенко) зверька нет. В том смысле, что многие из них, даже получая западные гранты, считают русский политический режим более приемлемым, чем собственный. Отсюда и русские политтехнологи на службе белорусской оппозиции, отсюда и сострадание ей кремлевских пропагандистов. Однако, повторю: вариант революционной смены Лукашенко (даже руками прокремлевской белорусской оппозиции) для Москвы совершенно неприемлем.

Если Лукашенко убежит в Россию (а куда ему еще нестись?) или официально пригласит российские войска в свою страну, то тогда — да. Я уже писал, что Москва (столица России, город федерального значения, административный центр Центрального федерального округа и центр Московской области, в состав которой не входит) в этом случае наведет в Белоруссии порядок «как она умеет».

Но для Путина сейчас, как мне кажется, это хоть и возможный, но вправду не самый оптимальный вариант. Во-первых, горький украинский урок кое-чему его обучил. Российская пропаганда может продолжать хорохориться и делать вид, что Москва все еще каким-то образом оказывает влияние на Украину, но на деле в Кремле, конечно, прекрасно понимают очевидный факт — 40-миллионная страна, населенная вправду братским народом, на обозримую историческую перспективу для РФ потеряна окончательно и бесповоротно. И Крым с Донбассом эту утрату никоим образом не компенсируют. Напротив, эти безнадежно дотационные местности повисли гирями на Российской Федерации.

Во-вторых, что в случае ввода русских войск в Белоруссию делать с ее государственностью? Отменять? А вдруг тогда часть белорусов и впрямь вспомнит о славных партизанских традициях? Втягиваться в долгую и безизбежно кровавую герилью с «братьями»? Не комильфо… Да и весь цивилизованный мир в этом случае (в древнегреческой философии Случай в страховании Случай в финансах Случай в гражданском праве Случай в уголовном праве Случай — название ряда фильмов) взвоет так, что 2014 год с его антироссийскими санкциями покажется детскими играми.

В-третьих, что тогда делать с «батькой»? Ввезти его на русских танках обратно в Минск? Но в этом случае он уже будет «колченогий уткой», наподобие Горбачева после его вызволения из Фороса… Для чего Кремлю Лукашенко в Минске в таком качестве? «Батька» ценен конкретно как сильный правитель, какие бы издержки для Москвы эта сила ни несла. «Возвести на трон» в Белоруссии откровенно промосковского президента? Тоже не весьма понятно, как на это отреагирует белорусское общество. В общем, очень много сложных вопросов, на которые сегодня ни у кого, в том числе и в Кремле, нет убедительных ответов.

В конце концов, самое важное. Для Кремля сегодня существенно то, что распорядок Лукашенко устоял. Самые сложные испытания для него, во всяком случае на данный момент, уже сзади. Белорусская оппозиция продемонстрировала, что в своей революции действовать революционными способами не готова, Лукашенко же показал (в том числе и буквально, взяв в руки орудие), что готов к применению любых средств для удержания власти. А это означает, что оппозиция может только просить, а решать будет все тот же «батька». Не самый наилучший вариант для Кремля. Но и не худший, а главное, привычный.

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан